Ars longa, vita brevis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Ориджиналы Слеш » «Кроме неприятностей, в жизни есть и другие гадости» cказка, закончен


«Кроме неприятностей, в жизни есть и другие гадости» cказка, закончен

Сообщений 1 страница 30 из 50

1

Название: «Кроме неприятностей, в жизни есть и другие гадости»
Автор:  simpli
Жанр: сказка, юмор, немного романтики
Статус: закончен
Рейтинг:  R, возможно NC-17
Размещение: запрещено без моего согласия.
Саммари:  К чему приводит любопытство и тотальное невезение?   
Предупреждение:  нет

Отредактировано simpli (2012-07-04 14:08:13)

0

2

Глава 1

В которой я понимаю, что, если хуже некуда, не стоит отчаиваться. Это неправда, все может быть еще хуже.

Я никогда не верил в Бога, но сейчас молился. Наручники больно впивались в запястья, мышцы ныли. Слишком толстым был ствол дерева, и скованные за спиной руки едва могли его обхватить. От сырой земли, на которой я сидел, веяло холодом, волосы цеплялись за шершавую кору ели.   

- Давно надо было его пристрелить, - коротко стриженный мудак лет двадцати пяти, похожий на борова, в очередной раз оглядывается на меня.

- Стихни, Пашка. Ну, поживет он на пару минут дольше, что такого? Зато душа парнишки попадет в рай, - мой невольный заступник спокойно курит, опираясь спиной о капот машины. Полностью седой, он при желании вполне может выдавать себя за немощного старика. Карие, добрые-добрые глаза спокойно смотрят на меня, и только пистолет с глушителем в его руке выдает истинную сущность происходящего.

Я успел за свою жизнь слишком мало, и больше ничего меня не ждет. Даже тело не найдут. Буду числится в списках пропавших без вести. Я даже первый курс универа не закончил, только поступить успел да первую сессию сдать. Устроился на первую в жизни работу. О, как я радовался месяц назад, что нашел её. Никто не хотел брать заочника-первокурсника без опыта, да еще и несовершеннолетнего. А тут – и на сессии отпустят, и зарплата нормальная, и босс красавец в придачу. Вот из-за своей чертовой влюбленности в начальника я и попал.

С первого рабочего дня я смотрел ему в рот, ловил каждое слово, каждый жест. Краснел, как героиня низкосортных любовных романов, стоило боссу меня похвалить. Ему было слегка за тридцать, короткие темные волосы контрастировали со светло-голубыми глазами, спортивная фигура привлекала идеальными пропорциями. Самым поразительным был взгляд - холодный, властный, надменный. Ловя на себе его взгляд, я невольно ежился. Даже тот факт, что я выше босса на полголовы и, в принципе, крупнее не спасал от ощущения собственного бессилия. Казалось, стоит совершить только один промах, и он уничтожит меня, даже не заметив этого. Но иногда его взгляд неожиданно менялся, становился теплым, обволакивающим, с легкой насмешкой. И в такие моменты я понимал, что готов на все, лишь бы он всегда смотрел на меня ТАК. Я понимал, что шансов у меня нет, как нет опыта по покорению мужчин, но то, что босс до сих пор не женат, оставляло мне хоть какую-то надежду.

Черт меня дернул задержаться вчера после работы, когда офис опустел. Я зачем-то  подошел к кабинету начальника. К моему удивлению, дверь оказался не заперта. Несколько минут я изучал помещение, пытаясь найти хоть что-то, что скажет мне о личности владельца, но кабинет был предельно обезличен.

Я запустил комп. Там были только рабочие документы и какая-то примитивная игра-бродилка. Улыбнувшись, я уже собирался выключить треклятую машину, но…  Вместо этого в настройках выбрал пункт «Отображать скрытые папки и файлы», и тут мне попалась на глаза папка под скромным названием «Df». То, что она оказалась запароленной, остановило меня ненадолго. Любопытство снедало изнутри. Я почти бегом вернулся к своему компу и быстро перебросил на флешку простейшую прогу для подбора паролей. Через час папка была открыта, и первым чувством стало разочарование – опять документы. Но в самом низу списка файлов находились с десяток фотографий. Уже через минуту я, блаженно улыбаясь, пялился в монитор: перед моими глазами мелькали откровенные фото обнаженных парней.

Ночь казалась мучительно долгой. Я не мог заснуть, строя планы по соблазнению босса. Когда за окном уже поднималось солнце, я отрубился… И не услышал будильник! Когда я открыл глаза, было одиннадцать часов. К моему удивлению, босс даже не орал, когда я позвонил ему и путано объяснил причину, по которой приду на работу только к обеду.

Я шел по улице. Весеннее солнце радостно светило, одаривая город первым, почти летним теплом. Неожиданно идущий чуть впереди меня сгорбленный временем и опирающийся на трость старик упал на асфальт. Я поспешил на помощь и тут же получил тростью по голове. Очнулся я уже в лесу в таком вот незавидном положении…

Последние слова молитвы сказаны, и седовласый отлипает от капота, тушит сигарету о машину и кладет в пакет, который прячет в кармане. Он даже не подходит ко мне, просто поднимает оружие. Я зажмуриваюсь и начинаю бессмысленно трепыхаться, скуля на одной ноте. Послышался громкий хлопок. «Вот, я и труп», - пронеслось в голове. Но чем дольше я себя жалел, тем больше убеждался, что пока еще жив. Я с опаской открыл левый глаз, но был готов в любой момент закрыть его снова…

На поляне, рядом с нашей дружной компанией появились трое: высокий - явно выше двух метров - закованный в железо блондин, бледный юноша, одетый в старинную одежду и обвешенный золотыми цепями, и ярко-рыжий мальчишка в непонятном балахоне. Рядом со странной компанией спокойно стояли кони. М-да… Влипли ролевики. Надеюсь, хоть животных не пристрелят. Мои убийцы смотрели на явившуюся троицу с неприкрытым удивлением, а Пашка даже рот не потрудился закрыть. Седовласый на удивление быстро взял себя в руки:

- Мне очень жаль, но теперь и вас придется убить, - он тяжело вздохнул.

- Сэр, на вашем месте я бы не угрожал моему Лорду. Мне совсем не хочется убивать безоружных. Вы можете просто уйти, - этот идиот явно не понимал, когда стоит прекратить играть роль, - и оставить вашего пленника нам, если, конечно, он не осужденный преступник.

