Ars longa, vita brevis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Законченные Ориджиналы » "Рождённый Весной" NC-17, BDSM, Насилие, Нецензурная лексика


"Рождённый Весной" NC-17, BDSM, Насилие, Нецензурная лексика

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Автор: Nitka
Бета: JenRex
Персонажи: Стен/Хару
Рейтинг: NC-17
Жанры: Юмор
Предупреждения: BDSM, Насилие, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов
Размер: Миди
Статус: закончен
Описание: Хару - серенький, можно даже сказать жалкий преподаватель истории в универе, но это только днём. Ночью же у него совсем другая личина: соблазняющая, яркая и до жути сексуальная, ведь он - хост...

Примечания автора:
А это арт от Anelianisa: http://i057.radikal.ru/1201/59/ea2d5a7b2a56.jpg
Пасибки тебе за него огромнейшее :) Впервые на моей памяти кто-то нарисовал арт по одному из моих ориджей :)

Цикл: «Ни разу не шлюха»
1. «Рождённый Весной» http://ficbook.net/readfic/22433
2. «Соблазнить ангела» http://ficbook.net/readfic/102073

Разрешение на выкладку получено.

0

2

Глава 1: Девственник

Перед прочтением, так как многие спрашивали, напишу, кто ж такие хосты.
*Хост - вольная интерпретация "хастлера", применяемая в Японии. Вот допустим, слышали такое слово, как жиголо (мужчина, предоставляющий услуги мужской проституции. Слово представляет собой мужской род от французского слова gigolette, которое, в свою очередь, вероятнее всего, произошло от названия старинного французского танца «gigue» (фр. нога). Этим же словом определяется мужчина, живущий на содержании женщины, старше его по возрасту, или на содержании богатого любовника-мужчины. смотр Википедию). Это почти то же самое. У хостов есть свой клуб, в котором они работают. Но прежде всего: хосты НЕ предоставляют интимных услуг. Они только развлекают, разговаривают, ухаживают за посетителями. Естественно есть хастлеры как мужчины, так и женщины, но в своём большинстве, те работают по разным клубам.
Чтоб лучше понять, советую посмотреть мангу/аниме Хост-клуб старшей школы Оран (Клуб свиданий старшей школы), хотя и не совсем то, но очень похоже, ну или: Клуб Шнапс. Это небольшая серия.
1. Когда мужчина любит мужчину.
2. Последний вальс.
3. Ночное искушение.
Мангу следует искать по отдельности, но истории идут именно в таком порядке.
Приятного прочтения.

— Харухи-сенсей, – подняла руку студентка, наигранно стреляя глазками. – А можете мне помочь позаниматься после уроков?

Молодой парень лет двадцати пяти оторвался от созерцания журнала и посмотрел на девушку как на душевнобольную.

— У тебя что, парня нет? У меня есть более интересные занятия, чем помогать тешить твоё самолюбие.

В аудитории раздались смешки: ещё одна жертва пала у стен ледяной крепости учителя.

— А меня? – под заинтересованными взглядами поинтересовался какой-то парень.

— А вот твоё потешу, если сдашь мне тест на «отлично», – даже не глядя на него, отозвался тот.

Все рассмеялись уже в открытую: кто-кто, а он точно не сможет.

— Тест сам не напишется! – предупредил их Харухи и посмотрел на часы. – У вас ещё десять минут, проведите их с пользой!

— Да, сенсе-е-е-ей, – протянули студенты.
* * *

— Харухи-сенсей, – обратилась директриса к учителю. – Как прошли тесты?

— Замечательно, – отозвался тот, понимая, что директриса просто так не вызовет.

— Тогда через четыре часа я хочу, чтобы вы съездили с ними и ещё с несколькими студентами на экскурсию в соседний город с ночёвкой, вы ведь там ещё и живёте!

Харухи издал обречённый стон:

— Они же меня с потрохами сожрут!

— Ну зачем же так критично, Харухи-сенсей, вы просто прогуляетесь, посмотрите достопримечательности, а потом переночуете и приедете обратно.

— Вечером и ночью я с ними быть не смогу! – основательно отрезал он. – У меня, знаете ли, свои планы!

Директриса внимательно посмотрела на блондина в мешковатой одежде, предполагая, какие же у этого замухрышки могут быть планы. Единственное, что в нём примечательно — это яркие, голубые глаза, которые были скрыты не просто большими, а прямо-таки огромными круглыми очками. Волнистые тёмно-русые волосы и то напоминали пакли, без дела свисающие с обеих сторон, а сзади, собранные в хвост, больше напоминали волосы какого-то болотного йокая*.

— Хорошо, они ведь не дети, могут о себе позаботиться, – согласилась директриса. – Ваша задача только показать им достопримечательности.

— И что мне за это будет? – спросил учитель, вопросительно подняв одну бровь.

— Кхм, – директриса прямо подавилась от такого наглого вопроса. – Ну, скажем, плата за неполный рабочий день.

— И за это я два дня буду мучиться с бешеными детками?

Директриса растерялась. Этот профессор работал у них всего два года, что относительно недолго, по сравнению с остальными. Но до этого он никогда не проявлял каких-либо претензий.

— Хорошо, вы получите премию, – сдалась она.

Харухи поклонился и вышел.

Вообще-то, на вечер у него были совершенно другие планы, а эта экскурсия всё портила. Единственное, что не давало ему уйти отсюда и полностью приступить к той работе, которой занимался с гораздо большим удовольствием, был контракт. Он обязывал всех работников клуба иметь прикрытие на второй работе. Его работа – это учить студентов. Даже при том, что директриса – редкостная стерва.

С такими мыслями он, не переодеваясь, пошел на автобусную остановку. Через три часа и появились эти самые детки. Веселая шумная компания, в центре которой был Стен – двоечник, часто доводивший Харухи до белого каления своими шуточными поползновениями. Хотя Хару** и сам не прочь побывать в постели у черноглазого высокого брюнета, но он понимал, что работа стоит на первом месте. Учитель легко мог соблазнить Стена, но, если об их связи узнают, придется подыскивать другую работу. А ведь для студента это всего лишь игра…

— О, Харухи-сенсей!– воскликнул он, трагически вскидывая руки. – А мы-то думали, кто нас повезёт? Неужели вы наконец-то решили согласиться на моё предложение?

— Какое предложение? – спросила одна из студенток, так как Хару решил оставить это без комментариев.

— Как? Неужели вы не знаете? – он картинно закатил глаза, прикладывая руки ко лбу и сердцу. – Я предлагал ему выйти за меня замуж, а он почему-то отказывается…

Стен притворно всхлипнул и под дружный смех залез в подготовленный ранее автобус, выкрикивая что-то вроде: «Сенсей, вы покорили моё сердце» или «Как я буду без вас жить?». На что Хару обречённо вздохнул и, подождав, пока все зайдут, залез сам. Автобус направился в родной город Харухи.

Ехали они несколько часов, но скучно не было: студенты то и дело распевали пошлые стишки и песенки, обмениваясь вполне безобидными подколками, но только не на счёт Хару. Те, что летели в его адрес, были особенно изощренными, заостряясь на непримечательной внешности сенсея. Так и прошла вся дорога. Но зато профессор отомстил студентам, когда они осматривали достопримечательности. Три тысячи шестьсот четыре ступеньки во вход один из храмов — было достойным наказанием. Самому учителю не привыкать, он жил неподалёку оттуда и в детстве каждый день по несколько раз преодолевал эту страшную дистанцию. Но студенты получили сполна. Они только к вечеру добрались до гостиницы, где и остановились. Хару зачитал им короткую лекцию, что будет, если их застукают за непристойностями, чем несказанно удивил молодых людей. Они, оказывается, и понятия не имели, что Харухи-сенсей знает, что такое секс. Тот только хмыкнул и ушел к себе домой.

Вот тут и начинались быстрые сборы. Буквально залетев к себе в квартиру, раздеваясь на ходу, он зашел в душ. Смывая с себя все следы грязи и пота, он, наконец, почувствовал желанное удовольствие. Как ни крути, а ходить без ежедневного душа поначалу было для него сплошным испытанием. А потом немного привык. Да и подколки студентов доставали уже не так остро. Выйдя из душа, хастлер отряхнулся, как большая собака, и пошел к зеркалу сушить волосы. После мойки и сушки они стали очень послушными и яркой светлой волной легли на плечи. Хару отточенным движением завязал их в хвост. Потом, надев черные джинсы, белую майку, черную шелковую рубашку, застегнув не на все пуговицы и прицепив туда ослабленный белый галстук, он снова посмотрел в зеркало. Нескладного простенького преподавателя тут и в помине не было. Перед зеркалом стоял самый настоящий Хост, с большой буквы. И не просто хост, а первый номер в BDSM клубе «Для Весны». Полное назначение которого, было известно только в очень узких кругах, но члены клуба приносили огромные взносы в прибыль.

Хотя внешними услугами пользовались все, так как были самыми безобидными. Тридцатиэтажное здание использовалось как хост-клуб, правда, таковыми были только четыре первых этажа. А остальные двадцать шесть использовались для интимных услуг и тёмных делишек. Вот поэтому все хосты должны были иметь вторую работу, чтобы в случае чего их не поймали за хвост. Последний раз взглянув в зеркало, Хару обул белые шузы и в таком развратном классически черно-белом стиле отправился к зданию клуба. Хозяином был сорокалетний привлекательный мужчина, тоже развлекавшийся подобным образом. С самого начала он вбивал новичкам четыре основных правила:

1. Нет разницы, кто перед вами, мужчина или женщина, ваша задача — всегда и полностью удовлетворять клиента.

2. Не предоставлять интимные платные услуги постоянным посетителям первых четырех этажей. Все должны думать, что наше заведение полностью легально и не предоставляет услуг интимного характера.

3. Беспрекословно вести себя на второй работе. Никто не должен заподозрить в вас «паршивых овечек» в их «белом и пушистом» обществе.

4. Отрицать все связи с клубом. Если уже попадётесь, то сначала выкручивайтесь сами, а потом вам помогут.

В остальном они были полностью свободны. Хосты могли получить две комнаты в любом из кварталов Красных фонарей и тому подобных заведениях. Спать могли с кем угодно, только не с постоянными посетителями хост-клуба. И вообще, слово таких «шлюх» имело большой вес в криминальном мире.

Вот и сейчас Хару прогуливался в поисках своей очередной «жертвы». У него был законный отпуск, но две недели без секса — это всё-таки перебор. Тело просто ныло от неудовлетворённого желания, и, чтобы не наброситься на первого встречного, он решил пойти в клуб. Только парень оказался возле двери, как его кто-то окликнул:

— Эмм… можно вас на минутку? – Харухи повернулся и увидел перед собой студента.

Того самого, который подкалывал его с самого начала года.

— Чего тебе, малыш? – губы хастлера расплылись в лукавой улыбке.

— Эмм… вы ведь хост? – Харухи даже удивился, с каким стеснением у него это спрашивали.

— Да, а зачем тебе?

— Не могли бы вы… — он мило покраснел, и Хару, наконец, понял, к чему тот ведёт.

— Заняться с тобой сексом?.. – полуутвердительно спросил он.

Стен чуть заметно покраснел, но подтвердил.

— А денег-то хватит? – легко касаясь мочки уха студента носом, спросил Хару.

Парень серьёзно кивнул.

— Ну, тогда пошли, – пожал плечами хост, мягким прикосновением беря Стена за руку, повёл в неизвестном направлении.

Зайдя в первый попавшийся отель, он попросил ключ от комнаты на самом верхнем этаже и, забрав его у ухмыляющегося администратора, потянул парня за собой наверх. В лифте воцарилась неловкое молчание, нарушаемое только тихим дыханием. Лифт прибыл на место, и Хару со Стеном быстро нашли нужную комнату. Харухи открыл дверь, жестом предложив гостю зайти. Парень, пытавшийся всеми силами побороть смущение, зашёл в тёмную комнату. Не включая свет, хост чирком спичек зажёг розовые свечи и пригласил парня на постель. А тот не мог сделать и шагу, очарованный зрелищем раздевающегося блондина на широкой кровати. Закончив стягивать одежду, тот понимающе улыбнулся и встав, взял рукой галстук, мягко потянув его на себя, заставляя брюнета подходить вперёд.

Когда тот был уже совсем близко, Хару одним рывком подмял его под себя и начал зубами расстёгивать пуговицы на рубашке. Стен только судорожно сглотнул, а хост поднял голову и провоцирующее облизнулся. Тогда парень попытался взять все в свои руки, но опытный любовник не дал ему этого сделать. Он так же, зубами расстегнул молнию на джинсах и облизнул скрытый трусами, уже и без того возбуждённый член. Из горла Стена послышался сдавленный стон, а Харухи, не отрываясь, снял с парня джинсы, носки, а затем и трусы, оставив того только в тонкой рубашке с галстуком.

Дыхание брюнета стало гораздо тяжелее, когда хост умелым язычком провёл по головке члена. Затем медленные поглаживания языком, и руки Стена непроизвольно вцепились в волосы Хару, пытаясь то остановить, то опять ускорить его движения. Одними только прикосновениями хост довёл парня до пика, но, когда тот уже готов был кончить, сжал член у основания.

— Убери, – хрипло шепнул парень, но хастлер облизнулся, ещё сильнее сжимая и немного ослабляя возбуждение.

После этого Харухи немного привстал и, забравшись на самый край постели, начал что-то искать в тумбочке.

— Неужели у них нет? – возмущенно хмыкнул он, своей насупленной мордочкой, вызвав смех у партнёра. Затем, ещё немного порыскав, снова хмыкнул, но уже удовлетворённо – на этом этаже у нас что-то вроде Отеля Любви.

Он повернулся к студенту с какой-то баночкой.

— Что это? – недоверчиво спросил парень.

— Малыш, ты что, с Луны свалился? — скептически посмотрел на него хост. – Это лубрикант. Его обычно используют девственницы, чтобы уменьшить боль, или такие, как мы с тобой.

Харухи, закрыв тумбочку, подполз ближе, и Стен понял, кому здесь отведена роль пассива.

— Я хочу быть сверху, – невольно краснея, заявил он.

Хару посмотрел на него с любопытством. Да, парень больше походил на актива, но он всё же решил проверить свою догадку.

— Малыш, ты ведь никогда не спал с парнями?

Тот побледнел, но решил ответить честно:

— Нет.

Хост улыбнулся.

— За честность – уважаю. Не парься, мне с такими, как ты, не в первый раз. Я научу тебя.

Последнюю фразу он произнёс уже почти шепотом над самым ухом Стена, и по телу того прошла дрожь. Хару протянул ему баночку и ободряюще ухмыльнулся. Парень рассеянно улыбнулся в ответ, дрожащими пальцами взяв смазку. Харухи, отвернувшись, попытался спрятать предвкушающую улыбку: судя по всему, сегодня будет весело.

— Возьми смазку и просунь её здесь, – полушепотом произнес он, садясь на Стена сверху и раздвигая ноги.

— Х… хорошо, – запинаясь, сказал парень и принялся открывать баночку.

Как только палец оказался внутри, с губ Хару сорвался сладкий стон, но этого явно было мало.

— Малыш, иди к чёрту со своими ласками, просто возьми меня, – хрипло попросил он, но Стен медлил.

Тогда хост, выругавшись, наклонился к студенту и жестко его поцеловал. Этот страстный, умелый поцелуй просто свёл второго с ума, он убрал пальцы от ануса хоста и вплёл их в его волосы. А Харухи, просто приставил головку члена к кольцу мышц, смазал его лубрикантом и резко впустил в себя, выдыхая и тем самым прерывая поцелуй.

— Мать моя… — наконец оживился Стен, широко распахивая глаза.

Стен ещё никогда не занимался сексом так чувственно. Партнёр просто сводил его с ума. Даже те высококлассные шлюхи, которых он заказывал в Париже, не дарили ему такого наслаждения. А сейчас он был готов кончить от одного вида его партнёра, который, прикрыв глаза от удовольствия, насаживался на его член. Хотя всё же немного раздражало обращение «Малыш», но всё-таки ЭТО было чертовски приятно. И когда они кончили, таинственный блондин, не подавая признаков усталости, подал ему руку и пригласил в душ. А там всё началось по новой…

Проснулся Стен уже один, но ни последствий бурной ночки, ни самого загадочного любовника не наблюдалось. Повернув голову, он с ужасом обнаружил, что уже полдесятого. Сорвавшись, парень совершил рекорд по переодеванию и второпях выскочил из помещения, бегом добравшись до остановки.

— Вау, Стен, ну и видок у тебя! – присвистнула его сокурсница.

Стен в недоумении почесал «шухер» на голове и потребовал зеркало.

— Мать моя… — высказался он, глядя на засосы и укусы у себя на теле.

Он думал, что это уже всё, однако какой-то мальчишка подбежал к нему и со словами: «Это вам от знакомого», передав записку, убежал. Стену ничего больше не оставалось, как развернуть бумагу. Однокурсники тоже было просунулись, чтобы увидеть «очередное любовное письмо», но сам получатель, едва прочитав первые строки, быстро опустился на корточки, закрыв голову руками. На его щеках был яркий румянец.

— Эй, что с тобой? – забеспокоились его однокурсники, обступив парня.

— Ничего, – еле слышным шепотом выдал Стен, а потом, поборов смущение, решительно поднялся, но записку так и не показал, бережно положив её в карман.

— С добрым утром, – поздоровался он с учителем.

— С добрым, – ответил тот, заодно поприветствовав и всех остальных. – Прошу в автобус.

Когда все зашли, Хару всё-таки не выдержал и тихонько засмеялся, ведь записка гласила:

«Привет, малыш. Ну, как тебе ночь? Мне понравилась. Я думаю, что мы с тобой ещё встретимся, ведь ты мне так и не заплатил. Твой Хост».