«Рыцарь» неспешно вытащил из ножен меч и сделал два ленивых шага, загораживая собой юного «аристократа». Никогда не считал ролевиков умными. Но чтоб отупеть до такой степени?

- Ребенка только жалко… - седовласый говорит так искренне.

- Это я ребенок? Я?  Ну все, сейчас тут станет на двух жаб больше! – рыжий начинает напевно произносить непонятные слова, смешно дергая руками. «Рыцарь» и «лорд», не сговариваясь, падают на землю. Самое поразительное, кони тут же следуют их примеру. Раздается громкий хлопок, и на месте мальчишки появляется зеленое, волосатое нечто размером с кошку.

Седовласый, громко икнув, бегом бросается к авто, со второй попытки открывает дверь и заводит мотор. Пашка вздрагивает и в мгновение ока оказывается в машине. Я хочу присоединиться к этим двум, чтобы оказаться как можно дальше от зеленой гадости, но проклятая ель не разделяла моих стремлений. Я дергаюсь изо всех сил, но наручники только глубже впиваются в запясться. Эти козлы уезжают без меня.

Рыцарь встает с земли первым, подает руку своему лорду, помогает тому отряхнуть одежду, и не спеша направляется ко мне.

+2

3

Глава  2

«Вот, почему, если что-то идет не так, сразу виноват я? А как же карма?» - Леен.


Рыцарь спокойно переступает возмущенно квакающее зеленое нечто, подходит ко мне вплотную и опускается на колени. Ель-предательница наотрез отказывается перемещаться, и я начинаю ползать по кругу, стараясь оставить между мой и рыцарем хотя бы ствол дерева. Я даже не услышал, как рыцари перерубил мечом наручники. Просто неожиданно ткнулся носом в землю, и, не поднимаясь, пополз вперед.

- Юноша, вам незачем опасаться меня, - над головой раздался спокойный голос рыцаря. Покосившись в сторону, я увидел пару ног в латных сапогах и пополз быстрее. - Я паладин святой Церкви и никогда не трону безоружного! Да стойте же вы!

Чужие руки ложатся мне на плечи, в нескольких сантиметрах от моего лица появляется красивое лицо рыцаря. Он улыбается, серо-стальные глаза смотрят на меня по-доброму.

- Ру-Ру-Ру… - фраза «руки убери» никак не хочет складываться из кусочков.

Рыцарь хмурится и отпускает меня. Я включаю задний ход и останавливаюсь, упершись задом в знакомый шершавый ствол ели. Я не хочу превращаться в какую-нибудь гадость!

- Аэрон! Тебе не кажется, что он блаженный? Какая низость обижать убогих, -  высокомерное лицо лорда выражает презрение. – Да заставь ты его замолчать!

- Сейчас, мой лорд.

Я только и успел, что отрыть рот, но крикнуть оказалось не судьба – рот тут же заткнули яблоком. От неожиданности я вцепился в него зубами, и сладкий липкий сок потек по подбородку. 

- Так лучше. Что будем с ним делать?

- Думаю, нам стоит взять его с собой в Византию и оставить на попечении священников.  Но это решать вам, мой лорд, - рыцарь низко кланяется.

Выплевываю яблоко и пытаюсь сказать «какую, на хрен, Византию?», но получается не очень:

- Как…Как…ую…

- Бедный отрок, - лорд приближается ко мне. - Тихо, маленький, мы совсем не злые.

Прежде, чем успеваю хоть как-то закончить мою маловразумительную речь, он достает из кармана что-то облепленное крошками и впихивает мне в рот. Мда… Судя по всему, и впрямь лучше помолчать, иначе снова придется жевать какую-нибудь гадость. Аэрон свистнул, и кони подошли к нам. Лорд, тихо ругаясь, подхватил отчаянно квакающее зеленное нечто и вскочил в седло. Тяжело вздохнув, рыцарь рывком поставил меня на ноги и прислонил к стволу ели. Вскочив в седло, он втянул меня на коня прежде, чем я успел сползти на землю.

Жесткое седло, немилосердная тряска и прикосновения холодных доспехов к спине приводят меня в чувство. Чуть подумав, я все же выплевываю сладкий комок:

- Вы к-кто? – голос слегка дрожит, но сейчас все же понятно, что я говорю.

- Аэрон, паладин. В данный момент служу лорду Филиппу Фландрскому-младщему.

Юноша, крепко державший зелененького, чуть заметно кивнул.

- Третий – ученик мага Леен. А вас как зовут?

- Ярослав.

- Очень приятно. Ярослав, не подскажешь ли ты нам, как скоро мы доберемся до Византии?

И это они меня убогим называли?

- Вам до Византии ехать и ехать, хотя не факт, что вас не остановят на границе.

- А где мы вообще находимся? – лорд впервые посмотрел на меня с интересом.

- Ну… Возле Минска, - лорд смотрит выжидающе, и я продолжаю. – В Белоруссии.

- В Руси? -  Аэрон от удивления тянет поводья на себя, и конь резко останавливается.

Лорд и паладин переглядываются и с какими-то не хорошими ухмылками смотрят на подозрительно затихшего зелененького. Рука Филиппа сжимается на волосатой тушке. Леен приглушенно квакает, но лорд только сильнее сжимает пальцы:

- Детское заклинание, говоришь? Быстро доберемся? С таким и десятилетние справляются на раз?

Мне становится жаль зелененького и я с немой просьбой смотрю на рыцаря.

- Мой лорд, все же Мерис дал нам своего ученика на время, и Вы обещали, что он вернется невредимым.

С нескрываемым сожалением Филипп ослабляет хватку, позволяя зеленой тушке вдохнуть полной грудью, и спрашивает:

- А какой сейчас год, Ярослав? 1654?

- Не совсем, 2011, - лорд пару раз моргнул и решительно упал в обморок.

Бесчувственное тело не успевает коснуться земли. Еще мгновение назад сидевший позади меня рыцарь , ловко спрыгнул с коня и подхватил Филиппа на руки.

Отредактировано simpli (2011-04-28 15:23:40)

0

4

Глава 3

Сейчас вы познакомитесь с еще одним блондином. Ярослав с ним познакомится ну очень близко. А еще в этой главе меня попытаются съесть. С уважением, Пух.