*Йокай - класс сверхъестественных существ в японской мифологии. В этот класс входят они (чудовища), Юки-онна (снежная женщина), Каппа (можно сказать водяной), Китсунэ (лиса) и.т.д. Очень часто такие существа имеют некоторые человеческие черты и сверхъестественные способности. Чтоб узнать побольше, просто посмотрите аниме/мангу Nurarihyon no Mago (Внук Нурарихёна)

**Хару - от японского (Haru) Рожденный весной.

0

3

Глава 2: Показушник
"Наконец-то выходной" — зевнув, подумал Хару, сладко растянувшись на огромной кровати. Встав, он почувствовал не только бодрость, но и неудовлетворённое желание. Буркнув что-то насчёт некомпетентности начальства, он, совершенно обнаженный, вышел на балкон и заорал:

— ХОЧУ СЕКСА-А-А-А!!!

К огромнейшему удовольствию Хару, все прохожие начали оборачиваться и смотреть на него. Увидев хоста, они в смущении отводили взгляд, потому что застекленный сверху донизу балкон НИЧЕГО не скрывал, не смотря на то, что это был седьмой этаж.

— Заткнись, шизик, — послышался недовольный голос рядом.

На соседний балкон вышел полуобнаженный Наоки — хозяин "Для весны".

— Ты портишь репутацию нашего клуба, — а потом, с ухмылкой оглядев шипящего, что "тут уже давно портить нечего" Харухи с ног до головы, заявил:

— А ты похорошел.

Совершенно не стесняясь, хост покрутился перед хозяином, соблазнительно вильнув бедром.

— Змей-искуситель, — облизнулся Наоки, и Хару явственно увидел его эрекцию через штаны.

— Так может, ко мне? — соблазнительно улыбнулся Харухи.

Наоки хмыкнул:

— Так вот чего ты добивался?

— Ну хозяин, ну хозяин, — теперь уже заскулил Хару, понимая, что замысел раскрыт. — У меня же и клиентов нет, и я давно ни с кем не спал, прибыли от меня никакой.

— У тебя отпуск.

— Я о нем не просил!

— А тот парниша? Мне Тони три дня назад говорил, что ты тогда с утра как мартовский кошак горланил.

— Так это было три дня назад! – надулся Харухи, положив подбородок на подоконник, и шутливо потянулся руками к Наоки. – А перед этим я целых две недели ни с кем не спал! Ну хозяи-и-ин.

— Что, детишки замучили?— хитро улыбнулся тот, тоже протягивая руки и слегка касаясь кончиков пальчиков хоста.

— Это ты мне ещё за тот случай отомстил, да?! – хмуро спросил Харухи, безуспешно пытаясь ухватить пальцы хозяина.

— Какой случай… ах, тот случай? Нет, за ТОТ случай ты должен заплатить серьёзнее.

— Хозяин, это же было больше двух лет назад!

— А мне всё равно. Ту попойку я вам вовек жизни не забуду.

Хару обиженно убрал руки и сел на стульчик, закинув ногу на ногу.

— Хозяин, вы отошли от темы. Может, зайдёте ко мне, а я вам помогу, – он выразительно посмотрел на эрекцию владельца клуба.

— Дорогой мой Хару, – хитро усмехнулся Наоки. – У меня тут клиент, которого ты своими адскими криками умудрился разбудить. И вот теперь мне нужно как-то отплатить за хамское поведение моего подчинённого. Кириши, может уже выйдешь?

На балкон вышел полуобнаженный мулат, с улыбкой посмотрев на хоста.

— Кириши, предатель! – искренне возмутился Хару, вскочив со стула. – Всё! Не дождёшься теперь моего обслуживания!

— Ммм… — зевнул Киришима. – У тебя отпуск. На море куда-нибудь съезди, – снова зевок. – От нас отдохни.

— Да, развейся, голосистый ты наш, – поддержал его голос сзади.

Хару обернулся и увидел, что не только Кири с Наоки проснулись от его возгласов. На балконах, из окон показались такие же хосты и их ночные клиенты, наблюдая за спектаклем. Никому из хостов это не было в новинку: у Хару всегда были свои тараканы в голове, и когда ему становилось скучно, он и не такое устраивал. Его не трогали только потому, что за что бы он ни брался, то делал качественно и до конца, будь то приготовление пищи или секс.

Зато некоторые клиенты видели такое впервые, и теперь они, как и случайные прохожие, наблюдали за развитием событий. Для Хару тоже это было чем-то вроде своеобразного развлечения: ему, как «первому номеру», многое спускалось с рук, чем он неоднократно пользовался. Вот, например, только он называл босса «хозяин», а не «Наоки-сан», что сначала сильно раздражало последнего, но потом, поняв, что из куриных мозгов своего хоста это уже не вытравить, смирился.

— Развлеки себя сам, – под смешки «зрителей» предложил Наоки, заходя внутрь и забирая с собой Киришиму.

— Только если вы посмотрите, предатели, – буркнул им вслед Хару и, облокотившись на балкон, посмотрел вниз.

Вообще-то, можно было поехать на море. Он не был там довольно давно, и съездить, скажем, на Окинаву, не составило бы труда. Немного подумав, Хару недовольно скривился: на Окинаве про секс можно только мечтать… разве что самому пойти на улицу Красных Фонарей. Хост сладко потянулся и зевнул.

— Эй, ты сейчас свалишься, – предупредил его Тони.

— Значит, в газетах меня запомнят как единственного и неповторимого «Голого самоубийцу», — хмыкнул тот, поглядев вниз, а после, посмотрев на обладателя голоса, скривился:

– Ну что, Брут, сдал меня с потрохами?!

— Я?! – притворно удивился Тони под улыбки и не думавших расходиться невольных зрителей. – Я просто отчёт ему отдал!

— В отчёте был пункт «Слежка за Хару»? – хмуро спросил хост.

Тони отвёл глаза.

— У меня сейчас никого, Кейта куда-то уехал, и похоже, надолго. Так что, может, я к тебе зайду? – поспешил он сменить тему.

— Для предателей моя квартира пуста, – растягивая слова, процитировал Хару и неспешной походкой зашел внутрь, тем самым давая понять, что спектакль окончен.

— Сегодня же поеду на Хоккайдо, – вздохнул он и завалился обратно на кровать.

0

4

Глава 3: Развратник
Сегодня Хару встал раньше обычного. Он только вчера прилетел на Хоккайдо и расположился в одном из приморских отелей. Полностью разложился и устроился парень только к вечеру, поэтому сразу завалился спать.

А сегодня утро выдалось, что ни на есть замечательным: светило утреннее солнышко, а из открытых окон веял свежий морской ветер.

«А не искупаться мне просто вот так?» — подумал Харухи, оглядев своё совершенно голое тело.

Он привык спать обнаженным и никогда не собирался изменять своим привычкам. Категорично оглядев широкие шорты с белыми листьями конопли на красном фоне и голубую с короткими рукавами рубашку в белую клеточку, хост всё-таки решил в ближайшее время не шокировать местных. Одевшись и расчесав светлые локоны, Хару пошел на пляж.

Так же как он любил шумную компанию вечером, так и обожал провести в тишине раннее утро. Его просто завораживал вид волн Тихого океана, неравномерно омывающих песок. Но он оказался не одним таким любителем, постепенно начали приходить другие люди, и пляж наполнялся шумом и вознёй. Поморщившись, парень, скинув всё кроме плавок и положив это рядом с полотенцем, забежал в воду. Вода приятно омывала тело, смывая дорожную пыль. Немного поплавав, довольный, он вылез и вытерся полотенцем, а после, одевшись, потопал домой.

Немногим позже Хару просто заснул от безделья. А когда снова открыл глаза, то уже вечерело. Довольно потянувшись, он подумал, что сейчас самое время для ночных прогулок. На этот раз на Харухи были тонкие зелёные штаны, черная блестящая безрукавка с высоким воротником и накинутая на неё блестящая зелёная жилетка. В дополнение ко всему на руках красовались перстни, а на шее — огромный крестик со вставными изумрудами. Обув кроссовки, он неторопливо вышел на улицу. Огни на зданиях просто манили и завораживали, но Хару направлялся именно в одно конкретное место. Он был там несколько раз, но, наверное, этот клуб сильно изменился.

Оглянувшись, хастлер заметил неоновую вывеску и пошел по указанному направлению. Эта вывеска гласила: «Неоновый дракон», и, собственно, рядом висело изображение этого мистического животного. Возле дверей стоял высокий амбал с вышитой на форме надписью «Секьюрити», а рядом толклась толпа людей, которых не впускали внутрь по разным причинам. Мягким шагом Хару подошел к охраннику и поинтересовался:

— Могу я войти?

— Нет, – тут же ответил тот, мельком осмотрев парня с ног до головы.

— Могу я поинтересоваться почему? – пытаясь подавить возмущение, спросил Харухи.

— Возрастом не дотягиваешь, – сразу ответил амбал.

— Да-а-а-а? – опасно сощурил глаза парень. – А если скажу, что я VIP-клиент?

— Предъявите карту, – тут же ответил охранник.

Глубоко вздохнув, Хару набрал какой-то номер телефона, и ему сразу же ответили.

— Привет, Хару.

— Приветик, Кири. Меня тут твой охранник пускать не желает!

— Так дай ему карту.

— Она дома осталась.

— Оо-о, так ты решил внять моему совету. Где ты сейчас?

— На Хоккайдо. В твой «Неоновый дракон» решил зайти.

— Оки, я сейчас, дай трубочку секьюрити.

Послушавшись, парень отдал телефон первому амбалу. Поговорив несколько секунд, охранник прямо побелел, а потом вежливо попросил прощения за все неудобства и пригласил Хару зайти.

Тот только хмыкнул и зашел внутрь, по пути послав наглую улыбку тем неудачникам, которые не смогли пройти.

Дверь захлопнулась, и Харухи погрузился в ритм музыки. Сунув телефон в карман, он оглядел всех находящихся в клубе посетителей. Это была «золотая молодёжь» Хоккайдо. Многие из них танцевали, а остальные сидели у бара или на диванчиках, неспешно потягивая спиртное. Хост решил присоединиться к первым и зашел на танцплощадку.

Светомузыка и «клубняк» разжигали адреналин в крови. Хару двигался в такт мелодии, соблазнительно двигая бедрами. Он просто окунулся в музыку, отдаваясь её звукам. Когда песня закончилась, парень запыхавшись, присел на один из диванчиков, откинув голову на спинку.

«Все-таки не зря Наоки заставил меня учиться у того проклятого хореографа», — подумал он, восстанавливая дыхание. – «Но в целом тут делать вообще нечего…»

Оглядев зал, он понял, что большинство людей из клуба тайком на него посматривают какими-то странными взглядами. Что они означают, Хару научился понимать уже в первый месяц работы хостом. А означали эти взгляды – похоть. Парень поморщился: он терпеть не мог богатых деток, считающих, что за деньги можно было купить всё. Ладно, когда он был на работе, это другое дело, но в жизни ни-ни. Поэтому хост поспешил убраться из этого места.

Проскочив мимо охранника, он пошел в то место, куда собирался с самого начала – Улицу Красных Фонарей. Судя по карте, купленной на черном рынке, она должна была находиться где-то метров через двести. Так он и дошел до этого места. Огни завлекали и манили своим соблазнительным светом, а рядом с заведениями разгуливали представители одной из самых древних профессий. Предвкушающе улыбнувшись, Харухи прошелся взглядом по этим заведениям. Отметив одно из самых красивых, он зашел внутрь. Там стояли несколько человек, но они не кричали и не толпились, так как шумных людей здесь просто выгоняли и больше не принимали. А дискуссия тут была из-за одного мужчины, кажется, первого номера. Этот человек имел право выбора и, очевидно, не собирался обслуживать старикашек.

— Ну что ж, посмотрим-посмотрим, – пробормотал хост и подошел ближе к объекту споров.

Мужчина сидел на пушистом диванчике, откровенно зевая. Этот брюнет был на голову выше Хару, с короткими волосами и глазами цвета морской волны. Под свободной футболкой угадывались кубики пресса и в меру накачанные мышцы. Хастлер посмотрел на свою фигуру. Он, в принципе, мог бы сделать так же, но не все клиенты предпочитали накачанное тело, вернее, большинству клиентов нравились худые, поэтому Харухи обходился без этого. А мужчина на диванчике, наконец, обратил своё внимание на хоста, соблазнительно улыбнувшись. Хару послал такую же улыбку. Мужчина удивлено поднял брови, а хастлер, всё так же усмехаясь, подошел к хозяйке и что-то ей тихо сказал. Та понимающе улыбнулась и показала глазами на парня. Хару благодарно кивнул и пошел в сторону диванчиков томной походкой. Мужчина восхищённо присвистнул и невольно облизнулся: внешность клиента была просто восхитительна.

— Като, думаю, ты понимаешь, зачем я пришел, – прошептал Харухи, наклонившись к самому уху парня так, чтобы золотые локоны касались его щеки. – Не окажешь мне такую услугу?

— Ммм, конечно, милый, – улыбнулся мужчина и, взяв за руку, легонько потянул того на второй этаж.

Сзади раздались разочарованные вздохи, и Хару заливисто рассмеялся. Като посмотрел на него вопросительным взглядом.

— Просто, кажется, сегодня я утянул самого привлекательного мужчину с этого аукциона, – искренне улыбнулся тот.

Като хмыкнул и принялся с интересом рассматривать своего клиента. Он был совсем не такой, как те, кто прежде заказывал его на ночь. Кроме восхитительной внешности этого парня окружало что-то такое, что нельзя было объяснить. Но одно мужчина знал точно: оно притягивало к себе как магнит. Зайдя в одну из комнат, он притянул к себе Хару и облизал нижнюю часть губы, постепенно проникая внутрь. Партнёр не сопротивлялся, а скорее, наоборот, помогал, лаская его язык. Причём помогал так искусно, что заинтересованность Като повысилась как минимум вдвое. Ну не видел он ни одного человека, который мог, оставаясь пассивом, ТАК целоваться. А от этого обоим просто сносило крышу, так что вскоре поцелуи стали страстными. Когда у обоих уже захватило дыхание, Като спросил:

— Кто ты?

— А тебе это обязательно нужно знать? – лукаво улыбнулся Харухи, пытаясь отдышаться.

Като задумался: ему и вправду не нужно было знать, кто его клиент, чтобы переспать с ним.

— Ну… тогда скажи хотя бы своё имя.

— Можешь называть меня Хару. Думаю, так сойдёт.

А затем снова последовали поцелуи: мягкие, нежные, страстные. Им некуда спешить, ведь впереди ещё вся ночь. Хост позволил вести Като. Он просто отдавался на сладость ощущений. В конце концов, клиент тут сегодня он.

Като же наслаждался мягким податливым телом. Здесь, в Хоккайдо, попадались либо неопытные юнцы, либо уже загрубевшие шлюхи. А этот… нежная кожа плавно скользила под его руками. Хару не казался ни неопытным, ни загрубевшим, он больше напоминал порочного ангела… или невинного демона, соблазняющего своей великолепной красотой.

Легкими дразнящими прикосновениями Като снимал со своего клиента одежду, всё больше возбуждаясь. Когда на хосте остались только тонкие трусы, Хару толкнул партнёра на широкую кровать, освещённую только пламенем красных свечей, и сел на талию сверху.

Опешивший Като посмотрел на него слегка удивлённо, но, как только хотел что-то сказать, его слова заглушили поцелуем. На этот раз одежду снимали с него. Хару расстёгивал пуговицы своим излюбленным способом — поддевая их языком — после каждой расстёгнутой смотря плавящимися от страсти голубыми глазами на любовника. Когда последняя пуговица была расстёгнута, блондин положил руки на плечи партнёра, низко склонился над его грудью, так что золотистые пряди нежно ласкали загорелую кожу. Оба часто дышали, давая волю и без того буйной фантазии. Руки Като ухватились за простынь.

— Сними её, – прошептал Харухи, указывая на рубашку.

Брюнет соблазнительно усмехнулся, поняв, что можно играть и по своим правилам, а не только слепо удовлетворять клиента, и не стал снимать рубашку, томно развалившись на постели. Хмыкнув, хост поднял голову и как-то странно посмотрел на своего партнёра, а потом, лукаво улыбнувшись, отодвинулся немного назад и чувствительно потёрся бёдрами о член любовника. Мужчина не выдержал и протяжно застонал. Харухи довольно улыбнулся и снова низко склонился над ухом Като:

— Ну так как, Ка-а-ато?

Последнее слово он произнёс особо медленно, растягивая каждую букву и обдавая тёплым дыханием ухо партнёра так, что имя любовника звучало как какой-то таинственный призыв. Потом хастлер слегка двинул бёдрами, и мужчина, не выдержав, со стоном погрузил руки в пушистые локоны, притягивая и вовлекая блондина в глубокий поцелуй. Задыхаясь, Хару отодвинулся и упёрся руками в плечи Като, но тот просто подмял его под себя и, опираясь на локти, заглянул в затуманенные от страсти небесно-голубые глаза.

Мужчина хотел подняться, но хост удержал его, обняв за талию.

— Мы можем обойтись и без них, – он взглядом указал на несколько незажженных голубых свечей.

— Откуда ты узнал? – нахмурился мужчина.

— У меня свои каналы, – промурлыкал парень, скрепляя руки замком на шее любовника. – Я их сразу заметил. Не думал, что ты пользуешься такими штучками.

— Приходится иногда…

— Не надо зажигать их, – поморщил носик хост. – Я терпеть не могу афродизиак и тому подобные вещички.

— Как пожелаешь.

— Ммм, кстати, у меня тут есть ещё одно пожелание…

— Какое? – склонил голову набок мужчина.

На губах Хару расплылась порочная улыбка.

— Станцуешь для меня стриптиз?

В глазах искушенного мужчины мелькнуло изумление, сменившееся томной, лукавой ухмылкой.

— Как хочешь, милый.

С гибкостью кошки он выскользнул из объятий и встал с постели. Потом подошел к DVD-центру, взяв из коробки какой-то диск и склонившись над проигрывателем, засунул туда диск, включая кнопку «Play». Заиграла какая-то медленная, завораживающая музыка, и Като, подойдя так, чтобы его было видно во весь рост, плавными движениями провёл по своему телу, начиная снимать с себя одежду, насмешливо смотря в глубокие омуты глаз партнёра, затуманивающиеся при каждом особо сексуальном движении. Первой на пол упала футболка, открывая загорелое тело и кулончик в форме буквы «К» на серебряной цепочке. Като плавно, мягко провёл руками по своей груди и соскам, в конце с улыбкой дьявола-искусителя поцеловав кулон. Он видел и то, как сглотнул и часто задышал его клиент, даже не пытаясь это скрыть, и то, каким жадным взглядом он посмотрел на его губы.

Потом нарочито медленными движениями опустился до талии и задвигался в такт музыке, снимая шорты и трусы.

— Подойди, – хриплым от страсти голосом попросил Хару, поднимаясь на колени.

Мягко улыбнувшись, обнаженный Като подошел к партнёру вплотную. Его член оказался почти на уровне живота блондина. А тот вначале провёл по члену мягкими подушечками пальцев, вызывая дрожь возбуждения у стоящего мужчины. Но, когда Харухи хотел провести дальше, его руки вдруг перехватили.

— Давай лучше я, – мягким, бархатным голосом попросил мужчина, переплетая его пальцы со своими.

— Хорошо, – выдохнул тот, и его руки тут же завели вверх, опрокидывая на спину и впиваясь жадным поцелуем в нежную шею. Одной рукой Като удерживал руки Хару за головой, а второй — опустился вниз и погладил внутреннюю сторону бёдер любовника. Отрываясь от шеи, где остался пока ещё почти незаметный красный засос, мужчина припал к зацелованным губам. Второй рукой он понемногу спускал резинку трусов.

— Ммм, – хост застонал, уворачиваясь от усиливающихся ласк.

— Нет, милый, так не пойдёт, – брюнет порочно и немного лукаво улыбнулся. – Тебе нравится садо-мазо?

— Что? – ошарашено переспросил Хару.

— Садо-мазо, – ещё раз сладко протянул мужчина, наслаждаясь реакцией блондина.

— Смотря какое… — сглотнул тот.

— Ну что ты, я же не озабоченный, – рассмеялся Като, вставая и открывая тумбочку. – Всего лишь немножко. – Он достал из нижнего ящичка две серые шелковые ленты.

Когда Харухи понял, ЧТО тот достал, то уже был крепко привязан к кровати за руки. А его любовник, оставляя глубокие засосы по всему телу, спускался к члену. Он полностью опустил резинку трусов, и Хару теперь лежал абсолютно обнаженным. Мужчина судорожно вздохнул. Он готов был поспорить, что никто бы не устоял перед этим парнем, извивающимся на нежно-розовых простынях. И он тоже не сможет. Легко дотронувшись до члена, мужчина погладил только головку, готовый кончить от одного вида раскрепощённого тела. Сейчас он уже забыл о том, что его купили на одну ночь, и впервые за долгое время просто наслаждался сексом.

Хару тоже сдался на милость ощущений. Он широко распахнул глаза, когда Като всего лишь несколькими движениями довёл его до оргазма. Громко вскрикнув, парень в сладостной истоме опустился на простынь, мысленно готовясь к тому, что просто так его не оставят. Так и случилось. Через несколько минут, смочив палец в сперме, мужчина начал наводить круги вокруг самого интимного места любовника. Тот руками вцепился в простынь, но всё равно не смог сдержать всхлипов.

Като, ещё немного поводив снаружи, наконец проник внутрь сразу тремя пальцами, массируя стенки. Хост сам поднял бедра, чтобы обоим было легче. Вовлекая партнёра в поцелуй, мужчина, закинув ноги парня на плечи, приставил головку члена к анусу и упёрся кончиком прямо в неё. Парень непроизвольно застонал, прерывая поцелуй.

— Ну же, – взмолился он, чувствуя уже почти болезненное возбуждение.

— А волшебное слово? – хитро усмехнулся Като, закусив губу.

Ему и самому уже тяжело было себя сдерживать.

— Пожалуйста, – жалобно выдохнул тот.

— Как пожелаешь, – сглотнул тот и резким толчком проник внутрь.

У Хару сразу же вырвался стон наслаждения. А брюнет наращивал темп, пока от особо глубокого толчка они оба не кончили, в изнеможении упав на постель.

После того как оба восстановили дыхание, Хару попросил развязать его. Рассмеявшись, Като выполнил просьбу, но тут же оказался подмятым под Харухи, который сладким голоском осведомился:

— Ну что, МИЛЫЙ, начнём второй раунд?

Ночка обещала быть бурной…

Утром Хару как обычно проснулся в шесть часов. Он сладко потянулся и только хотел встать, как чья-то рука обняла его за талию и прижала к себе как плюшевую игрушку. Недовольно замычав, он попытался выбраться, но хватка была слишком уж крепкой. После очередной безуспешной попытки сзади послышался сдавленный смешок.

— Като-о-о-о, – насупился он.

— Да ладно тебе, расслабься, – услышал он голос из-за спины.

— Не порть мне и себе утро, я могу и больно кусаться, – предупредил хост, и Като досадно вздохнул, но отпустил клиента.

Хару, довольно зевнув, всё же остался в постели, повернувшись лицом к своему ночному партнёру.

— Может, ты скажешь всё-таки, кто ты такой? – состроив умильную рожицу, попросил Като.

— Ладно… тебе говорит что-то название «Для Весны?»

Като удивлённо моргнул.

— Так это ты – Хару… пфф, не могу поверить, что со мной спал первый номер самого популярного хост-клуба…

— Хмм, значит, моя слава и до вас дошла? – с любопытством спросил парень.

— Конечно, а ты что думал, к вам туда со всего мира богачи катят, а ты тут…

— Отпуск у меня, – фыркнул Хару.

— Ммм, и я полагаю, ты этому отпуску не сильно и радуешься, так?

— Я люблю свою работу, – пожал плечами Харухи, снова зевая. – Кстати, а что там обо мне рассказывают?

— Ну-у-у, как ты точно выглядишь, не знает никто, говорят только, что ты само совершенство и с тобой не прочь переспать даже натурал.

— Ну что? Увидел, что я далеко не совершенство? – скептически спросил парень.

— Почему же, – Като сладко потянулся к хосту, но тот отодвинулся от него как можно дальше.

— Но-но, не балуй, а то тебя потом по частям собирать будут.

Мужчина снова заливисто рассмеялся, а Хару в это время уже одевался.

— Ну что, может, мы ещё встретимся. Hasta la vista,* — Хару послал воздушный поцелуй и вышел из комнаты.

Выйдя вниз, он оставил деньги женщине и пошел обратно в отель.


Hasta la vista(исп.) – До свидания

0

5

Глава 4: Тихоня
Следующий день на Хоккайдо прошел без происшествий, и отдохнувший Хару поехал домой. Тони встретил его в аэропорту, и они поехали в клуб. По приезду Тони пошел по своим делам, а вот Харухи нужно было сдать отчёт за месяц. Чем он и занялся.

Кабинет Наоки находился на самом верхнем, тридцатом этаже. Рядом с ним располагались только комната самого директора и комната Хару. Так что по пути хост смог положить вещи и переодеться. После всех этих процедур он остановился возле двери с табличкой «Кабинет главы» и постучался.

— Войдите, – послышался приглушенный голос из-за двери.

Харухи открыл дверь и зашел. Перед ним за широким столом сидел Наоки, внимательно перебирая какие-то бумаги.

— Я хотел отдать отчёт о моей поездке и делах за месяц, – тут же начал Хару.

— Хорошо, клади их сюда, – не поднимая взгляда, ответил мужчина.

Обиженный таким бесцеремонным поведением, хост надулся, но положил бумаги и вышел. Однако не успел он закрыть за собой дверь, как раздался громовой рёв:

— ХАРУ!

Тот дернулся и обернулся к директору.

— Ты в этом месяце занимался сексом без презервативов?

— Ну, – хост немного задумался, а потом неуверенно ответил, – кажется, да…

Лицо Наоки прямо перекосилось от еле сдерживаемой ярости.

— Кто это был?

— Студент с моей работы и первый номер борделя улицы Красных Фонарей Хоккайдо, – отходя подальше, сказал хост.

— БЫСТРО К МОРИНУ! И чтоб принёс мне справку! Идиот конченый! – почти зарычал тот.

Хару надулся, но быстро спустился вниз и прошел обследование у их личного доктора. Морин был прекрасным специалистом и по всем критериям подходил на эту должность. Во-первых, потому что его уважали в криминальном мире за то, что раньше он штопал раны от пуль у убийц и тому подобных личностей. Во-вторых, мужчина был другом детства Наоки, да и вообще одним из тех редких людей, которому хозяин «Для Весны» мог полностью доверять. Ну, а в-третьих, Морин был просто весёлым человеком, который во время приёма поднимал пациенту настроение своими извечными шуточками и приколами, коих он знал огромное множество. Врач быстро осмотрел Хару и, отдав справку о здоровье, всё-таки посоветовал хосту быть осторожнее. Тот только коротко кивнул, сказав, что и так предельно осторожен, и выскочил из кабинета — ему хотелось поскорее отдать треклятую справку и смыться куда-нибудь, развеяться.

Нажав на кнопку лифта, он прибыл на нужный этаж и ногой открыл дверь.

— Вот твои документы, – он зашел без стука и кинул справку поверх остальных бумаг. – Доволен? – в голосе звучала нешуточная обида.

— Эй, подожди, – попытался остановить его Наоки, но тот только развернулся и пошел прочь.

— Чего тебе, хозяин? – резко обернулся, вложив в последнее слово как можно больше издевки.

Тот поморщился. Ему больше нравился тот, развратный весёлый хост, чем этот с какой-то непонятной сталью в глазах. Видимо, он точно чем-то сильно обидел своего друга. Кажется, похожий случай когда-то был. Ну да ладно, сейчас главное – примирение.

— Не хозяин, а Наоки, – улыбнулся он, мягкой, кошачьей походкой направляясь к хосту. – Не обижайся, я же всего лишь беспокоюсь о тебе.

— Знаю, – буркнул тот, уклонившись от объятий и поцелуя.

Хозяин тихо зарычал и грубо схватил Хару за запястье.

«Наверняка останутся синяки», — успел подумать тот, прежде чем был втянут в грубый поцелуй. После этого Нао без церемоний повалил блондина на ковёр и впился собственническим засосом в шею.

— Ох… черт, Наоки, ты же не трахнешь меня прямо здесь?! – облизнул губы Хару.

— Ммм? Назови мне хоть одну причину, по которой я не могу это сделать? – отрываясь от загорелой шеи, он завёл руки любовника над головой и, удерживая их одной своей, второй разрывал футболку.

Та без труда поддалась и треснула, обнажая соблазнительный загорелый живот.

— Нао, сволочь, это была одна из моих любимых!!! Ну чего тебе стоило её снять? А причина… да хоть в том, что нас могут увидеть!

Хозяин клуба хрипло рассмеялся, спускаясь и целуя упругий живот. Он с наслаждением слушал стоны любовника и своё имя из уст блондина, представляя его крики в экстазе. Харухи называл его «Наоки» очень редко, а «Нао» ещё реже, предпочитая называть босса Хозяином. Это было своеобразным тонким издевательством с его стороны.

— Да неужели?! По-моему, в прошлый раз об этом ты волновался меньше всего.

— И ещё здесь холодно, – вздохнул Хару, заставив партнёра усмехнуться.

— Ладно, это более весомый аргумент, так уж и быть, я согласен.

Поднявшись, он просто перекинул хоста через плечо, уходя из кабинета.

— Может ко мне? – попросил тот, когда они вышли в коридор.

— Ко мне, – отрезал хозяин, занося его в свою комнату и запирая дверь.

— ЧТО?! Я не хочу! Ни за что! Не буду! – тут же запротестовал парень. Он-то знал, ЧТО лежит в комнате Нао, хорошо знал…

— Будешь, милый, ещё как будешь, – предвкушающее улыбнулся Нао.

Он посадил упирающегося любовника на большой стул со спинкой возле кровати и сел на колени сверху.

— Нет, Наоки, ты этого не сделаешь! – обычно лукавые, чуть прищуренные глаза хоста расширились, и он стал сопротивляться сильнее.

— Тише, милый, тише, – быстрый поцелуй-укус, и уже через секунду руки хоста заломлены за спинку стула. – С тебя не убудет.

— Я не хочу в этом участвовать! Ты не можешь…

— Могу, милый, могу… и для тебя будет лучше не сопротивляться.

Быстрый рывок, но Хозяин всё равно продолжает одной своей рукой удерживать обе кисти хоста. Другой он подбирает валяющуюся на полу ленту и стягивает ей руки «жертвы».

— Сволочь, Нао! Развяжи меня, или я тебе это ещё припомню! – возмущается блондин, но уже ничего не может сделать.

Довольно ухмыляясь, мужчина встал лицом к Хару и начал медленно стягивать его штаны вместе с трусами.

— Мать твою! Убери свои грабли, Нао…

Но гневная речь прерывается из-за громкого возгласа. Хозяин провел рукой по уже начинавшему возбуждаться члену. Головка дернулась и начала постепенно подыматься. Тогда мужчина, усмехнувшись, просто стал на колени и взял плоть в рот. Да от одного только вида коленопреклонённого Наоки можно было кончить, не говоря уже о том, что он сейчас делал. Но в самый последний момент тот сжал член у основания, так и не дав кончить.

— Нао! – зашипел Харухи.

Тот хотел что-то сказать, как у него в кармане зазвенел телефон. Мужчина тут же поднялся и ответил, начиная с кем-то разговаривать. Хару же, немного понаблюдав, порочно усмехнулся «Мстить, так мстить» и начал самозабвенно стонать. Наоки повернулся и, смерив наглёныша недовольным взглядом, хотел, было, уйти, но не тут-то было. Блондин оплёл его ноги своими, не давая сделать и шагу. Быстро передав, что он будет через полчаса и получив ехидный смешок в ответ, Нао обернулся. В его глазах горел оч-чень недобрый огонёк.

— Заметь, чертёнок, что сначала я, и вправду, хотел тебя просто отпустить, но ты сам виноват.

Он одним движением развязал верёвку на руках хастлера и, быстро подняв его, сделал пару шагов к кровати, кидая свою «жертву» на кровать и нависая сверху.

Но тут раздался ещё один звонок. Чертыхаясь, Наоки поднялся и, придавливая своей рукой руки хоста, ответил на звонок.

— Хорошо, сейчас буду, – с раздражением ответил он, отключившись, посмотрел на Хару, – тебе сегодня повезло.

Мужчина встал и начал переодеваться, а хост, не веря своему счастью, быстро поднялся и прошмыгнул в приоткрытую дверь. Мало ли, что может взбрести в голову его сумасшедшему хозяину.

Остаток каникул хост провёл наслаждаясь жизнью. Он совсем не горел желанием идти на свою вторую работу, поэтому за время отдыха отрывался по полной. Но нет ничего вечного, и каникулы заканчиваются.

— Здравствуйте, студенты, – голос Хару наполнил зал, эхом отзываясь от стен. – Так как каникулы только закончились, я не буду сильно вас мучить, а только попрошу записать лекцию…

В зале одобрительно загудели, да что и говорить — бедных студентов успели замучить и до этого урока.

— Хару-сенсей, а вы поедете с нами ещё куда-нибудь? – поинтересовалась студентка, с интересом смотря на учителя.

— Только если меня принудят, – буркнул тот, листая какую-то огромную папку с бумагами. – А что, вам так понравилось?

С этими словами он заглянул прямо в глаза Стену, который почувствовал на себе взгляд блондина, оторвался от разговора и повернулся к нему. Секунд на пять на лице Хару появилась ироничная усмешка, а взгляд стал почти прожигающим. Студент даже не сразу поверил, что это и есть их преподаватель, поэтому слегка тряхнул головой, отгоняя видение: ему показалось, что Харухи и есть тот самый парень, с которым у него был первый опыт.

Сказать по правде, на каникулах Стен обыскал все заведения, которые предоставляли такие услуги, но ни в одном таинственного хоста не было. Он даже воспользовался связями отца, чтобы узнать о местных «знаменитостях». Но ничего не было известно. Непроверенным оставалось только одно место - хост-клуб «Для весны». Всё, что о нём могли узнать, так это то, что он предоставляет и дневные, и ночные услуги. Только вот второе было для определённого круга людей, и войти в этот круг было очень непросто.

Брюнет закусил губу и смотрел на своего учителя: обычная внешность, закрытое волосами и огромными очками лицо, угловатая фигура. Если бы не такой умный вид, то ему можно было бы дать лет восемнадцать – особенно в этой мешковатой одежде.

Посмотрев по сторонам, Стен вздохнул, если бы кто-то из присутствующих здесь людей захотел завести себе такую «игрушку», Харухи-сенсей уже бы здесь не работал. Мало кто знал, но на факультете историков большинство студентов были из дружественных кланов мафии. Подрастающее поколение археологов – как в шутку называл их отец.

«А что, если его одеть и причесать, то может выйти вполне симпатичная мордашка», — отстранёно подумал парень, рисуя на бумаге очередного чертёнка.

С тех пор как брюнет первый раз попробовал переспать с мужчиной, он полностью перешёл на них. Отец, кажется, не возражал, и из смущающегося девственника Стен наскоро превратился в уверенного в себе парня. Но из головы всё равно не выходил первый раз. Как говорится, запретный плод – сладок.

— О чём думаешь? – оторвала его от размышлений сидящая рядом девушка.

— Да вот мне интересно: получится из нашего лектора конфетка или нет? – Стен легко улыбнулся, не отрываясь от рисования.

— Фу-у-у, – она сморщила носик. – Ты что, правда считаешь, что из этого что-то выйдет?

— Возможно, – легкий пожим плечами.

— Ну посмотрим, посмотрим, – на этот раз студентка посмотрела на Хару, словно на лабораторную мышь. – Будет занимательно посмотреть, во что его можно превратить. Хотя, по-моему, тут уже бесполезно. Попросишь отца всё провернуть?

— Ну а кого ещё? Как он говорит: «Для таких дел ты мал ещё, вон решил пройтись по мужикам и бабам, вот и ходи, а лет так через пять», а то, что Кимиро уже в перестрелках участвует, это ничего.

— Оу, вечно вы о своём, – девушка засмеялась. – А Кимиро, насколько я знаю, с детства к такому приучали. У него же там ещё младшие брат с сестрой есть, нужно кого-то защищать. А у твоего отца вон, только ты. Так что дерзай.