Конь недоверчиво покосился на паладина и сделал шаг в сторону. Уютно устроившийся в надежных руках Аэрона лорд старательно притворялся. Леен крепко вцепился лапками в повод своего коня и, чуть склонив голову на бок, наблюдал за нами.

- Ури, ты же боевой конь! Как не стыдно! Ты вполне способен выдержать нас троих, -  рыцарь с «бессознательным телом» на руках предпринял новую попытку, но скакун в последний момент отскочил. В результате этого маневра я чуть не вылетел из седла.  – Ярослав, вы уверенны, что не сможете доехать самостоятельно? Боюсь, все же придется попробовать. Как видите, Ури не настроен везти нас всех.

Надеюсь, мне показалось, что конь прислушался и облегченно вздохнул? Хотя, может, и нет. Именно в тот момент, когда хитрое животное успокоилось и на минуту утратило бдительность, Аэрон умудрился схватить повод, не уронив при этом своего господина. Ури попытался встать на дыбы, белоснежная грива больно ударила меня по лицу, а я сам тут же вылетел из седла. Но встречу с землей отменили - я приземлился на что-то мягкое и грязно ругающееся. А точнее, на руки паладина поверх Филиппа Как-там-его-младшего.  Аэрон пошатнулся, и, не выдержав увеличившейся перегрузки, сел прямо на песок. Ури издевательски фыркнул и трусцой отправился к обочине – подкрепиться. Со стороны Леена слышалось странное истеричное кваканье.

- Ярослав, будь добр, слезь с меня, - лорд поерзал подо мной, поторапливая.

Уже через пару минут мы стояли. Филипп, презрительно поджав губы и ругаясь через слово, пытался привести свою одежду в порядок. Теплая, мягкая лошадиная морда несильно ткнулась мне в плечо, как будто извиняясь. Белоснежный красавец с трепетно дрожащими длинными ресницами заискивающе смотрел мне в глаза, тихо и смешно пофыркивая. Рука сама собой зарылась в длинную гриву.

- Ярослав! Даже не ду… -  Аэрон замолк на полуслове, удивленно наблюдая, как Ури  доверчиво положил голову мне на плечо, позволяя гладить себя по шее. – Странно… Обычно, за такие вольности он кусает чужих.

Конь обернулся, посмотрел на своего хозяина и вновь положил голову ко мне на плечо. В этот момент я дико жалел, что так неосмотрительно выплюнул яблоко. Огромный, сильный конь откровенно наслаждался моими прикосновениями и, казалась, если бы мог, то замурлыкал.

- Ладно, пора ехать. Надеюсь, Ури, ты прекратишь свои фокусы? – голос Аэрона звучал на удивление сухо, даже злобно.   

Конь встрепенулся, развернулся ко мне боком, неожиданно опустился на песок, позволяя мне без проблем забраться в седло. Но к тому моменту, когда Аэрон подошел к нам, Ури успел уже подняться и, повернувшись к рыцарю мордой, мстительно показал паладину язык. За что тут же схлопотал по ушам. Паладин одним движением влетел в седло, и мы двинулись дальше.

- Ярослав, ты с ним не заигрывай так больше… А то Ури может это не так понять.

Может их из дурдома погулять выпустили? Что может не так понять конь?

Через полчаса проселочная дорога вывела нас к шоссе. Конь, на котором ехали Леен и Филипп, остановился как вкопанный, не желая идти на асфальт. Ури, повернувшись ко мне, игриво подмигнув темно-фиолетовым глазом, обогнал их и неспешно побрел по обочине.

Следом побрел низкорослый, чуть выше ослика, грязно-коричневого цвета конь, на котором никто не ехал, и которым никто не правил. Вороной же красавец, понукаемый Филиппом, еще какое-то время стоял, ожидая, наверное, что странная дорога вот-вот сожрет его неосмотрительных собратьев. Затем, закрыв глаза и прижав уши к голове, сделал первый шаг.

Водители машин приветственно нам гудели, наслаждаясь неожиданным представлением. Ури, гордо задрав голову, игнорировал странные звуки, а вороной первое время приседал и пытался смыться в кусты.

- Странные у вас средства передвижения. И такие одинаковые… И как будто неживые, - голос Аэрона вырвал меня из моих мыслей.

- Они и есть неживые.

Серо-стальные глаза смотрели на меня с недоверием, даже Ури покосился.

Чем ближе мы подъезжали к Минску, тем отчетливее я понимал, что девать мне странных гостей некуда, а еще есть кони…  Судорожно роясь в карманах, наконец, натыкаюсь на ключи от квартиры подруги. Что ж, рискнем.

Въехав во двор, где из-за позднего времени никого не было, мы спешились.

- Ярослав, этот дворец весь ваш? - лорд впервые посмотрел на меня с уважением. - Конечно безвкусен, да и сада нет… Но он такой огромный. Вы ведь не простолюдин?

Но ответить я не успел. Аэрон подошел к Ури, прислонился лбом к его морде, и неведомая сила втянула огромного коня в паладина.

- Эээтооо ка.. как? – руки сами собой начали дрожать.

- В смысле? Вы про коня? А что, у вас не принято пользоваться услугами собственной сущности в таких целях? - Филипп еще договаривал, когда вороной красавец подошел к нему, и сцена перед моим лицом повторилась. Не успел я прийти в себя, как последнего коня втянуло в зелененького.

Видя мое ошарашенное лицо, Аэрон сжалился и принялся объяснять:

- Это же самая простая магия, она присуща всем. Выделяешь частичку своей сущности, представляешь себя в образе и получаешь отличного скакуна. Это гораздо удобнее, нежели использовать настоящих животных. Конечно, не совсем приятно выставлять напоказ свою сущность, - паладин чуть заметно покраснел.

- Ладно, ведите нас в свой дворец, надеюсь, внутри уютнее, чем снаружи.

В подъезде, к счастью, не горел свет, поэтому не видно было неприличных надписей на стенах. Всем, кроме, наверное, паладина. Глаза Аэрона светились неярким золотым светом, и рыцарь постоянно ловил спотыкающегося Филиппа. Леен прыгал сзади.  Остановившись у двери на втором этаже и в очередной раз за сегодня помолившись, я открыл замок. В квартире было пусто. Видать, Лизка изучает очередной ночной клуб. Сил объясняться с ней не было. Войдя в узкий коридор, мешая друг другу, гости огляделись. Я включил свет.