Брюнет досадливо поморщился, но на этот раз сосредоточил внимание на лекции. На уроки ему, мягко говоря, наплевать, но вот отцу совсем наоборот. И за что ему это?

Все тихо просидели до конца лекции, а потом ушли, отпуская пару колкостей в адрес лектора. Тот привычно не отвечал, и все насмешки натыкались на каменную стену. Стен ухмыльнулся, даже если он не нашел хоста, то в ближайшее время скучно ему точно не будет.

0

6

Глава 5: Спорщик
— Ну что, у вас всё готово? – Стен поднялся с постели и широко зевнул, отвечая на звонок.

— Да, бон, – ответил ему басистый голос из трубки. – На завтра мы арендовали бар «Шееко-то», там будут наши люди. Вам нужно лишь заманить его туда.

— Ясно, – Стен зевнул и кинул ленивый взгляд на лежащего в постели смазливого мальчика, которого едва прикрывало тонкое одеяло. – Тогда до завтра.

— До завтра, бон, – и отключился.

Парень посмотрел на часы и вздохнул — уже шел первый час, пора было вставать. Мальчик с улицы Красных Фонарей, с которым он резвился до утра, сладко спал, уткнувшись белокурой головкой в подушку. Стен снял напряжение, но это было не то. Мальчишка чем-то походил на хоста и чем-то напоминал Хару-сенсея, так что когда студент хоть на миг прикрывал глаза, память учтиво предоставляла сцену в отеле. Эти образы преследовали его постоянно, особенно во сне, когда ещё и фантазия помогала создавать красочные картинки с участием блондина. Хорошо хоть отец раскопал кое-что про того хоста, основываясь на описаниях, предоставленных тому самим парнем. Босс попросил зайти в три часа, чтобы всю эту инфу отдать. Но до трёх ещё было немного времени. Парень зевнул и начал будить блондинчика.

— Эй, просыпайся.

Тот сонно протёр глаза и посмотрел на брюнета затуманенным взглядом.

— Мне уже пора?

— Да, уже почти половина первого, деньги на столе.

— Угу, – тот зевнул и сладко потянулся, неспешно поднимаясь. – Знаешь, я бы переспал с тобой ещё раз. Мне о-о-очень понравилось.

Стен улыбнулся в ответ:

— Прости, малыш, но ты не тот, кто мне нужен.

Тут студент внезапно вспомнил, кто и когда называл его самого малышом, и на щеках против воли появился еле заметный румянец. А блондинчик тем временем поднялся и, совсем не стесняясь своей наготы, обнял парня сзади за талию.

— А кто тебе нужен? Мм-м? Ты мне понравился, так что я могу помочь.

Тот обернулся и посмотрел в карие, уже совсем не сонные глаза своего ночного партнёра, в которых плясали искорки веселья.

— Я ищу хоста, у него яркие голубые глаза и вьющиеся светло-русые волосы. Ростом чуть выше тебя, говорил, ему не впервые было заниматься любовью с девственниками, в левом ухе носит серьгу, в меру худой… — начал пересказывать мальчику всё то, что говорил отцу.

— Стоп, стоп, стоп, – прервал его мальчишка. – Я догадываюсь, о ком ты говоришь, но ты мне не настолько понравился, чтобы помочь тебе в таком деле. Извини, но тут ты сам за себя.

И очаровательно улыбнувшись, начал одеваться. Стен проводил его чуть прищуренным взглядом, он, конечно, не привык вот так отпускать человека, который может что-то знать, но его уже предупредили, что там, куда он ввязался, есть свои законы, а за возмущение или нарушение по головке не погладят.

Когда дверь за мальчиком захлопнулась, брюнет с размаху упал на кровать и закрыл глаза. Нужно было только дождаться трёх часов, а там посмотрим, к тому же, возможно через пару дней он будет весело проводить время в компании со своей новой игрушкой. Осталось недолго.

Когда в три часа Стен зашел в кабинет отца, тот сидел и с задумчивым видом смотрел на фотографии, разложенные на столе.

— Проходи, – не отрывая взгляда, сказал мужчина.

Парень молча сел в кресло напротив и стал ждать пока отец закончит свои дела. Он на собственной шкуре знал, что бывает, когда отрываешь того от важного занятия. Тому было совершенно не важно, сколько лет сыну, семь или двадцать один, выпорет не задумываясь. Наконец мужчина отложил фотографии.

— Ну что ж, сын, я нашел того, о ком ты меня спрашивал. Вернее, всего несколько человек подходят под твоё описание, – он открыл какую-то папку и положил на середину стола конверт. – Здесь всего тринадцать фотографий. Одна из них нужная тебе.

Стен без лишних слов распечатал конверт и начал просматривать снимки, а его отец тем временем достал из папки ещё какие-то документы с прикрепленной к ним фотографией. Когда снимки уже почти подошли к концу и парень разочаровался найти ту самую, предпоследняя оказалась с портретом хоста. Тот стоял и с нагловатой, чуть развратной, улыбкой смотрел прямо в камеру.

— Этот? – отец посмотрел на фотографию, но, всмотревшись в нее, тяжко вздохнул и потёр переносицу. – Только не говори мне, что это он.

— А что не так?

— Что? Правда он??? Да ты сдурел! Ты хоть представляешь себе, кто это?!

Внимательно следивший за выражением лица мужчины, брюнет понял, что сейчас тот не на шутку взволновал, что происходило крайне редко.

— В наших кругах известен под именем Хару. Всё, что я смог разузнать о нём, так это то, что он работает в хост-клубе. Непонятно почему, но он имеет влияние даже в самых низких кругах проституток и наркобаронов. Свяжешься с ним, и станешь врагом одних из самых влиятельных людей, не говоря уже о том, что его лучший друг Наоки Хаиширо по совместительству хозяин клуба «Для весны».

Стен слушал всё это с округлившимися глазами. Он-то предполагал, что тот хост всего лишь обычный представитель этой работы, а тут такое. Но даже услышанное не отбило у парня желание встретиться ещё раз.

— Ладно, а что там с сенсеем?

— Оу, тут всё как мы и предполагали, сирота, выучился с дипломом, после поступил в этот университет, получил второе образование и остался здесь преподавать. Родственников никаких нет, друзьями – смешок – с его внешностью, не обзавёлся. Так что на счёт него всё нормально, думаю, никто и не заметит, что его не станет. Не знаю, зачем он тебе, но повеселись там.

Отец и сын понимающе улыбнулись, и Стен вышел из кабинета.

Тем временем Хару шел по дороге к любимому кафе, вспоминая свой разговор с Нао.
Тогда он и Наоки сидели в кабинете у последнего.

— Ты нигде не прокололся?

— Нет, с чего ты взял? – Хару с непониманием посмотрел на мужчину.

— Да вот тут кое-кто расспрашивал про тебя, причем и как учителя, и как хоста. Подозрительно, не находишь?

— А кто спрашивал?

— Да вот, папаша твоего студента.

— Это тот, который Миками Тэйшо?

— Да, он ещё скрывается под именем Стен. Забавный парнишка.

— Не спорю, – Хару улыбнулся и подпёр рукой щёку. – И что хотел?

— Разузнать о двух твоих жизнях, – Наоки внимательно посмотрел в голубые глаза друга. – Хотя он спрашивал о многих людях с твоей внешностью. Что скажешь?

— Пфф, это ты меня спрашиваешь? А кто постоянно говорит, что у меня вместо мозгов в голове ёкаи* водятся? – парень зевнул, а хозяин клуба только хмыкнул.

— Ладно, я позвал тебя не только за этим… хочешь поспорить со мной?

— Поспорить? – в глазах того зажегся лукавый азартный огонёк. – На что?

— На управление «Для весны».

А вот теперь вместо лукавства появилось изумление. Блондин привстал и, опираясь руками на стол, осуждающе посмотрел на хозяина.

— С ума сошел? А ты?

— Отойду от дел, – лёгкий пожим плечами. – Улечу куда-нибудь на острова, отдохну, устал я от всего этого.

— С Кириши?

— С ним, – не стал отпираться мужчина.

— Ясно, – хмыкнул хост. Он снова сел на стул и, закинув ногу на ногу, с любопытством посмотрел на хозяина .– И какие же условия?

— Я хочу, чтобы ты влюбился, – с совершенно серьёзным лицом произнёс тот.

— Что? – ошеломлённо спросил тот, а уже через секунду запрокинул голову и громко расхохотался. – Нао… хи-хи… ки. Ты чего, от скуки начал сходить с ума? Ой… ха-ха-ха… не могу. Я, и влюбиться? Ну Наоки, ну ты и дал!

Пока Хару веселился, Наоки смотрел на него задумчивым взглядом с улыбкой на лице, а когда тот отсмеялся сказал:

— Ну так что?

— Ты что, серьёзно?

— Как никогда, – серьёзное лицо хозяина лучше любых слов подтверждало его слова. – Согласен?

На это блондин лишь пожал плечами:

— Согласен. Но это вряд ли произойдёт.

На этом моменте Хару вырвал из воспоминаний несильный толчок в спину.

— Извините, – пробормотал кто-то.

Этот голос показался хосту смутно знакомым.

Он обернулся и увидел Стена, идущего с задумчивым выражением на лице. Парень поднял голову и встретился взглядом с хастлером. Его зрачки тут же расширились от удивления:

— Ты?

— Я. А что не так? – губы блондина тут же растянулись в насмешливой улыбочке.

— Да нет… — пробормотал парень, а в его голове промелькнуло – «Наверно, это судьба». — Не хочешь прогуляться со мной в кафе?

— Оу, Малыш, ты что, всех так сразу и приглашаешь? – улыбочка стала ещё более издевательской.

— Нет, только особенных, – брюнет, наконец, пришел в себя и послал лукавую улыбку в ответ. – Пойдем?

— Ну, если только ты платишь.

По правде говоря, хост пошел только потому, что слишком уж хотел есть, а денег с собой не захватил. На самого же парня ему было глубоко наплевать. А вот мысли шедшего рядом с ним Стена были направлены исключительно на Хару. Сам не понимая почему, но именно в присутствии этого человека вся его хвалёная уверенность куда-то пропала. Он чувствовал себя как и в первый день встречи: зелёным неуверенным юнцом.

Они зашли в первое попавшееся кафе, и блондин заказал себе чуть ли не половину меню.

— Ты уверен, что столько съешь? – скептически спросил его Стен

— Угу, – только и ответил тот.

Брюнет не поверил, но уже через полчаса удивлённо, с улыбкой, наблюдал, как тот уминает последнюю порцию. Наконец, Хару доел и, сладко потянувшись, откинулся на спинку стула.

— Ты о чём-то хотел поговорить?

— Да, я хочу познакомиться поближе, – парень уже вернул себе хотя бы часть прежней уверенности и соблазнительно улыбнулся.

— Ммм… а не плохо ли такому примерному мальчику, как ты, знакомиться с таким плохим дядей, как я? – ответил ему такой же улыбкой хост.

На слове «дядей» Стен фыркнул. Он не мог проверить в то, что сидящий напротив него парень в сером спортивном костюме старше него.

— Нет, я же совсем нехороший мальчик, – парень облокотился на стол и пытливо посмотрел в глаза хоста.

Они ему что-то напоминали, только вот знать бы что… Хару хотел что-то сказать, но тут его прервал телефонный звонок. Достав из кармана куртки сенсор, тот закатил глаза:

— Ну почему именно он? Мне что, и так неприятностей не хватало? – а потом обратился к парню:

– Ладно, малыш, давай встретимся попозже. Мне уже пора.

Он встал, но Стен удержал его за руку.

— Дай мне свой мобильный, – требовательно попросил он.

— Зачем? – не понял хост.

— Я хочу встретиться ещё, – обаятельная улыбка.

Тихий хмык:

— Ладно, записывай…

После того как номер был записан, Хару хотел быстро уйти, но вместо того, чтобы отпустить руку, студент сжал её ещё крепче и нажал на кнопку вызова. Через пару секунд ему ответила какая-то старушка, и он услышал кучу всяких приятных слов в свой адрес.

— Это мой домашний, я живу вместе с бабушкой, – улыбнулся Харухи на мрачный взгляд Стена.

— Да? Тогда теперь, может, дашь СВОЙ номер?

Поняв, что просто так его никто никуда не отпустит, блондин вздохнул, но дал свой номер. Стен отпустил его только после того, как проверил верен ли он, и хост тут же ушел по своим делам.

Едва выйдя из кафе, он раздраженно выключил телефон и, вытянув СИМ-карту, положил её себе в карман.

— Идиот, теперь придётся ещё и симку менять.

Кого он назвал идиотом, так и осталось непонятным.

*В данном случае это японская интерпретация "ветер в голове"

0

7

Глава 6: Заговорщик
— Стен, почему ты вчера не пришел на занятия?

— Ох, Харухи-сенсей, у вас есть какие-то претензии? – парень невинно посмотрел на учителя.

— Да, ваш куратор заболел, и меня, на мою же голову, назначили вместо него, – в подтверждение своих слов хастлер скривился, скрестив руки на груди, – или ты уже забыл?

— Как? – Стен уже в который раз картинно схватился за сердце. – Как я мог забыть?! Вы же любовь всей моей жизни, Харухи-сенсей! Я говорил вам? Выходите за меня замуж!

За спиной студента послышались смешки, а профессор только отвернулся и пробормотал так, чтобы услышать его мог только Стен:

— Разве что женюсь…

И ушел, оставив ошарашенного парня с остальными.

— Это чё он щас сказал? Пошутил, что ли? – не поверил своим ушам брюнет, пропуская густые черные волосы на затылке сквозь пальцы.

Тут к нему сзади подбежала однокурсница и прошептала:

— Ну как? Всё подготовил?

— Ага, – на автомате ответил ей Стен, но потом опомнился и весело продолжил, – всё у нас в кармане.

— «У нас в кармане» — передразнила его девушка. – А ты не подумал, как пригласишь его в бар? «Харухи-сенсей, не хотите выпить со мной в баре?» — так что ли? Совсем сдурел?

Стен обиженно хмыкнул:

— А что, так и сделаю!

— Ты дурак или как? – девушка поспешила за ускорившим шаг парнем. – Ты ему ещё скажи, что на похищение собрался.

— Какое похищение? – с любопытством вмешался в их разговор однокурсник.

Оба вздрогнули, и Стен обернулся:

— Забей, пошли лучше на лекцию.

***

— Сенсей, могу я попросить вас об одном одолжении?

Хару подозрительно оглядел студента поверх очков.

— Ну?

— Я хочу, чтобы вы на несколько минут сходили со мной в одно место. Это недалеко.

— Зачем? – недоверчивый взгляд.

— Очень нужно! Это выручит и поможет моим хорошим знакомым. Ну, пожалуйста! – Стен сложил ладони вместе, как в молитве, и щенячьими глазками посмотрел на сенсея.

Под этим взглядом тот сдался и, отложив бумаги, снял белый халат, переодел его на старомодную рыжую куртку с капюшоном на пуговицах.

— Куда идти?

Стен радостно улыбнулся, но в этой улыбке было что-то нехорошее и настораживающее. Однако Хару проигнорировал это, и беспечно пошел за своим студентом. Бар «Шееко-то» находился немного дальше, чем предполагал Стен, поэтому они опоздали минут на пятнадцать. Пропустив профессора вперёд, парень радостно улыбнулся: все были на своих местах: и бармен, и сидящие за столиком посетители, и даже сексуальная стриптизёрша, танцующая под медленную завораживающую музыку – все были подчинёнными его отца.

— Ну и где твои знакомые? – оглядываясь, спросил Хару.

— «Здесь», — услышал он нечёткий ответ, прежде чем в глаза попало какое-то вещество из баллончика, а затем по голове треснули чем-то тяжелым.

***

— Мне кажется, зря вы его так сильно, – услышал блондин знакомый голос.

— Да в порядке он. Скоро оклемается, не парьтесь.

До Харухи начало доходить, куда же он вляпался. Ну, конечно, каким же нужно быть придурком, чтобы так глупо попасться! Купился, как зелёная малолетка! Не зря название бара показалось ему смутно знакомым — «Шееко-то» часто бронировали для подобных тёмных делишек.

— О, видите, бон, он уже очухался, всё, я ухожу…

И за этими словами сразу послышался негромкий хлопок дверью. Он отдался в голове Хару, как будто кто-то с особыми садистскими наклонностями хлопал ему по ушам, причем не один раз. Судя по свету в окне, на улице было не меньше полдня. Стен же, присев на корточки, чтобы быть поближе к сидящему на полу сенсею, с улыбкой посматривал на своего пленника, пока тот ошарашено тряс головой. В глазах того сквозило лёгкое непонимание и досада, но никак не страх, который обязательно должен был появиться, как только до жертвы дойдёт понимание ситуации. Однако тот не спешил появляться, либо же был успешно скрыт, хотя, как думал брюнет, в случае учителя такое было невозможно.

— Ну как? Пришел в себя? – с лёгкой насмешкой спросил у Харухи Стен.

А Стен ли? Теперь, когда не было смысла скрываться, можно было открыть своё настоящее имя, оно всё равно ничего бы не дало.

— Ты можешь называть меня Миками, или «хозяин», — парень посмотрел на висящие на стене часы, поэтому не увидел, как уголки губ хоста дрогнули от едва сдерживаемой ухмылки. Хозяин, как же. – Так что теперь ты мой! Понял?! Можно сказать, что тебя мне подарили, – брюнет нехорошо улыбнулся, – и я могу делать с тобой все, что захочу, Ха-арухи-сенсей. А за непослушание ты будешь лишаться воды и еды. Понятно?

Хару послушно кивнул, хотя только огромным усилием воли сохранил у себя на лице непонимающее, чуть напуганное выражение. Он терпеть не мог, когда ему приказывали, но желание посмотреть, что будет потом, было больше. К тому же, Ками-сама, ну что за мальчишка, он же ещё совсем ребёнок! И куда смотрел его отец? Наверняка тот организовал всё это лишь для того, чтобы показать сыну неоспоримую истину: за всё нужно платить. Или не для этого? Они ведь даже не подумали, что будут делать, когда игрушка надоест. Отдадут обратно или убьют? Глупость, или если уж на то пошло, то что будут делать с трупом? Единственный выход — разве что накачать наркотой и отправить в притон. Хотя и там через некоторое время Хару бы нашли, и сынку пришлось бы отдуваться по полной программе. Наоки об этом бы позаботился. Вот что самое неприятное сейчас – это Наоки. Ему уже наверняка доложили о похищении, и он сидит сейчас там и развлекается, ставя пари, выйдет ли Харухи из этой переделки целым или нет.

— Эй, Хару-сенсей, – раздался голос с бархатными нотками возле уха слева, и блондин непроизвольно вздрогнул.

— Чего?

— Я сейчас освобожу твои руки и ноги, если ты пообещаешь не делать глупостей.

— Хорошо, – в принципе, это обещание было для хоста пустым словом, но он был бы дураком, если бы попытался убежать из этого дома. Тут наверняка не первый, да и не второй этаж, а за дверью, скорее всего, стоят такие же «цепные пёсики», как и в баре. Охранники, мать их!

— Харухи-сенсей, а у тебя в правом ухе пирсинг, – тем временем «просветил» его брюнет, — так почему вы не носите серёжку?

Стен каким-то шестым чувством понимал абсурдность ситуации. Пленник не то, чтобы не боялся, он даже малейших признаков страха не проявлял, как будто ему было всё равно. Может, шок? Но не слишком ли долго этот шок длится? Впрочем, это не так важно, главное, что у него теперь есть персональная игрушка, и он может сделать с ней всё, что пожелает. Только нужно, чтобы она не сопротивлялась. Можно было, конечно, накачать его наркотиками, но тогда это было бы не так интересно.

— Потому что не хочу, – преспокойно ответил сенсей.

У Стена вдруг появилось ощущение, что у стеснительного, замкнутого и немного холодного Харухи-сенсея появился брат-близнец, а он по ошибке похитил не того. Да и эту серёжку он раньше не видел. Или просто не замечал?

— Эй, Харухи… — к бархату теперь добавилась хрипотца.

Так и не договорив, парень легонько прикусил мочку уха. Блондин попробовал мягко отстраниться, но сделать это не дала чужая рука, недвусмысленно поглаживающая область молнии на джинсах. Стен прижался сзади и начал медленно развязывать верёвку, связывающую ноги пленника, раз за разом приникая к открытой шее, оставляя там следы от засосов.

А Хару почти сходил с ума. Он и не подозревал, что в такой ситуации, да ещё и в таком положении, может ТАК захотеть этого самоуверенного мальчишку.

Наконец, с первой верёвкой было покончено и, развернув Хару к себе, Стен с усмешкой посмотрел на него.

— Что? Так быстро возбудился?

Черт, этот мальчишка начинал действовать на нервы. Хотелось, лукаво прищурив глаза, ответить, что «ты, Малыш, возбуждён не меньше», но хост сдержал себя, как мантру повторяя, что сейчас не время и не место. Если он раскроет себя, то сильно поплатится, и злой Наоки найдёт ему работу похлеще, может даже дворником или мойщиком туалетов, так что выбирать не приходилось. Уж на что способен злой Нао, Хару знал, а в том, что мужчина рассердится, потеряй хост работу, можно было не сомневаться. Так что вместо ответа Харухи только отвернулся, старательно пытаясь изобразить смущение. И у него, человека, который за всю свою сознательную жизнь вряд ли краснел больше десятка раз, это вышло не слишком убедительно.

— Хару-сенсей… Хару, я хочу, чтоб ты отсосал мне, – на этот раз Стен самодовольно ухмыльнулся и, поднимаясь, дернул блондина за волосы, явно приказывая встать на колени.

Блондин в рассеянности застыл. Ну и как в таком случае должен вести себя провинциальный тупенький профессор, которого принуждают к сексу? Отсосать или послать нафиг? Или и то, и другое? Вот на этот счёт его никто не просветил, да и кто мог такое предвидеть: профессора принуждает собственный студент. А может, ну его? С Наоки он как-нибудь разберётся. Но чужой хрипловатый голос тут же решил всё за хоста.

— Харухи, чего застыл?

От этого голоса буквально срывало крышу. Слегка дрожащими руками блондин расстегнул молнию, затем пуговицу и спустил до колен сначала джинсы, а потом и трусы, выпуская подрагивающий, вставший в эрекции член. Незаметно улыбнувшись своим пошлым мыслям, Хару ухмыльнулся и подул на головку. Стен вздрогнул, и его дыхание участилось. Он всё ещё удерживал одну руку в чужих волосах, а другой сзади отыскал точку опоры, уже через секунду прислоняясь к стене. Всё происходило совсем не так, как он хотел. Стен планировал еще больше поиздеваться над профессором, заставив такого ярого натурала сделать ему минет, что и сказать, лучшего унижения не придумаешь. Но теперь эта затея обратилась против него самого. Похоже, профессору было такое не впервой, и теперь он изощренно издевался над своим похитителем, лаская тонкими, на удивление соблазнительными пальцами член и мошонку, но не доходя до конца. А всё, что оставалось Стену, это хватать рваными глотками воздух и молить всех известных богов, чтобы всё как можно быстрее дошло до пика. Ведь прекратить эту сладкую пытку он просто не мог даже со всем своим опытом, впервые сталкиваясь с настолько искусными ласками. И кто теперь, чей пленник?

Наконец мучитель сжалился и, взяв налившуюся кровью плоть в рот, несколькими движениями довёл парня до конца, глотая всю сперму.

— Понравилось? – облизываясь, спросил Хару.

Миками только окинул его помутневшим взглядом, сползая по стенке вниз. Сейчас создавалось ощущение дежа вю, как будто это всё уже происходило. Память тут же услужливо подкинула их первую встречу с таинственным хостом. Тогда, в душе, его любовник на одну ночь тоже об этом спросил и при этом, как и в тот раз, брюнет чувствовал себя новичком в том открывающимся глазам откровенном мире.

— Где ты этому научился?

В ответ Хару только пожал плечами. Хастлер ещё раз вовремя прикусил язык, едва не сказав: «Что-то ты рано сдулся, малыш. И это всего лишь после одного минета», но и на этот раз посчастливилось: он сдержался. Зато под его пристальным взглядом, Стен поднялся, быстро натянул трусы и джинсы. Парень только хотел что-то сказать, как из-за двери раздался шум, звук выстрелов, драки и громкое «Бегите, бон!», прежде чем дверь была выбита, а в комнату вломились четверо амбалов, с ног до головы обвешанные оружием. Одного из них Хару узнал, это был секьюрити из «Неонового дракона», соответственно, подчинённого Кириши. Но амбалы, не церемонясь, просто их вырубили обычным ударом по голове. Хару, прежде чем потерять сознание, отстранённо подумал, что вот теперь они по-настоящему влипли. Кириши, узнай он о похищении, точно не спустит это с рук, пока не накажет всех, причастных к этому людей. Амбалы же его не узнали, так что скоро им предстоит весьма увлекательное путешествие на одну из охраняемых баз. А дальше… дальше, если всё сложится не слишком удачно, их продадут, может целиком, а может по частям, это уж как получится… Додумать он не успел, так как на и без того болевшую голову нагрянула тьма.

***

В это время в кабинете Наоки.

В кабинет без стука ворвался высокий шатен со светло-коричневой шевелюрой. Пряди длинной челки, доходящие до мочек ушей, открывали лоб, голубые, почти аквамариновые глаза переполнились волнением, а на левой щеке красовались цветные голубые татуировки, чем-то походящие на следы от когтей.

— Наоки-сан, – он затормозил прямо у письменного стола, без приглашения усевшись в кресле напротив.

А потом так же бесцеремонно схватил первую попавшуюся газету из общей кучи, лежащей на столе, начиная обмахиваться ей, тем самым охлаждая чуть раскрасневшееся лицо. Никак не обративший внимания на эту наглость, Наоки спокойно продолжал читать какие-то бумаги. Внимательно посмотрев на хозяина, ворвавшийся парень только скептически неопределённо махнул рукой и, закинув ногу на ногу, снова усиленно замахал газетой. Наконец, закончив, Наоки обратил своё внимание на посетителя:

— Тони, я, конечно, понимаю, что твою бьющую через край энергию нужно куда-то деть, но, по-моему, обязанности вентилятора в твою работу не входят.

Ничуть не обидевшись, хост прекратил обмахиваться и сразу выложил:

— Тут такое дело… Хару похитили.

— И какой идиот на это решился? – обманчиво мягко полюбопытствовал Нао, но было видно, что он весь напрягся и подобрался, как хищник, в любую секунду готовый к прыжку.

— Его похитили как преподавателя, – Тони опять неопределённо махнул рукой, – и причём не «кто-то», а его студент. Имя Миками Тэйшо вам о чём-нибудь говорит?

Секунду-две Наоки непонимающе смотрел на парня, а потом оглушающее расхохотался.

— И как? Он уже выкрутился?

Снова неопределённый взмах, кажется, у шатена это было чем-то вроде вредной привычки.

— Наоки-сан, стал бы я вас беспокоить только из-за этого?! Дело в том, что о похищении как-то узнал Кириши-сан. И он узнал, что похитили именно Хару-хоста. Не знаю, что он там себе надумал, но послал своих людей в отместку похитить наследника клана и обменять его на Хару. Я, Кейта и ещё двое, пытались его остановить, но на месте уже никого не было.

Всё это Тони выдал на одном дыхании и теперь с каким-то смешанным чувством удивления и удовлетворения смотрел на ошарашенного работодателя.

— Офигеть, – глубокомысленно выдал Наоки.

Он сложил в стопку бумаги и откинулся на спинку кресла, поворачиваясь к солнцу и сразу блаженно жмурясь от его лучей.

— И что? – наконец спросил Тони.

— А что? Ничего, – не поворачиваясь, ответил тот. – Будем ждать, чем всё закончится. Если что, Хару свистнет. А если нет, то, думаю, Кириши сам разберётся. Я им что, нянька?!

В конце концов Тони так и ушел. Оставалось только ждать.

0

8

Глава 7: Заложник
— Где мы… — спросил Стен, открывая глаза.

Голова немилосердно раскалывалась, будто по ней от души треснули чем-то тяжелым… что, впрочем, так и было.

— Без понятия, – лаконично ответил его товарищ по несчастью, тихо звеня наручниками на руках.

И вправду, когда завязаны глаза, руки и ноги, вряд ли можно узнать своё местоположение. Надо сказать спасибо, что хоть рот остался относительно нетронутым.

Тут, судя по звукам, в комнату вошли несколько человек. Один из них наклонился и приподнял Хару за подбородок, поднося его лицо то ли фонарику, то ли какому-то подобному источнику света.

— Та не, не он, – по всему помещению прошло эхо от грубого баса. – Рожа вроде похожая, но не он. Я видел его на своей смене в клубе, так тот понаглее и покрасивше был. Да и не стал бы он терпеть всё это. Он-то высококлассная шлюха и сразу бы на дыбы встал, а этот, — рука подняла подбородок выше, – молчит.

— Ладно, с этим разобрались, а что делать с тем ублюдком? Кириши-сама говорил…

— Заткнись! – и уже обращение к Стену. – Эй, слышь, если твой папаша не отдаст нам друга Кириши-сама, тебе и твоему дружку будет крышка! Кириши-сама сказал, что если через двенадцать часов не будет обмена, то он лично выпустит тебе кишки и трахнет твоего любовничка еще до того, как ты окочуришься. Понял? Босс не шутит, так что молись, чтобы папаша посчитал твою жизнь дороже друга Кириши-сама.

— Какого… друга? – заплетающимся языком спросил Стен.

— Того самого, которого вы похитили, – ответил ему второй, и оба заржали чему-то своему.

Когда хохот прекратился, первый встал и, больше ничего не говоря, они вышли из комнаты, громко хлопнув за собой дверью.

— Идиоты! – вдруг выругался Хару.

По его мнению, это был какой-то театр абсурда. Ну ладно, секьюрити не узнал — видел-то его всего раз в жизни, но Кириши по любому узнает с первого взгляда, и что тогда сказать? Пусть они с Наоки и стали недавно постоянными любовниками, но Кири многого не знает. В том числе и про вторую работу Хару. Ну что за бред?! Ладно, главное, чтобы Стен ничего не понял, иначе его вторая работа будет безвозвратно потеряна. А он точно знал, что Нао сделает в таком случае.

Они молча сидели в полной темноте, как брюнет не выдержал и заговорил первым:

— Сколько мы уже здесь сидим?

— Без понятия, – такой же лаконичный ответ, как и в прошлый раз.

— Слушай…

— Стен, хватит мне «тыкать». Если ты не забыл, то всё ещё являешься моим студентом. Будешь мне «тыкать», и отвечать я тебе не буду. В отличие от некоторых я могу и посидеть молча, – тихий, без малейших признаков волнения, голос эхом отдавался от стен.

— Честно, не думаю, что отец может что-то сделать, – после минутного затишья начал парень. В его тоне проскальзывали нотки безвыходности. – Или он правда похитил кого-то важного без меня, или это какая-то ошибка. Хотя отец не стал бы похищать друга большой шишки, это было бы глупо и опасно… ну что ты молчишь, сенсей?!

Хару ничего не ответил, а только попытался размять связанные руки и ноги. Но в кромешной тьме, да ещё и с завязанными глазами, у него ничего не получилось, парень только что-то толкнул, а через секунду на него посыпались ящики и коробки.

— Сенсей, с т… вами всё в порядке? – осторожно спросил Стен, когда шум стих.

— Да… — наконец отозвался тот, пытаясь выбраться. – Что за пи*дец! Знал бы, что попаду в эту треклятую заварушку, х*й бы носа из дому высунул!

А дальше на уши бедного студента посыпались такие завороты местного фольклора, что хоть бери и записывай. И если бы было светло и не мешала повязка, то Хару сейчас бы увидел неповторимые ошарашенные глаза брюнета размером по пять копеек. Ну а кто ж знал, что скромный холодный профессор может выражаться как портовая шлюха?

Спустя минут пять Харухи плюнул на всё и постарался поудобнее устроиться на коробках.

— Знаете, – вдруг опять перешел на «вы» Стен, – нам осталось жить не больше шести часов. По крайней мере, мне так кажется. Отец, если б мог, то давно уже нас освободил бы. Так что не согласитесь послушать всё, что я хочу сказать? Надо же мне перед смертью кому-то всё рассказать. Пусть даже это будете вы.

Хару выразительно фыркнул, как бы говоря о своём отношении к этой идее.

— Так вот, — продолжил студент, делая вид, что ничего не заметил. – Совсем недавно я встретил одного человека. Он показался мне совершенством, такие тонкие пальцы, длинные красивые вьющиеся волосы, чуть посветлее ваших, и глаза, такие небесно-голубые и яркие-яркие. К тому же он совершенно не пытался мне угодить, так, как это делали все остальные, он… он просто нечто! Нет, сенсей, вы не подумайте, в поэты я не записывался и, – тихий смешок, – не сошел с ума… просто… просто я влюбился. Ага, представляете, я, конечно, признавался вам в любви, но вы уже и сами поняли, что это всё шутки. А с ним всё по-настоящему. И мне всё равно, что я виделся с ним всего пару раз, он просто не выходит у меня из головы! Я люблю его, я хочу его, хочу быть рядом с ним. Вы даже не представляете, как это!

От таких заявлений Хару даже удивлённо подался вперёд. Из-за этого ящик, на котором он лежал, опасно наклонился и, в конце концов не выдержав веса тела, сдвинулся, скидывая преподавателя. Тот, грязно выругавшись, потёр ушибленную задницу, а парень тем временем продолжил:

— Дело в том, что вы очень на него похожи, не характером, конечно, но чем-то схожи. У вас даже имена схожие, его зовут Хару, это значит «Рождённый весной», а вот вас Харухи… почти что Хару…

— И поэтому ты решил, что, когда будешь трахаться со мной, будет легче его представить, что ли?

Стен поблагодарил темноту за то, что сейчас невозможно было разглядеть его покрасневшее лицо, но потом тут же опомнился:

— Сенсей… вы совсем не злитесь из-за того, что я вас похитил и принудил сделать мне… минет… или у вас это не в первый раз?

— Что в первый раз? Похищение или минет? – ехидный голос заставил брюнета снова покраснеть, и на миг ему опять показалось, что перед ним не сенсей, а хост.

— И то, и другое…

Хару хотел, как обычно, съязвить в ответ, но вовремя прикусил язык. Этого парня, особенно после его последних заявлений, хотелось вогнать в краску и спровоцировать на поцелуи, касания, а то и на нечто большее. В голове сразу всплыла одна развратная картинка, навеянная этим местом, но он сразу её отогнал, так как ещё одна проблема, в виде вставшего члена, счастья не добавила бы никому.

— Глупость всё это, – наконец, сказал Харухи. – Возомнил себя королём мира и решил, что всё может пройти безнаказанно? Твой папаша, кстати, тоже так решил, и вот теперь во что это вылилось… Теперь-то ты понял?

Блондин наклонил голову, как мантру повторяя «Фильтруй базар! Не забывайся! Профессора так не баз… разговаривают!» Вот поэтому он так мало общался со всеми в универе, боясь сорваться и незаметно для себя перейти на родной уличный жаргон. Хорошо хоть Наоки и остальные из «Для весны» постоянно его одёргивали, так как даже два года преподавания не избавили его от такого говора.

— Сенсей, хоть вы об этом не говорите, меня уже и самого совесть замучила, – Хару будто явственно увидел, как Стен поморщился.

— Да уж, совесть - страшная штука… — легкий смешок.