- Это твое жилье? - лорд вновь перешел на «ты».

Я молча кивнул.

- Хоть хлебом с водой нас угостишь?

- Проходите в комнату.  Я сейчас.

Пока я разбирался с содержимым холодильника, на кухню пришел Аэрон, деловито положил на стол сонного Лизкиного декоративного кролика, и молча побрел к подставке с ножами.

- Что ты собираешься делать с Пухом?

- С кроликом? Думаю, зажарить. Худоват он, конечно, но вам с Филиппом Фландрским-младшим мяса должно хватить.

Отредактировано simpli (2011-04-30 14:00:07)

+1

5

simpli, спасибо за такую чудесную сказку!))) Жду продолжения с нетерпением!!! Творческих Вам успехов!

0

6

Watcher_Imp Спасибо) рада, что вам понравилось)

0

7

Глава 4
Мало того, что меня не ждали, так еще и не дали в войнушку поиграть… Гады…
Всегда Ваш Артур Алексеевич.

Пока я обалдело смотрел, этот мясник выбрал нож и неспешно подошел к столу. Только когда нож опускался на шею бедного Пуха, я сумел крикнуть:
- НЕТ!
И зажмурился, представляя несчастного ушастого зарезанным. В полной тишине раздался удивленный голос Аэрона:
- Все в порядке?
Открыл глаза и вместо крови увидел абсолютно целого и спокойно зевающего Пуха.
- Теперь – да. Этот кролик не для еды.
- Почему?
- Пух – домашнее животное моей подруги. Его не стоит есть.
Рыцарь кивнул, но в глубине глаз хорошо читалось сомнение в моей адекватности.
- Положи его туда, где брал, и подожди меня в комнате.
Избавившись от Аэрона и Пуха, я взялся за ревизию холодильника… М-да… Давненько Лизка не ездила к родителем… В наличии имелись: сосиска - 1 штука, горчица - грамм триста, половинка бутерброда неизвестного года выпуска и две морковки - стратегический запас для Пуха. Судорожно соображая, успеют ли гости разнести квартиру, пока я метнусь в ближайший круглосуточный, или все же нет, с угасающей надеждой открыл морозильник. Две полки оказались пустыми, на третьей хранились какие-то замороженные листья и (может, Бог все же есть?) две пачки пельменей.
Пока я ставил на плиту огромную кастрюлю с водой и безуспешно разыскивал соль, на кухню явился лорд Филипп собственной персоной:
- Ярослав, мне нужно в отхожее место, а ты запер двери своего убого жилья. Будь добр, открой их.
Я начал краснеть даже раньше, чем привел его лордавство в туалет и приступил к объяснениям. Пару минут он смотрел на меня, ошарашено моргая, а когда я нажал на слив, Филипп подозрительно покосился на пол, видать, размышляя, а не упасть ли опять в обморок. За этот бесконечный день я сильно устал, и сорвался на нем:
- Отставить обморок! – от моего крика Фил мгновенно вытянулся в струнку.
- Я воль!
Закрыв за собой дверь, я оставил прибалдевшего лорда наедине с фаянсовым другом. Пусть общаются, моя задача – пельмени. В тот момент, когда в кастрюле закипела вода, из комнаты раздался громкий хлопок. Это заставило меня нервно икнуть и кинуться туда бегом. Новых зеленных и мохнатых не обнаружилось. Вместо этого в кресле сидел рыжий парнишка – ученик мага Леен, кажется. Увидев мою растерянную физиономию и сжалившись надо мной, Аэрон пояснил:
- На боевые заклятия учитель Леена наложил временное ограничение. Спустя пять часов все вновь возвращается в первоначальное состояние.
Надежда робко поскреблась где-то в районе души:
- То есть вы скоро отправитесь домой?
Аэрон глубоко вздохнул, и прежде, чем ответить, минуты две с печальным видом изучал мое лицо:
- Нет, Ярослав. Заклинание перемещения не имеет временных рамок. Но, поскольку маг уже, кхм, уже человек, думаю, Леен попробует переместить нас обратно, и мы больше не будем Вам мешать.
Леен с каким-то странным выражением лица наблюдал за нами и, ехидно улыбнувшись, сказал:
- Нет.
Надежда сделала боевую стойку, и, поведя усами, рванулась в бой:
- Это почему? Наверное, просто не умеешь? Ты только не расстраивайся, ты же еще совсем ребенок, выучишь со временем.
Леен от возмущения даже покраснел, сжал кулаки:
- Да как ты смеешь, простолюдин, оскорблять сильнейшего ученика великого мага  Мериса? Да я тебя в порошок сотру!
- Угу, и через пять часов я опять буду целым. Что-то учитель не очень доверял своему «сильнейшему» ученику!
И по-детски показав мальчишке язык, я выскочил из комнаты. Перспектива на ближайшие пять часов превратиться в сыпучую субстанцию меня не прельщала. Бредя на кухню с целью все же забросить злополучные пельмени в почти выкипевшую воду, я слушал, как Филипп раз за разом нажимает кнопку слива. Как ребенок, честное слово. Остановившись у двери в туалет, я позвал:
- Лорд, будьте так любезны, свалите оттуда нафиг. Хватит уже баловаться.
Филипп вышел, высокомерно задрав голову, и пояснил:
- К твоему сведению, я не баловался, а проводил эксперимент!
Угу, так сразу и поверил. Но я только кивнул и пошел проверять наличие воды в кастрюле.
Через пятнадцать минут, распихав пельмени по четырем тарелкам, я пошел в комнату звать всех ужинать. И кто мне мешал просто громко крикнуть из кухни? Или опрокинуть что-то тяжелое в коридоре?
Зайдя в комнату, я замер с открытым ртом. То, что Филипп валялся на диване прямо в сапогах и что-то вырезал из пульта от телевизора, было уже не страшно. Даже Леен, который жонглировал огненными шарами, периодически роняя их на ковер, не поразил. Но вот Аэрон, переодевающий рубашку, вызвал панический страх. Его глаза стали ярко красными, с вертикальными зрачками. На макушке отчетливо виднелись небольшие черные рожки, из-за спины выглядывали темные крылья. На груди паладина светилась странная татуировка – огоньки пламени, которые, казалось, рвались прямо из сердца и двигались. Хотя вру, они и впрямь двигались. Рыцарь заметил меня и улыбнулся. Лучше б он этого не делал, потому что я увидел клыки.
- Не пугайтесь, Ярослав, я не демон. Я просто продал душу, - говоря это, Аэрон всунул руку в рукав рубашки. Интересно, как он планирует натянуть её на крылья? Ответ оказался прост: стоило материи прикрыть татуировку, как все исчезло – крылья, клыки, когти, рожки. Даже глаза вновь стали серо-стальными.
В этот момент входную дверь выбили, и в квартиру ввалились трое: Пашка, седовласый и мой босс Артур Алексеевич. Ничего не говоря и не давая опомниться, охрана начала стрелять. Из-за глушителей выстрелы звучали как громкие хлопки. Я успел их посчитать - десять выстрелов, и все смолкло. Но криков боли и падающих тел почему-то не было. Чуть впереди всех остальных стоял паладин с мечом. Это невероятно, но десять кусков смятого свинца уродливыми безделушками валялись у его ног.
- Ешкин кот, я же говорил вам, Артур Алексеевич, они ненормальные, - седовласый заискивающе посмотрел на нас. – Ну, мы пойдем, или как?
- Стоять! Как вы мне надоели, - Леен делает несколько замысловатых пасов рукой.
Досмотреть мне не дают. Аэрон сбивает меня с ног и практически ложится сверху, при этом успев рукой придержать мою голову, чем спасает лицо от столкновения с полом. Громкий хлопок над ухом и истошный крик мага-недоучки:
- У меня получилось! Слышите!

0

8

Глава 5
Мама всю жизнь твердила: «Дочка, не ходи гулять по ночам, сиди дома. Рано или поздно подобные гулянья выйдут тебе боком».
Как здорово, что я не слушала маму.
Ваша Лизка.

Аэрон зашевелился, чуть приподнялся, да так и застыл. А я бессмысленно барахтался, пытаясь выбраться из-под его туши – мне ведь тоже любопытно!
- Встань с меня! Валяться на мне будешь только после свадьбы!
Он, наконец, встал, позволив мне дышать свободно, и даже подал руку, которую я благополучно проигнорировал. В коридорчике растерянно жались друг к другу трое козлов. Один из рогатых обвиняюще на меня посмотрел и сказал:
- Беее…
- Артур Алексеевич, вы сами виноваты. В конце концов, вы вообще приказали меня убить, так что теперь не вправе обижаться.
Козел опустил голову, чуть заметно кивнул и понуро побрел из квартиры. Остальные рогатые двинулись за ним. 
- Да подождите вы! Артур Алексеевич, как вы в таком виде-то домой? Оставайтесь на ночь, а утром уже в нормальном состоянии пойдете. 
И тут я уловил на себе взгляд Аэрона. Его глаза светились неприкрытой яростью, рука с силой сжимала рукоять меча. Казалась, рыцарь вот-вот сорвется и прирежет, только кого - непонятно…  Нервно поежившись, я сказал:
- Я не могу оставить их на улице, это опасно.
Паладин медленно подходил ко мне, а я невольно отступал, пока стена не остановила мое позорное бегство.
- Они хотели вас убить.
Под холодным и колючим взглядом Аэрона я невольно почувствовал себя ребенком и принялся оправдываться:
- Я влез в личную жизнь моего начальника. Понимаешь? Я тоже перед ним виноват, а … - я не успел докончить фразу.
Рыцарь отшатнулся от меня и со всей силы ударил кулаком в стену, сантиметрах в десяти от моего лица. На пол посыпалась каменная крошка, но Аэрон даже руку не оцарапал.   
- Он приказал вас убить.
Я отчетливо представил, что было бы, ударь он не стену, а меня. Ноги прекратили слушаться, я съехал по стене на пол. Паладин все еще нависал сверху. Стараясь казаться как можно меньше, я обхватил колени руками, сжался в комок и закрыл глаза.
Где-то там раздалось грозное «бее», и Аэрон что-то сказал про бодающийся глупый ужин. Филипп требовал прекратить цирк, Леен  грозился превратить всех в изваяния. Но это было там, далеко. А я тут, в одиночестве. Мне просто приснился сон, стоит открыть глаза, и все исчезнет. Вот только не сейчас, я еще немного подожду и обязательно проснусь. От звука будильника. Там раздался звон бьющегося стекла, а тут хорошо, тихо.   
Высокий, на грани слышимости визг Лизы вырвал меня из уютного мирка, заставляя открыть глаза и заткнуть уши:
- Ярик! Сволочь! Ты что сотворил с моей квартирой? Ты где козлов-то нашел? Скотина!
Все стихли, замерев в нелепых позах, и смотрели только на неё. Невысокая и дико худая  Лизка грозно стаяла посреди малюсенького коридорчика.
- Я даже знать не желаю, зачем ты привел ко мне этих ряженных. Ладно, захотелось групповушки, это твое личное дело. Бог с ним, что даже не у себя. Перемена мест и опасность быть застуканными, это я тоже понять могу. Я даже готова закрыть глаза на то, что этому нет и шестнадцати, - Лизка невежливо ткнула пальцем в ученика мага. - Даже козлов, хоть и не понимаю, но прощу. Но зачем ты, скотина эдакая, мою квартиру громишь?
Пока я пытался представить все, в чем меня только что меня обвинила лучшая подруга, лорд Филипп открыл рот:
- Барышня, успокойтесь. Ничего страшного не произошло, - и, сняв с себя колечко с  каким-то камешком, он протянул его Лизке. – Думаю, это покроет все издержки.
Цепкие девичьи пальчики тут же схватили цацку. Осмотрев кольцо, Лизка кивнула:
- Ладно, развлекайтесь, мальчики. Я переночую у соседки. Ярик, проследи, чтобы они не сильно шумели.
Игриво подмигнув мне, Лизка упорхнула. Думаю, на этом наша дружба закончилась.
Спустя минут десять мы сели ужинать. Остывшие, слипшиеся пельмени поглощались гостями с неплохой скоростью. Козлов, от греха подальше, я запер на кухне, предварительно спрятав пистолеты.
- Ярослав, извините меня, пожалуйста, я не имел права на вас кричать. Вы проявили поистине христианское милосердие, помогая поверженному врагу. Просто иногда тьма берет вверх в моей душе.
Я невольно улыбнулся:
- Думаю, что ты в какой-то степени был прав. Только, может, ты не будешь обращаться ко мне на вы? 
Аэрон кивнул:
- Ладно, я думаю, уже поздно и стоит укладываться спать.