Дальше они просто говорили на отвлеченные темы, избегая разговоров о своей дальнейшей участи, а о том, что же будет с ними дальше, не догадывался никто. Они говорили и говорили. Говорили для того, чтобы не молчать. Хару было просто скучно, но он не исключал возможность, что его могут и пристрелить, так и не признав, поэтому перед смертью можно было и поговорить, они ведь в одной лодке. А вот Стен верил в то, что всё уже кончено и последние часы своей жизни хотел провести вот так, болтая. Он рассказал хосту буквально обо всём. Когда, наконец, дверь открылась, в комнате включили слабо мерцающую лампочку, и кто-то вошел. Со Стена сняли повязку, и тот, щурясь от яркого света, осмотрелся. Они оказались в большом, похожем на склад помещении с высоким потолком. Везде стояли различного размера ящики, коробки и мешки. Когда же амбал грубо поднял сенсея и, сняв повязку, небрежно бросил её на пол рядом с ним, брюнету захотелось наброситься на амбала и избить его до полуобморочного состояния за такое обращение с блондином. Стен почувствовал какую-то симпатию к своему лектору. Профессор оказался отнюдь не занудой, и общаться с ним было невероятно интересно, вот только бы подправить внешность… Да, про себя Стен решил, что если они отсюда выберутся и с Хару ничего не получится, то он приложит все усилия, чтобы завоевать доверие, и если не любовь, то хотя бы дружбу этого человека.

— Простите… — тут обратил на себя внимание Харухи. Одной рукой он закрывал глаза, а второй беспомощно водил по полу, наклоняясь из-за короткой цепи наручников. – Вы не могли бы дать мне мои очки, без них я ничего не вижу. У меня лежали запасные в кармане…

Амбал хмыкнул и пошарил по карманам. Оттуда он достал наполовину разбитые очки с треснутым левым стёклышком.

— На, – и брезгливо кинул их на пол, будто выкидывал какой-то дурно воняющий мусор. – Забирай свои дерьмовые стекляшки.

Ничуть не стесняясь, профессор поднял их, надел себе на нос и только тогда раскрыл глаза. Очки съехали набок, и голубой глаз оказался прямо напротив разбитой части стекла. Но пусть сейчас хост был внешне невозмутим, про себя он уже строил планы мести для этих двух придурков.

Стен же усмехнулся такому забавному зрелищу, но потом тут же скривился, вспомнив, что если бы они не оказались в одной лодке, то, скорей всего, поступил бы так же. Люди часто бывают такими глупыми…

— Урод, – крикнул он амбалу, когда тот уже собирался уходить.

Мужик повернулся и с какой-то садистской, волчьей улыбкой сказал:

— Повтори!

— Ты урод! – сказал, как выплюнул.

Буквально за секунду лицо амбала резко изменилось. Он со всей силы пнул брюнета по животу, из-за чего тот согнулся пополам и что-то простонал.

— Повтори…

— Урод, – теперь уже тихое, смешанное с кашлем.

Ещё два удара, и из губы потекла струйка крови. Сквозь стоны раздалось какое-то невнятное бормотание.

— Чего? Повтори, а то я не расслышал, – просит мучитель, сохраняя на лице такой же радостно-садистский оскал.

— Хватит, – тихий голос и Стен поворачивается, но следующий пинок буквально вырывает его из реальности, заставляя притупиться слух и появиться разноцветным кругам в глазах.

А в болящий и без того бок ударила новая вспышка боли.

— Хей, хватит развлекаться, пошли, нас ждёт Кириши-сама. Он сказал, что не будет долго ждать нас из-за того, что мы задержались при таком простом поручении, — наконец опомнился второй и пошел к выходу.

Амбал, сплюнув на пол, тоже вышел, напоследок выключив свет.

— Ты как? – Хару маленькими шажками подвигался к нему, так как больше не позволяла связывающая ноги верёвка.

— Нормально, – прохрипел тот в ответ, сплёвывая кровь.

— Я слышу, – вместо традиционного «я вижу», скептически сказал блондин.

Продолжить разговор им не дали люди, снова вошедшие в помещение. Они опять грубо подняли заложников и принялись освобождать от наручников и верёвок. А когда те были свободны, их просто толкнули к выходу со словами: «Вы свободны». Только что пинок под зад не дали.

— Как это «свободны»? – не понял Стен, потирая синяки на запястьях.

— А так, Кириши-сама сказал, что твой папаша сам себя заложил в обмен на тебя, а как знаешь, действующий лидер стоит больше бона, и он дал слово, что друга босса у него нет. Сейчас, наши и ваши, – последнее слово было наполнено снисхождением и лёгким оттенком презрения, – люди ищут этого друга, а если не найдут, – амбал в притворном сожалении сначала развёл руками, а после большим пальцем провёл линию у шеи, – думаю, до вас дошло.

Стен мрачно кивнул и, взяв за руку задумчивого профессора, быстро потянул его подальше от их места заключения. Всё закончилось так же внезапно, как и началось.

0

9

Глава 8: Обманщик
Брюнет скривился и непроизвольно взялся за бок, пока садился на лавочку, а потом обхватил голову руками и с каким-то безнадёжно-отчаянным выражением в глазах посмотрел себе под ноги. Идти спасать отца было бессмысленной и безнадёжной затеей, так как Миками сразу же пристрелят, но если он не пойдёт, то в жизнь себе этого не простит. Отец был для него самым родным человеком, и он просто не представлял без него свою дальнейшую жизнь, значит…

Парень решительно поднялся. Чья бы это ни была подстава, организована она очень удачно. И если её целью было натравить кого-то очень влиятельного, тем самым истребить клан, то заговорщикам это полностью удалось. Он шел спасать отца даже зная, что кроме смерти его там больше ничего не ждёт. Стен только хотел сделать шаг вперёд, как его остановила чья-то рука. Брюнет обернулся и увидел Харухи, который с какой-то мрачноватой физиономией начал тянуть его в другую сторону. До этого, тот просто тихо сидел рядом, но, когда увидел, что его студент собирается сделать что-то непоправимое, тоже встал.

— Куда мы идём? – спросил парень, когда они шли уже минут пять.

Первое время он, не сопротивляясь, шел следом, хотя им пришлось постоянно останавливаться из-за жутко болевшего бока, но потом всё-таки решил спросить.

— Ко мне домой, – коротко ответил тот. – Он здесь недалеко.

— Зачем? – Стен решил не упорствовать, а просто идти следом.

— Узнаешь, – снова короткий ответ, и хватка стала ещё сильнее. – Пошли быстрее, а то не успеем.

Хару понимал, что вести Стена домой и раскрываться перед ним было, по меньшей мере, глупо. Однако он ничего не мог с собой поделать с тех пор, когда увидел, что, стискивая зубы, парень решается идти к Кириши. Причем они оба знали, что его там ждёт. И если Стен только по слухам, то Хару наяву, так как присутствовал на одном из допросов. А тот, несомненно, последовал бы, и причём жесткий, где за каждым «не знаю» следовало дробление пальцев или выжигание каких-нибудь экзотических татуировок в самых разных частях тела.

А этот парень, видимо, предполагая о чём-то таком, собирался туда пойти. Будь на его месте Хару, тот бы никогда не пошел на такое. Ведь зачем идти на смерть, если шансов спасти друга-смертника всё равно нет?! Хост принимал только такую логику, но именно расхождение с ней и привлекало его в Стене. Эта логика о самопожертвовании такая глупая, идиотская и в то же время такая… честная и открытая, что редко встретишь в криминальном мире.

Будь проклят этот сукин сын Нао с его пари и сводничеством. В темноте блондину приходилось постоянно одёргивать себя, напоминая, что Стен влюблён именно в хоста, а не в его маску профессора. И сейчас он рискует своей репутацией и работой из-за какого-то глупого мальчишки. Сказали бы раньше – не поверил. Самовлюблённый эгоистичный Хару и помогает кому-то?! Чушь какая! Единственный человек, которому хост согласился бы помочь безвозмездно – это Наоки. И теперь к нему прибавился ещё и Стен. Очаровательно! Скорее всего Нао оценит, выиграв пари и свалив куда-нибудь на Гавайи, спихнув все бумажки и макулатуру на хоста. Ох, уж он там повеселится с Кириши. Ха, а может они заодно?

Думая каждый о своём, парни поднимались по ступенькам. Почти в конце Стен не выдержал и, держась за болевшее место, сел прямо на ступеньки.

— Это ад! Ты что, каждый раз так поднимаешься?!

— Да, – невозмутимо ответил тот, поднимая студента и таща его дальше, причем совершенно не обращая внимания на фамильярное «ты».

Наконец с горем пополам они добрались, и брюнет с полностью сбившимся дыханием сполз вниз по стенке коридора.

— Эй, разувайся, – возмутительно окликнул его преподаватель. — Нечего мне стены и полы вымазывать. Я их, между прочим, сам мою!

— Угу, – тихо ответил тот, глубокими глотками вдыхая воздух, – щас, ещё пять секунд.

Хост только хмыкнул на это заявление и с отвращением прямо в коридоре скинул с себя всю грязную одежду. Когда на нём остались только одни трусы, Хару сначала хотел скинуть и их, но потом передумал и, с явной брезгливостью взяв этот ворох, куда-то его понёс.

Стен, всё ещё сидевший на пороге, отметил, что у сенсея отличное тело, а дом совершенно не такой, каким его представляли все студенты. Им почему-то думалось, что квартира Харухи-сенсея будет Ками забытым местом, с паутиной и кучей грязной посуды в раковине. Тут же был обновлённый дорогущий ремонт. Даже модные шузы, стоящие в углу, совсем не подходили имиджу их «Ледышки». Всё страннее и страннее. А самой большой странностью, как, впрочем, и вопросом было: «Зачем же он меня сюда привёл? На цветочки посмотреть? Да нет, для всего должно быть объяснение. Однако, сейчас время было на вес золота, отца могут убить в любой момент, а я тут прохлаждаюсь. Нужно что-то сделать…».

Парень только собирался подняться, как со стороны дверей в ванную раздался громкий властный голос:

— Сидеть!

Сработали рефлексы, и Стен тут же сел на своё место. В коридор же вошел абсолютно обнаженный Хару, без очков, но с какой-то чадрой на голове, сделанной из банного полотенца.

— Без меня ты никуда не пойдёшь, так что разувайся и проходи.

— Нет! У тебя что, совсем крыша поехала?! Куда тебе со мной?!

Да уж, куда? Тогда на Стене будет висеть вина ещё и за смерть сенсея.

Скептически оглядев парня, хозяин квартиры вдруг подошел, закрыл дверь на замок и, пронеся ключ прямо перед носом студента, забрал его с собой, уходя в другую комнату. Ошарашенный брюнет ещё секунд пятнадцать простоял так, а потом, когда до него всё-таки дошло, хотел было броситься за хастлером. Он уже сделал шаг, как осмотрелся и, решив, что вымазывать чистый блестящий паркет будет явным актом вандализма, разулся.

Блондин обнаружился в ванной под душем за мытьём головы, где ожесточённо втирал в волосы шампунь. Те, уже чистые и отмытые от грязи, стали светло-русыми, зато вода ясно показывала, почему они были такими тусклыми до этого.

— Ключ! – потребовал Стен, не решаясь войти.

Хару только хмыкнул и, не оборачиваясь, кивком головы указал на лежащий на полке ключик. Стен прикусил губу, стараясь не смотреть на своего лектора. Всё-таки, пусть блондин и стоял спиной, формы у него были о-о-чень даже ничего. Сразу и не скажешь, что это — нескладный профессор, обычно ходящий в болотного цвета футболке с Микки Маусом, потёртых джинсах и накинутом сверху профессорском халате.

Стен, став на носки, дотянулся до ключа, как Хару смыл пену с волос и обернулся. На его лице играла насмешливая улыбка, а глаза светились озорным блеском. Встретившись взглядами, Стен просто замер и не веря, сказал:

— Да быть такого не может…

В ответ на это хост снова хмыкнул, а Стен, уже позабыв про ключ, непроизвольно сделал шаг назад, но ему не посчастливилось: на полу лежало мыло, недавно оброненное Харухи. А как известно, вода и мыло дают очень скользкий эффект, который и испробовал на себе брюнет, приложившись сначала о стену, а потом и об пол. Только чудом сохранив относительно целым больной бок, Стен, кряхтя и, откинул проклятое мыло куда подальше, во все глаза уставившись на продолжавшего как ни в чем не бывало мыться блондина. Сейчас в чувствах преобладала какая-то радость и лёгкая обида. Радость, потому что теперь все недостающие пазлы складывались в одну большую и очень весёлую картинку, а обида — так как сейчас парень чувствовал себя обманутым, ведь очень неприятно быть одураченным любимым человеком. Притом одураченным так ловко, что он даже не заподозрил подвоха. И почему никто не догадался провести параллель между этими двумя: профессор и хост – две маски, две личности, только вот какая из них настоящая? Но все мысли вылетели из головы, стоило только Хару выйти из ванной и наклониться, чтобы помочь студенту подняться. Стен с благодарностью принял руку, заодно вдыхая аромат чистого тела с запахом лавандового шампуня в волосах.

— Всё ещё хочешь взять его? – насмешливая улыбка и лёгкий кивок в сторону ключа.

Проклятый хост, вечно он заставляет Стена краснеть от двусмысленности своих же слов, превращая обычные фразы в искусно загримированное издевательство. Негромко рыкнув, брюнет рывком зажал мокрое тело между собой и стеной. И плевать, что одежда промокнет, плевать, что, скорее всего, намокнут даже волосы, плевать, что так нужное им время сейчас утекает как песок сквозь пальцы…

0

10

Глава 9: Смельчак
Всмотревшись в голубые глаза и найдя там что-то важное для себя, Стен ещё сильнее прижал гибкое податливое тело, и впился поцелуем в нежно-розовые, мокрые от воды губы. Они целовались как сумасшедшие, буквально задыхаясь от собственных ощущений. Харухи, повернувшись, сам прижал брюнета к стене, задел висящую душевую шлангу, и вода из неё полилась прямо на них. Одежда и волосы Стена, полностью промокли, а вода с неё, как и капельки, стекающиеся с вьющихся локонов блондина, капала вниз.

С Хару ещё никогда не случалось такого. Он всегда, когда был с разными партнёрами, мог контролировать свою страсть с возбуждением, сдерживая и направляя их по своему желанию.

Здесь такое сделать было невозможно. Эта страсть была слишком дикой и неуправляемой, желающей подчиняться только инстинктам. И хосту это нравилось, безумно нравилось то, что между ними происходило, но сейчас было не время и не место.

— Стоп! – хост остановил руку парня, уже подбирающуюся к его бёдрам. – Ты не забыл, зачем мы здесь?!

Взгляд парня тут же прояснился, и он отпрянул от блондина, пытаясь восстановить дыхание и унять бешено бьющееся сердце.

— Прости, я…

Хару скривился как от зубной боли, а затем просто похлопал того по щекам.

— Чего раскис? А ну отвечай, куда ты дел того ублюдка, который нервировал меня на лекциях?

Брюнет тихо фыркнул, но начал приходить в себя. Однако одного лишь взгляда на обнаженное тело рядом хватило, чтобы снова начать сходить с ума. И только огромным усилием воли он сдержал новый порыв.

— Черт, времени совсем мало, – на скулах Стена заиграли желваки. – Но если мы выберемся оттуда живыми…

— Да не парься, – Хару неопределённо махнул рукой, закрывая душ, и к огромному облегчению студента, начал кутаться в просто огромное махровое полотенце. – Если до тебя ещё не дошло, то я и есть тот самый «потерянный друг Кириши-самы», — он старательно перекривил тон амбала, а в глазах зажглись какие-то нехороший искорки. – Только не понимаю, как они могли не связать моё исчезновение и похищение профа из универа. Что думаешь?

— У отца всегда было много «доброжелателей», — они вышли из ванной, и Стен побрёл за Хару в сторону спальни.

— Понятно. Тогда, думаю, нам нужно шевелиться быстрее.

В спальне Хару, ничуть не стесняясь, кинул мокрое полотенце на кровать, оставаясь обнаженным, и подошел к шкафу. Брюнет проводил его буквально пожирающим, голодным взглядом. Опомнившись, он запустил руку в волосы.

«Проклятье, о чём я думаю? — он до боли прикусил губу, не давая возбуждению полностью проникнуть в тело. – Мне нужно отцу помочь, а не пялиться на… Хару».

Да и не только пялиться. Сейчас, когда его профессор и Хару оказались одним лицом, он хотел спрятать хоста куда подальше от чужих глаз, а там уже методом кнута и пряника выпытать, что же скрывает в себе этот странный, но такой желанный мужчина...

Да уж, кажется, он влюбился в этого человека ещё больше, а что касается самого блондина… ну что ж, если они выживут, то он сделает всё, чтобы получить ответное признание.

К нему подошел уже одетый Харухи и, посмотрев на парня, сначала удивлённо поднял брови, а затем на его лице появилась такая понимающая улыбочка, что Стену даже стало как-то нехорошо.

– Вау! И долго ты сможешь сдерживать ЭТО?

С этими словами он хотел было прикоснуться к молнии на джинсах, но брюнет тут же рывком убрал его руку.

— Не трогай, – попросил он, слегка досадно скривившись.

При этом на его щеках появился едва заметный румянец, и Хару не мог не засмеяться.

— Ладно, пошли уже, главное при Кириши и остальных стояком не свети, я тебе сейчас пальто дам, – и вытащив из шкафа черное пальто длинной почти до колен и подождав, пока тот его наденет, потянул к выходу. – Можешь оставить его себе. После твоей грязной одежды я уже вряд ли буду его носить.

Парень промолчал и просто последовал за ведущим его человеком. Он устал из-за подъёма по ступенькам, да и побои не прошли бесследно, но упорно отказывался это признавать, собирая последние силы.

Когда они вышли, Хару, хитро ухмыльнувшись, достал телефон и набрал чей-то номер. После нескольких гудков трубку подняли.

— Алло, Хару?

— Привет, Кейта, вы что там из-за меня шум подняли?

— Ага, только Наоки-сан сказал, что ты, если что, свистнешь, а так сам, – голос приобрёл насмешливые нотки.

— Сволочь, мог бы и помочь, – хост досадливо скривился. – Ты не мог бы нас подвезти к Кириши? Я-то не знаю, где он сейчас.

Молчание, а потом чьё-то перешептывание.

— Окей, только я могу не раньше, чем минут через десять.

— Раньше!!!

— Ты слишком много от меня требуешь!

— Ну, Кейта! Я знаю, что ты можешь, когда захочешь!

— …ладно, уговорил, но с тебя должок!

— Хорошо, зачту.

Блондин отключился и довольно потянулся.