0

9

Глава 6
Спально-говорительная, она же невысыпательная. В ней я узнаю печальную историю.

В комнате находились диван и два кресла. Я понимал, что все мы не поместимся на диване, потому решил сдвинуть кресла вместе. Невысокий Леен вполне мог лечь на них. Пока мы с Аэроном двигали мебель и застилали постели, Филипп отвел Леена на экскурсию в туалет.
А затем начались проблемы. Сначала Филипп выгнал всех из комнаты, сказав, что обнажаться прилюдно ниже его достоинства. И мы, как три идиота, сидели в коридорчике. На кухне были заперты козлы, и пускать туда Аэрона с мечом в руках показалось мне неразумным. Затем выяснилось, что долбаный лорд по статусу не может ни с кем делить постель. Заняв удобный диван, он визжал, что я варвар, не уважающий голубую кровь. Соседи начали стучать в стену, и я сдался. Остальных поведение Филиппа не удивило. Маленький маг раздевался прямо при нас, и Аэрон учтиво отвернулся. Я последовал его примеру. Леен устроился уютным клубочкам в креслах, и мне дико захотелось подоткнуть ему одеяло, как маленькому сонному ребенку. С ученика мага слетела вся заносчивость, и рыжик сонно улыбался.
Достав из шкафа два спальных мешка, я собрался уложить нас с паладином на пол, но тут уже Аэрон уперся, ни в какую не соглашаясь спать в комнате.
- Ярослав, разумнее, если я переночую в коридоре. Дверь не закрывается, и так будет безопаснее.
Я фыркнул и сказал, что дверь можно чем-нибудь подпереть. Леен приподнялся с постели и предложил наложить на дверь охранное заклинание.
- Нет! – закричали мы втроем.
- Ты ясно дал понять, Ярослав, чего хочешь, и я подчиняюсь, - чуть поклонившись и подхватив спальный мешок, паладин вышел из спальни, плотно закрыв за собой дверь.
Я обалдело стоял посреди комнаты, пытаясь понять, что имел в виду этот сумасшедший. Даже не сразу сообразил, что сказал Филипп:
- Я бы отдал полжизни, чтобы суметь сделать так.
Так, психов уже двое.
- Было бы из-за кого, - голос Леена звучал обиженно. С мальчишки слетела вся сонливость, зеленные глаза смотрели на меня с ненавистью. Мне сразу стало неуютно под этим взглядом, и я поскорее нырнул в спальный мешок.
- Ты даже не знаешь, кто он, и что он сделал. Хочешь, расскажу? – но Леен не стал дожидаться моего ответа и тут же продолжил. – На севере нашей страны проходят горы, в которых даже летом невозможно пройти. А еще там находится большое месторождение одного металла, из-за которого магия почти не действует.
Филипп перебил:
- Действует, еще как действует, но как магия Леена – никогда не знаешь, по кому шарахнет.
Рыжик фыркнул, и продолжил:
-  Из-за этих гор на севере почти нет войска. Зачем? Так было всегда. Но семь лет назад кочевники смогли преодолеть горы.
- Они ехали сплошным потоком, оставляя после себя только сожженные дома и поля. А у нас были только стражники, по десятку в каждом замке. Большинство моих крестьян не успели укрыться в замке, - голос Филиппа дрогнул, в нем слышалась боль. – Они не привыкли прятаться при любой опасности. Даже когда мы изредка с соседом воевали, никто из воинов не трогал их и поля не вытаптывал. Кочевники же уводили в рабство всех. Я приказал запереть ворота, но долго мы бы не продержались, а войска находились слишком далеко. Мой замок не был подготовлен к долгой осаде. Я оказался бездарным правителем.
- Аэрон продал душу в обмен на непобедимость и помог одержать оборону. Если бы не он, северные земли опустели бы. Но, кроме души, Аэрон отдал Дьяволу и жизнь. Только семь лет оставили ему на земной путь. А сейчас осталось только семь дней, - злость отпустила Лена, и мальчишка вдруг заплакал.
- Уже шесть. И все равно он согласился мне помочь, - Филипп на минуту замолк, слышны были только всхлипывания Леена. – Даже умирая, он все же поклялся найти лекарство для меня.
Я не выдержал звуков плача и поднялся, наклонился над мальчишкой и принялся гладить по спутанным рыжим волосам, шепча что-то глупое в утешение. Тонкие сильные пальчики уцепились за мою руку, и Леен вдруг мгновенно успокоился. Зеленые глаза оказались невообразимо близко, отчего-то навалились тошнота и головная боль. Меня резко оттолкнули, и я больно ударился об пол пятой точкой.
- Какая же ты тварь! Шлюха! – заорал Леен.
Тут же в комнату ворвался Аэрон, держа меч наготове, потом вбежали козлы. Все, я ушел от вас. Спокойно забираюсь в спальный мешок с головой, пока все орут и блеют, пытаясь понять, что происходит. 
Все резко стихает, и меня прямо в мешке поднимают на руки, и куда-то несут. Я старательно притворяюсь трупом, но мне, судя по всему, не верят. Злые. Меня упорно вытаскивают из убежища, но я только сильнее цепляюсь пальцами за материю. Борьба выходит неравная, и вот уже моя взъерошенная голова показывается наружу. Паладин улыбается мне, обнажив нехилые клыки, я с опаской кошусь на его когти. И как только он умудрился не снять с меня кожу, пока выуживал из мешка?
- Я не знаю, что нашло на Леена. И если ты будешь приставать с вопросами, я тут же уйду обратно!
Но рыцарь молча кивает, лишь черный хвост нервно дергается за спиной. Аэрон явно только встал. Он даже не подумал надеть рубашку, а я вдруг понимаю, что откровенно пялюсь на его обнаженный торс. Тут же краснею и пытаюсь спрятаться в родном мешке, но мне не дают.
- Я же ни о чем не спрашивал. Ну, что ты, Ярослав? Все еще боишься меня?
- Вот еще! – получилось как-то недовольно и ворчливо.
Но Аэрон только улыбнулся:
- Хочешь полетать над ночным городом?
- Да. А ты не замерзнешь в таком виде?
Он засмеялся. Успокоившись, сказал:
- Я-то не замерзну, а вот тебе нужно одеться. Только побыстрее, не то я могу и передумать.

0

10

Глава  7
Водка детям не игрушка. Или о вреде задушевных разговоров. А еще в этой главе у Аэрона появится соперник.

Аэрон распахнул окно на кухне и ждал меня, стоя на подоконнике. Я подошел, но в тот момент, когда рыцарь подал мне руку, чтобы помочь взобраться на подоконник, один из козлов вцепился зубами в мои джинсы. Почему-то я сразу понял, что  это Артур Алексеевич.
- Отцепитесь, - я дернул ногой и чуть не потерял равновесие. Только сильные руки Аэрона уберегли меня от падения. – Ну же! Что за дурацкое поведение!
Козел упрямо цеплялся за штанину и явно не собирался разжимать зубы. Он тянул из-за всех сил, пытаясь стащить с подоконника.
- Вы, что, волнуетесь за меня? - козел отрицательно мотнул головой. – Боитесь, значит, остаться тут без заступника?
Злость просто переполнила меня, и, обхватив руками паладина за шею, просто повиснув на нем, я попытался заехать в наглую козлиную морду второй ногой, но промазал. Аэрон, крепко удерживая, подхватил меня под коленями и приподнял. Ткань не выдержала, и козел рухнул на пол с обрывком штанины в зубах. Я и опомниться не успел, как проклятый рыцарь спрыгнул в окно. Черные крылья беззвучно раскрылись, и мы начали медленно планировать вниз. Было как-то неудобно лежать в руках Аэрона, но отпускать его шею я боялся и поэтому только плотней прижимался к теплой обнаженной груди. Положение показалось настолько интимным, что я заговорил, чтобы хоть немного уменьшить неловкость:
- Можешь поднять нас выше? А то слишком хорошо видно с земли.
Несколько сильных взмахов крыльями, и мы поднялись вверх. Ночной город, сверкая огнями, бесконечным морем расстилался под нами. Шум машин и людские голоса сливались воедино и казались шумом прибоя. Мы медленно летели над проспектом, и я как завороженный наблюдал за бесконечным потоком машин, несущимся по дорогам.   Геометрия изломанных линий улиц, яркие неоновые рекламы –  с высоты все казалось незнакомым, почти фантастичным. 
Я скорее почувствовал, нежели заметил, что Аэрона абсолютно не интересует то, что творится внизу. Повернув к нему лицо, я встретился с горящими золотым огнем глазами.  Лицо проклятого паладина было так близко,  что мне казалось, еще мгновение, и он наклонит голову и прикасаясь своими губами к моим. Но Аэрон только смотрел, и я чувствовал, как бешено бьется его сердце.   

Мы вернулись незадолго до рассвета. Поскольку думали, что все спят, то беззвучно приземлились на подоконник в кухне, вошли в открытое окно, и тут до нас донеся голос  Леена:
- Я сам убью Ярослава!
Аэрон напрягся, и бросился в комнату, но я придержал его за рукав. 
- А ты-то его за что хочешь убить? -  мягко поинтересовался Артур Алексеевич.
- Понимаешь, Аэрон проклят, а я люблю его и согласен разделить с ним проклятие. Хоть в преисподней, но мы были бы вместе. А Ярослав ему понравился, и это было бы не так страшно, если бы он не хотел брака. Но этот гад уже сделал предложение!
Пока я пытался сообразить, в какой момент совершил этот опрометчивый поступок, Леен продолжил:
- А Аэрон согласился! И ведь Ярослав его даже не любит! Он в тебя все еще влюблен! Я видел это.
Я вцепился в паладина, вновь рванувшего к двери, и Аэрон был вынужден остановится.
- Но Леен, какая разница? Ему осталось так мало времени. Пусть хоть в конце будет счастлив.
- Арти, пойми, супруг Аэрона может разделить с ним его грехи, и, если светлое перевесит, то Аэрона оставят. Если нет… То демоны заберут обоих. Но Ярослав не любит его и не будет так рисковать. Не было бы Ярослава, и мне, может, удалось бы уговорить Аэрона на брак. А я не совершал грехов. Ну, почти. Я даже девственник!

И тут раздался истошный визг. Мы с Аэроном, не сговариваясь, рванули в комнату.  Посреди комнаты, на столе, рядом с бутылкой водки стоял темноволосый, стройный юноша. Черный деловой костюм и очки почему-то хорошо гармонировали с аккуратными рожками.
- Всем доброе утро! – легко и грациозно соскочил он со стола, переступил через валяющегося на полу в обмороке Филиппа и сразу направился ко мне. Аэрон тут же загородил меня собой.
- Тебе нечего тут делать, демон! 
- Аэрон, договор номер 134267/17б, заключенный в параллельной вселенной  FG-03, на вашем месте я бы вообще не вмешивался. Тем более, я здесь не с целью навредить, я только хочу уберечь Ярослава от необдуманного брака. 
Я высунулся из-за широкой спины паладина и тут же встретился взглядом с демоном. Черные глаза завораживали, я проваливался в них, как в пропасть. 
- Я Сейт, - демон обворожительно улыбнулся и подал мне руку. Мою ладонь пожали так нежно и осторожно, словно я хрустальный. – Ярослав, я не буду пытаться вас отговорить. Я просто хочу проследить, чтобы вас угрозами или обманом не заставили вступить в этот абсолютно ненужный вам брак.
Я растерянно осмотрелся по сторонам и краем глаза заметил, как Артур Алексеевич со своими головорезами бочком пробирается к двери. Сейт проследил за моим взглядом и рявкнул:
- А ну, стоять! Артур, вы ведь не хотели нарушить свое слово? Вы и так уже у нас в списках числитесь. Если я не ошибаюсь, вы полчаса назад обещали Леену переодеть всех в современную одежду, чтобы была возможность гулять по городу. А притворяющемуся бессознательным телом Филиппу обещали оплатить обследование и лечение в лучшем медицинском центре. Ярославу это не по карману. Не расстраивайте меня, а то попадете в гости гораздо раньше, чем планируется.