— Всё, теперь дело в шляпе, – сказал он, вроде бы ни к кому не обращаясь.

— Если бы, – пробормотал Стен, до этого просто наблюдавший за машинами, проезжавшими рядом.

Они замолчали, а минуты через четыре послышался шум. За ним же из-за поворота показался красный байк с человеком в шлеме. Байкер со скрежетом притормозил и быстро соскочил со своего транспорта, снимая головной убор. Парень тряхнул короткой каштановой шевелюрой и улыбнулся, приветствуя хоста. Он был чуть выше Хару, с изящным телосложением и чуть лукавым прищуром синих глаз. На руках красовались фиолетовые байкерские перчатки, такого же цвета был и плащ с красным поясом и синими застёжками. Под ним — тонкий голубой свитер и строгие ровные джинсы, резко констатирующие с модными шузами. Посмотрев на них, блондин насмешливо приподнял брови.

— Решил сменить стиль?

— Если бы кто-то не попросил меня срочно приехать, я бы его и не менял, – глаза шатена всё ещё не утратили своего лукавого блеска.

— Ладно, проехали, а где Тони? – хост легко подтолкнул Стена к байку, сажая впереди себя, но оставляя ещё и немного места для Кейты.

— Он в клубе остался… хей, ты не говорил, что вас двое! Мы тут не поместимся! К тому же скорость снизится, – шатен возмущённо посмотрел на «третьего лишнего».

В ответ Харухи только беззаботно улыбнулся, жестом приглашая того сесть вперёд, за руль.

— Не беспокойся, всё норм, поехали.

Кейта закатил глаза, но последовал совету, прекрасно зная, что спорить бесполезно, на такого человека, как Хару, не действовали никакие аргументы, особенно, если он начинал действовать под девизом: «Я всегда прав». Поэтому байкер, обречённо вздохнув, протиснулся на место водителя и завёл мотор.

— А куда мы едем? – спросил Стен, с наслаждением подставляя голову под струи воздуха.

Они ехали не просто быстро, а очень быстро, по мнению парня. Хотя Кейта постоянно жаловался, что они ползут как черепахи, блондин же просто отмахивался.

— К Кириши-сану, – не оборачиваясь, ответил водитель. – Конечно, без меня к нему было бы трудно попасть, так как наш блондинчик считается пропавшим, а ты к нему никакого отношения не имеешь. Я буду что-то вроде посредника… кстати, Хару, а не проще было ему позвонить и всё сказать?

— Ага, а он так бы и поверил, – съязвил этот самый «блондинчик». — Особенно если считает, что меня похитили. В наше время, знаешь ли, голос может подделать почти каждый.

Они снова замолчали, пока к окружающим звукам не прибавилась тихая вибрация телефона. Всё так же не глядя, Кейта вытянул мобильник из кармана и ответил на звонок, управляя уже одной рукой.

— Ало?.. Что?! Тони, ты и минуты уже без меня не можешь?.. Ладно, я скоро буду, но не дай бог это будет какая-то дребедень! И не надо мне говорить, что это что-то сверх важное, у тебя всё такое. Ладно, давай…

И отключился.

— Хару, будете выкручиваться сами: у Тони там опять что-то случилось.

— Что? – полюбопытствовал тот, кладя подбородок на плечо Стену.

Ветер трепал его локоны, и блондин жмурился от потоков воздуха и солнечных лучей.

— Не знаю, к нему там какой-то малой пришел. Дальше он ничего внятно объяснить не смог, но сказал, что сам в шоке и чтоб я приезжал быстро…

— Оу-у-у… — хост, не открывая глаз, мягко засмеялся. – Таков уж наш Тони.

Стен, тихо слушая разговор двух хостов, почувствовал укол ревности при слове «наш». Сейчас он вообще ощущал себя на редкость противно и беззащитно, он ничего не смог сделать, от него ничего не зависело, и парню оставалось только молиться, чтобы всё кончилось благополучно.

— Ладно, мы уже подъезжаем, так что готовьтесь, – он наконец-то повернулся, и на лице парня была точная копия хитро-лукавой ухмылки Хару. – Расскажешь мне, как вы там повеселитесь!

Они с хостом обменялись понимающими улыбочками и, посмотрев на дорогу, Кейта резко притормозил. Сразу же спрыгнул Харухи, а за ним, немного пошатываясь, встал и Стен. Пощёлкав перед носом второго, блондин, уверившись, что со студентом всё в порядке, на прощание махнул рукой уже удаляющемуся хастлеру.

Стен же, придя в себя, осмотрелся: они стояли напротив большого девятиэтажного здания со стеклянными дверями и большим стендом с надписью «Ohayou*» над ними.

— Эй, чего стал столбом, пошли, – позвал его хост и зашел в дверь.

Брюнету ничего не оставалось, как последовать за ним.

*Ohayou(Охаё) – неформальное приветствие.

0

11

Глава 10: Маньяк
Внутри здание больше походило на отель Любви: двери с номерами, на ручках большинства которых висело «Не беспокоить!». И это только в полдень! Тогда что будет вечером? Те комнаты, двери в которые были открыты, показывали роскошь обстановки помещения: одни отделаны под восточный стиль, другие – чистая классика, третьи вообще что-то совершенно другое. Стен покорно шел за хостом, любопытно осматриваясь. И это он считал, что живёт хорошо?! Да парень даже не был знаком с такой роскошью!

— И это всё принадлежит одному твоему Кириши? – наконец не выдержал он.

Хост тяжело вздохнул и обернулся.

— Кириши не мой – это, во-первых. Во-вторых, если обратишься к нему по имени, то тебя сразу там на месте и пристрелят*, а в-третьих, да, это всё его собственность, и не самая классная, но лучше не говори и не хвали его. Вообще, просто молчи и всё!

— Ну, мм-м… — брюнет замялся и почесал затылок.

— Стен! – Харухи скривился и внимательно посмотрел ему в глаза. – Если ты не пообещаешь, что будешь молчать, я просто брошу тебя здесь!

— Хорошо, хорошо, – Стен досадливо поморщился, но всё же согласился, выставляя руки вперёд в качестве примирения. – Я буду молчать, только пошли быстрей, а то мало ли что…

Хост хмыкнул, но повёл парня дальше прямиком к лифту наверх. Он, конечно, не верил обещаниям, но «на всякий случай» можно было его взять. А там уже посмотрим.

Они зашли в лифт, и блондин нажал кнопку «9». Ждать пришлось недолго, и спустя несколько секунд двери открылись. От увиденного Стен даже застыл на пороге, и если бы его не вытащил Хару, то, скорее всего, что-нибудь себе прищемил. Девятый этаж разительно отличался от остальных. Прежде всего «тёмным» дизайном: на дверях замки и цепи, на стенах серые обои, да и свет почти не проникал в коридор. На полу — длинная, красная ковровая дорожка. Где-то со стороны в почти крайней комнате послышался вымученный стон. Стен тут же вздрогнул.

— Это отец, – шепнул он, а потом бросился к той двери.

Но на полпути его грубо остановили, развернули к себе и дали подзатыльник.

— За что?! – брюнет возмущённо уставился на Харухи. – Там мой отец, понимаешь?! И если я…

Продолжить ему не дал ещё один увесистый удар по голове.

— Ты чем думаешь: мозгами или жопой? – блондин зашипел не хуже рассерженной фурии. – Я вообще и сам не врубаюсь, зачем полез тебе помогать! Сидел бы себе дома или ублажал очередного клиента. Ну ворвёшься ты, и что дальше? Тебя там как милого пристрелят и слова не дадут сказать! Нам вообще крупно повезло, что мы, кроме прислуги, никого не встретили! А ты тут ещё и кричишь. Хочешь, чтобы сбежались все, кто сейчас в здании? Пожалуйста. Только учти — я буду не при делах. Понял?

Под конец своей проникновенной речи Хару уже окончательно успокоился и потёр переносицу, поглядывая на студента из-под полуопущенных ресниц. Да, он сделал глупость: поддался мимолётному порыву и согласился помочь. Но, Ками, этот порыв был сущей тупостью. Как можно помочь ребёнку, делающему безрассудные порывы на каждом шагу?

— Ладно, пошли, – хост махнул рукой, жестом зовя за собой парня, выходя вперёд.

Будь что будет.

Они подошли к той двери, откуда раздавался шум, и закусив губу, блондин повернул ручку. Увиденное заставило его сглотнуть и перекривиться: в центре, на стуле рядом с кроватью, сидел привязанный отец Стена. Его тело представляло собой огромную кровавую рану, всё-таки нежным обращением «посланцы» Кириши не славились. Один из них сейчас на корточках сидел напротив, поставив правый локоть на колено, а кистью подперев наклонённую голову. Во второй руке он держал какую-то странную, похожую на железную плеть верёвку, время от времени виртуозно ею помахивая. У брюнета от такого зрелища и вовсе побежали мурашки по коже. Казалось, видел пытки и не должен был их страшиться, но эта картинка во главе с отцом буквально повергла его в ужас. Он и представить себе не мог, что всё будет настолько страшным.

— Хару… — прошептал он, почти цепляясь в своего спутника.

А тот не обратил на него внимания, обращаясь к «посланцу» и записному палачу.

— Хей, нам нужен Кириши.

Тот рывком обернулся, поднимаясь. Он совершенно не обратил внимания на Хару, смотря только на Стена.

— А-а-а, что, щенок, решил последовать примеру папаши?! – мужчина начал медленно подходить. – Не переживай, раз уж ты пришел, то я позабочусь и о тебе. Давненько Кириши-сама не подкидывал мне такой работёнки. Ну-ка, ну-ка…

Раздраженный, что на него не обращают внимания, хост сам подошел к мужчине и, нацепив на лицо самую, что ни на есть приторно-сладкую улыбочку, почти промурлыкал:

— Эй, а ты про меня не забыл, дорогой?

Хару знал этого человека. Его имя почти забыли и именовали только прозвищем Мясник. Воистину, кличка лучше всего подходила «посланцу». Кириши поручал ему самую грязную работу, которую тот выполнял с огромным удовольствием. Похоже, у Мясника в крови была жажда насилия и признаки садизма, но убрать его не решались: «Коллегам» — тобиш другим «работникам» Кири, это было невыгодно, так как тогда его работа досталась бы им, а марать руки полностью, никому не хотелось. Сам Кириши философски считал, что всегда нужно иметь таких людей под рукой, да и с его мастерством приходилось считаться. Поэтому Мяснику многое сходило с рук, но сейчас, похоже, всё зашло слишком далеко. Да и Кири, наверное, был сильно разозлён, раз послал именно его пытать отца Стена.

В глазах «посланника» мелькнуло узнавание, и что-то смутно похожее на безумие. Он оглушающее расхохотался, а потом со всей силы ударил блондина по голове, да так, что тот отлетел вглубь комнаты, падая назад и вдобавок ударяясь головой об стену. Стен хотел было броситься за ним, но Мясник с какой-то маниакальной улыбкой преградил ему путь.

— Ну уж нет, голубушек, хочешь до него добраться? Не выйдет, теперь ты мой!

Парень буквально шарахнулся от него назад, а за спиной «посланника» послышался слабый полухриплый отцовский голос:

— Уходи…

У Хару же голова почти раскалывалась, слишком уж много ударов на неё пришлось за последнее время. Перед глазами всё кружилось, раздваивалось, да и вообще летело чёрт знает куда. Парень попытался сфокусировать взгляд, но ничего не вышло. Оставалось только положиться на волю Ками и погрузиться во тьму…

* — мм-м, кто хоть немного вникал в эти обращения меня поймёт, ну а тем, кто не понимает, поясню (вообще, нужно было сделать в конце главы, ну ладн^^") :
-тян (-chan) — суффикс “тян” обычно используется при обращении к хорошим друзьям женского пола, детям и бабушкам. Иногда может применяться и к мужчинам (это не принято, но если это ваш хороший друг, и он помладше — все в порядке). А иногда в качестве издевки, типа намёка на женственность и.т.п. и.т.д.
-сан (-san) — одно из наиболее уважительных обращений. Все ваши старшие друзья мужского пола, незнакомцы, родители, все, с кем у вас деловые отношения, заслужили такое обращение. А также все взрослые старше 18.
-сэнсей (-sensei) — это для инструкторов (например, боевых инструкторов), обычных учителей и т.д.
-сама (-sama) — очень уважительное обращение для начальника, хозяина, королей, даже богов. Часто применяется к религиозным лицам.
А по именам обращаются только любовники, очень-очень близкие друзья или люди.
Так что за неуважительное обращение и убить могут.

0

12

Глава 11: Хозяин
Хару очнулся уже на чьей-то кровати, он поморщился от лёгкой боли в голове и тихо вздохнул. О чём-то разговаривавшие Кириши и Нао, тут же обратили внимание на спящего и обеспокоенно склонились над «больным».

— С тобой всё в порядке? – в обычно насмешливых чуть хитрых глазах Наоки теперь явно проскальзывало беспокойство.

Это была светлая комната, оформленная в исключительно кремово-белых тонах.

«Как в психушке», — с усмешкой подумал блондин, пытаясь подняться.

— Конечно, – его голос снова приобрёл прежние насмешливо-провоцирующие интонации, – только голова трещит так, будто я бухал дня три без передыху, а теперь меня настиг бодун… и вообще, изверги, хоть бы воды дали!

Наоки хмыкнул, с облегчением понимая, что с другом всё в порядке, а Кириши отвернулся, чтобы налить воды из графина, стоящего на тумбочке рядом. Увидевший это хост, не мог не подколоть мужчину:

— Оу, неужели сам Кириши-сама, изволит налить воды, такому ничтожному человечишке, как я? – он старательно перекривил одного из амбалов, работающих на любовника Нао.

Тот удивлённо обернулся:

— В смысле?

— Да тут один из них мне втирал, что ты меня изнасиловать собираешься, причём прям на глазах у моего студента…

Мужчина тут же помрачнел, кинув раздраженный взгляд на Нао, смотрящего в потолок с улыбкой типа «я тут не причём». Ками, и это взрослый сорокалетний мужчина? Ребёнок, чесслово!

— Если бы один наглый субъект рассказал мне всё с самого начала, то я бы так не лоханулся!

— Да? А может тебе ещё про все мои нелегальные сделки прощебетать? – улыбка хозяина «Для весны» оставалась такой же.

Кириши хмыкнул, и подал стеклянный стакан, почти до верха наполненный водой. Хару одним махом осушил его, отдавая обратно, а потом удобнее примостился на кровати, которая очевидно находилась во всё том же здании, только несколькими этажами ниже.

— Так что случилось, кто-нибудь мне может объяснить? А то у меня что-то вроде заснул-очнулся-гипс, – он хитро посмотрел на притихших мужчин, при чем в его глазах мелькнуло что-то такое, что не предвещало ничего хорошего обоим.

— Ладно-ладно, – первым «сдался» Нао, – подробностей я не знаю, но расскажу всё, что смог выпытать у Кириши и того молокососа. В общем, когда ты вырубился, наш записной палач решил взяться за малого похитителя. Он ему как-то руку поломал, но мальчишка выкрутился. Потом Мясник парнише бок плёткой поцарапал, а после этого…

— Дальше я сам, – перебил его Кири, – я же не знал, что ты и задрипанный профессорчик одно и тоже. Да если одно и тоже, всё равно. Пофиг, в общем. Я, кстати, не посылал Мясника на это задание, просто подчинённые решили грязную работёнку на него скинуть…

— И что же с ним случилось? – ехидства в голосе, хоть отбавляй.

— На месте пристрелил, – легкий безразличный пожим плечами, но на красивом лице тут же появилась кровожадная улыбка, – в принципе неплохо досталось и тем кто сбагрил его на это дело. Оч-чень досталось. Жаль, что не смог прибить их лично, но думаю, о них хорошо позаботились и без меня.

— Хмм… а что с тем пацанчиком?

— Волнуешься? – это уже подал голос Наоки, сопроводив слова хитрой понимающей улыбочкой.

— А-то. Что, всё ещё надеешься свалить отсюда? – Хару вернул улыбочку с процентами, поглядывая на потенциальную парочку из-под полуопущенных ресниц.

— Конечно! – не стал отрицать, мужчина, и только притянул к себе любовника, чтобы втянуть того в поцелуй, как хост как-то уж слишком нехорошо улыбнувшись, выдал:

— Оу, ну тогда можете собирать вещички. Хотя сейчас не сезон, конечно…

Нао тут же замер, и вместе с Кири, почти синхронно ошарашенно посмотрели, на довольного произведённым эффектом блондина.

— Ч-что? – это был Кириши, похоже, про спор ему уже рассказали.

— Что слышали, – хост хмыкнул и осторожно потрогал пострадавшую голову.

За время разговора она разболелась ещё больше, но всё равно не хотелось, чтобы «посетители» ушли. После таких напряженных дней определённо нужно было выговориться.

— Ммм… то есть ты серьёзно… втюрился? – насмешливый голос Нао мог вывести из себя кого угодно, но не Хару.

Тот воспринял вопрос на удивление серьезно и рассеянно пожал плечами:

— Ну не то, чтобы слишком… но вполне возможно…

— И кто же этот счастливчик? – придя в себя после такого «заявленьица», спросил Кириши.

— А-то вы не догадываетесь, – и снова ехидно. – Особенно ты, хо-зя-ин.

Обладатель этой не то клички, не то второго имени поморщился. Кири же, только засмеялся.

На пару минут воцарилась тишина. Хост задумчиво смотрел на двоих людей стоящих напротив, вроде бы такие разные… И не только по внешности. Но всё же, теперь парень явственно видел, что маленькая интрижка, появившаяся между ними, переросла во что-то большее. Гораздо большее. Наоки рядом с Кириши как-то неуловимо менялся, становился веселее, открытее, и обезбашеннее, что ли… Хару искренне радовался за него, но радость меркла, так как у блондина самого было проблем выше крыши. Он ведь никогда не влюблялся, считая это чувство каким-то запретным и чуждым. Да и вообще, позволено ли шлюхе влюбиться? А Хару определённо был шлюхой, пусть богатой, уважаемой в своих кругах, но шлюхой. Поэтому, он и почти не менял своего имени, когда устраивался на вторую работу, не позволяя себе забывать, кто же он на самом деле. Шлюхи не бывают «бывшими», это тот случай, когда репутация преследует до самого конца. Так был ли смысл влюбляться? Был ли смысл полюбить, а потом терзаться страхом, что встретишь кого-то из старых знакомых, которые будут смотреть теперь уже не с восхищением, а презрением и брезгливостью? Был ли смысл… и тут хост встретился взглядом с Наоки. На губах друга появилась лёгкая, понимающая улыбка, а глаза заволокло пеленой грусти. Блондина как током прошибло, сразу пришло понимание, почему Нао хотел уехать, но не мог оставить клуб. Слишком рискованно и глупо. У них были деньги, но не счастье, и хозяин клуба просто разрывался между любимым и людьми за которых он несёт ответственность. Вот к чему был тот глупый спор.

— Можете уезжать, – хост постарался шепнуть это так, чтобы услышал только «хозяин».

Кириши, до этого с лёгкой улыбкой о чём-то думавший, встрепенулся и непонимающе посмотрел сначала на улыбающегося Хару, а потом на ошарашенного Наоки. Причём последний даже неверяще наклонился и потрогал лоб хоста, со словами:

— Ты случаем не прихватил какую-то заразу?

Блондин раздражённо передёрнулся, уклоняясь от «заботливой» руки:

— Нет, конечно! Я говорю, чтоб вы уже катились к чертям собачьим, надоели! Отправляйтесь на свои Гавайи и не возвращайтесь. Всё, валите, я сам разберусь!

Нао улыбнулся, и уже уходя, у двери обернулся, пропуская любовника вперёд:

— Теперь-то ты хозяин, так что со второй работы можешь уволиться… И ещё, там у меня стол завален бумагами, их все разобрать надо, так что это на тебе, не зря же я тебя учил, как с клубом управляться?!

Дверь закрылась, а блондин ещё секунд пять, ошарашенно сидел на кровати. Потом досадно перекривился, запуская руку в волосы:

— Ну Нао, ну сволочь, ты мне за это ещё поплатишься!

0

13

Глава 12: Соблазнитель
— Харухи-сенсей, Стен передавал, что ещё не скоро придёт на занятия, его не будет и на этой неделе – девушка подпёрла щеку рукой, со скучающим видом смотря на профессора – у него какие-то семейные проблемы.

— Я знаю, – не подымая головы, тот что-то писал в тетради, – Кстати, я у вас последний месяц дорабатываю…

В аудитории тотчас поднялся шум, пусть профессор был и не самым любимым, но и не плохим, хотя из-за своей внешности часто подвергался не совсем безобидным подколкам. Студенты – это дети, пусть уже перешагнувшие за порог совершеннолетия, а дети часто бывают глупы и неосознанно жестоки.

— Как, уходите? – наконец подала голос та самая девушка.

— Обычно, пешком, – профессор только пожал плечами, – вот доработаю до конца недели, и всё.

— А куда отправитесь? На Мальдивы? – посыпались в его адрес уже ставшие обычными шутки.

— Ага, внешность поправлять, – беззлобно огрызнулся Хару.

Сейчас ему уже было всё равно, что о нём подумают. Наоки вот-вот отчаливал, а отомстить этой сволочи, всё ещё не удавалось, и как только выкрутился? После того случая, кстати он и вправду оказался в отеле Кириши, хост просто отлежался, и ушел домой. При этом он дал себе слово забыть об парне, так взбудоражившем его чувства, и просто жить дальше, скрываясь под маской развратного, насмешливого, чуть язвительного хастлера – так жить проще. Хотя почему хоста?! Он ведь теперь не хост, а самый что ни на есть настоящий хозяин хост-клуба «Для весны» со всеми его проблемами, заморочками… а так же кучей бумаг, необходимость разбирать которые, возникала чуть ли не каждый день. О Ками, да даже участь шлюхи сейчас казалась привлекательнее. Ведь мало того, что это был хост-клуб, так ещё и ночью, он предоставлял что-то вроде «BDSM-услуг», хотя, естественно, для этого были свои люди, которые привыкли держать рот на замке. Но всё же…

Лекция уже подходила к концу, и все студенты начинали расходиться, как возле самого уха блондина послышался мягкий чуть насмешливый полушепот:

— Эй, Харухи-сенсей не выйдете за меня замуж?

Даже не требовалось поворачиваться, чтобы понять кто это. Кто бы ещё смог задать такой издевательский вопрос?!

— А если я соглашусь? – такой же вкрадчивый ответ.

— Оо-о… ну тогда я буду совсем не против…

Со стороны могло показаться странным: жалкий преподаватель и один из самых привлекательных парней универа разговаривают так, будто сейчас один другого непременно затащит в постель… если уж постесняются заняться этим прямо тут. И как ни странно, но инициатива в большей степени исходила от студента.

— Ну? Зачем ты сюда припёрся? – хост лукаво улыбнулся, дожидаясь пока последний студент покинет аудиторию и, закрывая её на замок. Им ни к чему были лишние уши. – По-моему, тебе ещё лежать надо.

— Осточертело уже, – легкий пожим плечами, а потом то ли осуждающий, то ли досадный тон. – И ты ни разу меня не навестил… вот я сам и решил заявиться.

— «Заявиться», — насмешливый хмык, – это точно. Да и с какой стати, я должен был к тебе приходить? Я тебе кто? Друг? Родственник? Вот они пускай и приходят.

Стен открыл рот, чтобы что-то сказать, но потом тут же его закрыл. И вправду, кто был ему Хару. Вернее кем он для него был? Другом, знакомым, или просто мальчишкой, которому он помог? В таком случае как у них секс ровным счётом не значил ничего – у хоста были десятки партнёров, и сотни тех, кто хотел затащить его в постель. Радовало разве что то, что он был в числе «десятков».

— Выйдем? – попросил он.

Хост кивнул, сделав лёгкий, немного издевательский жест рукой, как бы приглашая того пойти вперёд. Парень послушавшись, подошел ко второй двери, а блондин тем временем, закинув вещи в сумку, последовал за ним.

Они шли по улице, и теперь уже была очередь хоста спросить:

— Куда мы идём?

— Ко мне, – Стен чуть улыбнулся, и пошел вперёд немного быстрее.

А вот хост наоборот остановился. Перспектива пойти домой к этому парню, ему совсем не нравилась. Он определённо знал, чем они будут там заниматься, да и как тут не знать: не чаёк же пить. Но пугало хоста вовсе не это. По сути, разоблачение его уже не страшило, так что он мог даже остаться преподавать, но находиться с этим невыносимым мальчишкой рядом… если он будет рядом, то подавить всё сильнее прорастающие в душе чувства будет ещё сложнее.

— Хей, Стен, – Хару окликнул студента и, подождав пока тот обернётся, продолжил, – я не собираюсь к тебе идти. Оно мне надо?

Стен резко остановился, смерил блондина странным хмурым взглядом и, схватив за руку, завёл за ближайшее здание. Там он буквально прижал его к стенке, впиваясь поцелуем в податливые губы. Профессор сначала попытался вывернуться, но потом вдруг смирился и даже ответил. Всё такой же восхитительный, вызывавший какую-то ностальгию вкус. Стен решил, что ни за что не отпустит своё «счастье», как бы оно не пыталось убежать.

— Понимаешь… — оба пытались отдышаться, глотая воздух рваными вдохами. – Если мы не пойдём ко мне… то я трахну тебя прямо здесь!

Вообще-то, для Хару так типично было бы ответить «Да? Ну попробуй, я и не против», но неожиданно даже для него самого, перед глазами встала картинка того, как они занимались сексом первый раз: неяркий, мягкий свет от свечей, всепоглощающая страсть и манящая как магнит, постель. Разве от такого можно было отказаться… и тут хост… хотя уже не хост, а хозяин поспешно тряхнул головой, сбрасывая навязчивый образ и заодно, за длинной вьющейся челкой скрывая удивление. Ками, когда в последний раз он испытывал настоящее предвкушение секса? Сколько лет назад это было, и было ли оно когда-либо? И вообще, чего он боится? Это всего лишь секс. Простой трах без смысла. Так надо ли отказываться от такого удовольствия, когда ещё с делами клуба у него будет такая возможность?

— Ладно, пошли. Веди меня, – хозяин хост-клуба легко оттолкнул от себя парня, независимо вскидывая голову. – Ну, я жду.

Стен не понял, с чего такие перемены, но был им безумно рад.

«Согласился, всё-таки», — подумал он, отворачиваясь, чтобы скрыть победную ухмылку. Даже не верилось, что бывший хост согласился так быстро. Всё-таки, и Стен без дела не сидел, сразу же как только поднялся на ноги и закончил с обустройством лечения отца, по старым связям отыскал много информации по любимому человеку. И мягко говоря, был в шоке, ну а кто не будет, когда любимый оказывается далеко не пешкой во всём этом «чёрном» мирке.

Он схватил блондина и буквально потянул его за собой, останавливаясь только тогда, когда светофор показывал «красный». Они пришли к его квартире, и парень приглашающе открыл дверь. Хару фыркнул, но безропотно вошел, даже не оглядываясь, проходя в спальню. Там он скинул верхнюю одежду, смотря, как брюнет разувается, и вдруг садясь на большую кровать, порочно усмехнулся.

— Ну что? Вперёд, если хочешь хорошего траха, так сегодняшним днём и ночью я полностью твой.

Стен чему-то нахмурился, закусил губу, но никак не ответил. Он уже понял, что с Хару нужно совсем по-другому, он не наивный мальчик и не распутная шлюха, скорее порочный ангел, который хочет по-быстрому отделаться от настойчивого ухажера и вернуться восвояси. Ну, уж нет, не тут-то было!

Вернув бывшему хосту улыбку, парень, на ходу скидывая одежду, тоже зашел в спальню. Он навис над Хару, выдыхая ему в губы:

— Ага, сегодня ты мой…

А дальше ласки, поцелуй... Судорожное скидывание одежды. Руки на худом теле. Нежные пальцы сначала на животе, а потом и на члене. Порочная улыбка и захватывающий минет. Кто же знал, что относительно недавно посвящённый в это «дело» мальчишка, сможет сделать его так крышесносно?! Экстаз… сперма на кровати и их телах, и вдруг…

ЩЁЛК…

— Что за… — хотел было начать Хару, ошарашенно смотря на свою руку, прищёлкнутую наручниками к быльце кровати, но был прерван грубым, даже немного животным поцелуем.

— А теперь, МИЛЫЙ, давай поговорим, что ли… — и милая, ангельская улыбочка.

0

14

Глава 13: Любовник
— Поговорим? – иронично. – На середине секса? А не много ли хочешь, Малыш?

— Нет, МИЛЫЙ, совсем чуть-чуть. Я ведь тебя один раз похитил, так что не даёт сделать мне этого сейчас?

— Да хотя бы то, что сейчас ты осознаёшь последствия, – нахальная улыбка, и лёгкое, кажущееся случайным движение бедром.

Да уж, Хару умел соблазнять, не зря же говорили, что он мог бы извратить даже натурала. Стен и сам был «на взводе», он-то в отличие от любовника не получил разрядки, но не поддаваясь на провокацию, навис над блондином, в самые губы прошептав ему:

— Оу, ну, во всяком случае, сейчас-то я знаю, что ты хочешь меня. Ведь так Ха-ару?.. – снова поцелуй-укус. А уже через секунду «Щёлк» и вторая рука хоста так же пристёгнута к кровати. – Прости, но с тобой можно только так. Я не отпущу тебя, даже если придётся запереть здесь навсегда.

— Ты не посмеешь! – самоуверенная ухмылка.

— Посмею, – в этот момент Стен чертовски напоминал Нао, а наивного паренька и в помине не было.

Настоящий мафиози.

Но это было ещё не всё. Как-то странно улыбнувшись, парень достал из тумбочки какую-то коробочку. Хару, увидев, что на ней нарисовано, нервно улыбнулся, но теперь определенно понял, что крупно влип. Оч-чень крупно.

— Пользуешься? – попробовал съязвить он, но тут же закусил губу, чтобы мученически не застонать, когда нахальный брюнет достал из коробочки сам вибратор.

А Стен удовлетворённо хмыкнул, когда увидел, как расширились зрачки блондина, при виде игрушки. Значит, он не прогадал. Ещё с неделю назад, когда он решил капитально поменяться, и вытравить «повадки папенькиного сынка» из характера, то сам занялся разбором дел отца. Там, он нашел много занимательных вещей, некоторые из которых были связаны с хастлерами. А именно – с Хару. Очевидно, отец всё-таки хотел хоть чем-то помочь наследнику, и добыл для него информацию про блондина. И в этом, можно сказать досье, были контракты и отчёты «постельных дел». Их было около сотни, и просматривая их, Стен был очень удивлён, когда увидел, что хост бывший первым номером в BDSM-клубе ни разу не использовал «игрушки». Это было, по меньшей мере, странно. Тогда-то парень и подумал, что игрушки являются его слабым местом, которое он терпеть не может. И не ошибся, Хару действительно дернулся, когда почувствовал вибратор у входа.

— Ты не сделаешь это, – скорее попытка самовнушения, чем приказ или просьба.

Даже для просьбы его голос звучал слишком неуверенно.

— Скажи, что любишь меня.

— Чёрта с два! – и снова дернулся, почувствовал, как игрушка на несколько миллиметров вошла в тело.

— Скажи, – требовательно.

— Отъебись, – выдох, игрушка вошла глубже.

Хару и сам не знал, почему не хочет сказать то, что мог говорить хоть по десять раз каждому встречному. Просто эти слова неправильно было говорить просто так… или блондин ощущал, что слова – правда. Правда, которую он не желает понять и принять. Любовь – это не для него.

— Ну же, скажи…

— Чёрт, да, я тебя люблю, доволен! А теперь уберись и высунь из меня это адское пыточное орудие.

Тихий хмык, а затем рывок и игрушка вошла до конца. От неожиданности блондин даже вскрикнул, а по телу прошла знакомая дрожь удовольствия.

— П-псих ты, С-стен, – жалобный шепот, совершенно не соответствовал поведению типичного хоста.

А сам брюнет буквально упивался полученной властью. Любимый был полностью в его воле, да ещё и такой вот, дрожащий и беззащитный. Но что-то в этом трясущемся комочке неуловимо настораживало, и студент зря отгонял чувство навеянное интуицией. Как только Стен потерял голову и склонился, чтобы поцеловать блондина, тот извернулся так, чтобы оказаться сверху, а цепями наручников крест-накрест передавить тому шею. Брюнет про себя чертыхнулся, и как он мог поверить этому хитрому лису?!

— Оу, думаю теперь ты в моём плену, да, Малыш? – и соблазняющая улыбка, которой нельзя было воспротивиться.

— Не думаю, МИЛЫЙ, ты в наручниках, да ещё и с вибратором в одном оч-чень чувствительном месте, – парень был практически уверен в своей победе, и не сомневался в использованных средствах.

— Ага, только между цепями сейчас твоя шея, а мёртвым, насколько я знаю, секс не нужен.

Стен едва слышно скрипнул зубами, и сколько ещё хост… бывший хост, будет выигрывать у него, как у мальчишки?! Он якудза или где?

— Ты меня не убьёшь! – фальшивая самоуверенность в голосе, но Хару о чём-то задумавшись, похоже, этого не заметил.

— И почему же? – саркастично.

— Да потому, что любишь! – снова самоуверенность и снова фальшь, но блондин дёрнулся, и этого момента вновь хватило, чтобы любовники поменяли главенствующее положение.

— Любишь, ведь так?! Даже не отрицай! А я, даже если говорил тебе это, повторю: «Я люблю тебя», — и впился поцелуем в губы рассеянного хоста.

Чувства Хару были в хаосе. Пожалуй, первый раз он не знал, что делать и что сказать. Слишком быстро, неожиданно и резко всё произошло, чтоб можно было разобраться в своих ощущениях. С одной стороны Стен любил именно хоста, а не учителя, а Хару же это два в одном, с другой «…а чёрт его знает, что там с другой, об этом я подумаю позже» подумал блондин, отвечая на поцелуй.

Обоим уже сносило крышу, но перед тем как полностью отдаться страсти спросил:

— Останешься со мной…

Посмотрев на него мутными от желания глазами, Хару выдохнул:

— Чёрт с тобой… я подумаю… только вытяни, наконец, эту херню, и трахни меня по-человечески!

Стен только усмехнулся…

Эпилог

— Ну всё, мы поехали, пожелай нам удачи, Ха-ару-сама, – с довольной улыбкой протянул Наоки.

Тот даже не поморщился, а в глазах горел лукавый блеск, который очень не понравился обоим мужчинам.

— Ты что, что-то задумал? – мужчина подозрительно прищурился.

— Я? – блондин театрально удивился, – а причём тут я?

— Притом, что мне твоя рожа откровенно не нравится. Вот причём, – тот посмотрел сначала на бывшего подчинённого, а после, на как-то странно молчавшего любовника, – Что-то не так, Кири? — Мулат отрицательно покачал головой, чуть улыбнувшись. – Ладно, тогда мы пошли. Звони почаще, Хару… если у тебя, конечно, других дел не будет, – хитрая, плутоватая улыбка, совершенно не подходящая уважающему себя сорокалетнему мужчине.

Они уже почти скрылись за дверями, как блондин, с мстительной улыбкой смотрящий им вслед, окликнул друзей:

— Эй, Нао… — и подождав пока тот обернётся, продолжил. – Знаешь, почему вы едете именно на Мальдивы? Не знаешь… ну как тебе сказать, просто у Кири, там что-то типа филиала, а он очень разросся в последнее время…

Удовольствие Хару от услышанных матов было почти на уровне эротического. В последний раз окинув взглядом злого Нао и какого-то обречённого Кириши, он направился к выходу. Парень правда не хотел сдавать Кири, но другого способа позлить «самодовольного старикашку» просто не нашлось. Блондин довольно улыбнулся и посмотрел в небо: полдень – самое то. Сейчас выходной, а дома его ждут. Всё-таки жизнь – классная штука…

0


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Законченные Ориджиналы » "Рождённый Весной" NC-17, BDSM, Насилие, Нецензурная лексика