0

11

Глава 8
Я, что, справочник?  И так. Контракт , подписанной Аэроном, очень не однозначен. В случае, если рыцарь вступит в брак,  то грех(смертный, продажа души) ляжет на него и его супруга в равной мере. И если света в этих двух душах будет больше, чем тьмы, то оба останутся живы и будут прощены. В противном случае оба супруга умрут, и их души достанутся демонам.  Но вот Ярослав не может быть судим демонами мира, из которого пришел Аэрон. А я, в свою очередь, не могу судить паладина.   Вот такой юридический казус.   Если не понятно, спрашивайте у автора.  А я пошел предавать.
Сейт.

Демон быстро заметил, что я впал в ступор, и как-то совсем естественно взял на себя обязанности хозяина. Рявкнув на всех пару раз для острастки, Сейт показал гостям из прошлого, как пользоваться душем. Резко очнувшийся Филипп тут же, пользуясь всеобщим замешательством, занял ванную и, судя по горящим глазам, надолго. Вторую попытку Артура Алексеевича и его прихлебателей сбежать Сейт остановил взглядом. И как остановил! Они просто замерли в нелепых позах и остались стоять так.
- Аэрон, вы не поможете мне составить их в углу? – Сейт кивнул на замершие, изредка моргающие фигуры.
- Я не намерен слушаться демона! – голос паладина отдавал холодом.
Демон заговорщицки мне подмигнул и, легко подняв Артура, понес его:
- Ну да, конечно. Как вам угодно. Все равно ваша самая ценная часть – душа и так почти у нас.
Аэрон с презрением наблюдал, как демон аккуратно составлял фигуры вплотную друг к другу. Вот только седовласый упорно не хотел стоять. После того, как Сейт уже второй раз поднял несчастного с пола и вновь попытался прислонить к стене, я не выдержал и бросился помогать. Каждый раз, когда наши руки соприкасались, демон поворачивал лицо ко мне, и улыбался. Так легко и тепло, что я невольно начал улыбаться в ответ.  Аэрон резко дернул меня за запястье, и я чуть не упал. Он сжимал пальцы сильно, до боли.
- Ярослав, он демон, он – зло. Не смей ему улыбаться.
Я скривился от боли, и паладин отпустил мою руку.
- Да кто ты такой, чтобы мной командовать!
- Я твой жених. И желаю тебе только добра. Ты, что, не понимаешь? Он специально меня провоцирует, хочет нас поссорить.
- Да мы знакомы меньше суток! О каком браке идет вообще речь?
Аэрон чуть нахмурился:
- Ты мне очень понравился с первого момента нашей встречи, и моя сущность потянулась к тебе…
- То есть к моему телу? Ты же думал, что я сумасшедший, - перебил я его, и злость закипела во мне с новой силой.
- Ярослав, я бы не был столь поспешным в выводах. Та часть его сущности, которая была отделена от тела, видела в тебе не внешность, а нечто большее. Понимаешь? Он и впрямь хочет провести с тобой всю жизнь, вернее её остаток. Все шесть дней. Хотя о любви речи пока нет. Но Аэрон спешит жить, что в его ситуации вполне разумно.
Вкрадчивый, мягкий, обволакивающий голос Сейта успокаивал. Паладин смотрел на демона со смесью удивления и непонимания:
-  Он прав. Да ты ведь сам мне брак предложил.
- Когда?
Смех Сейта раздался за моей спиной, и я оглянулся, растерянно глядя на него.
- Простите меня, Ярослав, - демон чуть склонил голову. – Вы как-то обронили шутку о том, что интимная близость с вами возможна только после свадьбы. А в его мире такими вещами как брак не шутят. У них союз скрепляется магией. Он мало того, что на всю жизнь, так еще и измены невозможны. А своим отказом ночевать в комнате с вами Аэрон признал себя вашим нареченным.
Я посмотрел на Аэрона удивленным взглядом.
- О, не думайте только, что все его стремления столь чисты. Вы из разных миров, и демоны его мира не могут, не имеют права забрать вашу душу. А я в свою очередь не могу требовать от него выполнения контракта, подписанного там. Так что этим браком он спасает свою душу и жизнь. Вот только Аэрон и сам не знает, насколько ему с вами повезло. Люди нашего мира живут от силы лет восемьдесят, ну, максимум 122 года. А вот в его мире доживают и до девятиста, но, правда, редко. А теперь слушайте меня внимательно, Ярослав. Да, моя работа - помешать вашему браку. Но впервые мне для этого не нужно врать и изворачиваться. Ситуация такова: зарегистрировать здесь союз вы не сможете, как и в любом другом месте нашего мира. У Аэрона нет документов, а у вас нет гражданства какой-либо европейской страны. Я прав, Ярослав?
- Да, - я чуть слышно подтверждаю.
- Значит, вам придется заключать брак в его мире. И вернуться домой вы уже не сможете.  Ярослав, готовы ли вы покинуть свой мир, связать жизнь с нелюбимым, пусть и неплохим человеком? Да, он будет вам благодарен, да, вы нравитесь ему. Давая ему второй шанс на жизнь, вы можете погубить свою. Не слишком ли высокая цена? Вам нет места в том мире. Там вы станете полностью зависимы от его решений. У вас есть время подумать. Пока не будет найдено лекарство для Филиппа, Аэрон не сможет вернуться.
-  Я сам спасу Аэрона! – я вздрогнул от звонкого голоса Леена.
Внимательно слушая Сейта, я даже не заметил, в какой момент мальчишка зашел в комнату. Демон чуть заметно скривился:
- Леен, без первой брачной ночи брак недействителен. А потеряв невинность… Боюсь, грех гордыни в твоей душе, мальчик, перевешивает все твои добрые поступки. Я пойду делать кофе. Двух чашек вполне хватит, в их мире этот напиток не употребляют.

0

12

Глава 9
Кофе, джип и яблоко.

- Если я тебе неприятен, ты не обязан… 
Мне почему-то не хочется выслушивать Аэрона, и я молча ухожу на кухню. Сейт, что-то мурлыкая себе под нос, колдует над туркой. Обернувшись, демон вновь улыбается мне, но, заметив мое состояние, молчит. Спустя пару минут он так же молча ставит на стол небольшую кружку с ароматным напитком. Он насыпает ровно пять ложек сахара, отчего кофе становится приторно сладким, как я люблю. Удивленно смотрю в его лицо, и Сейт, к моему недоумению, краснеет:
- Я не хотел за вами следить, это просто работа.
- То есть ты мой личный демон? А ангел где бродит? Он сейчас мне очень нужен!
- Не совсем, Ярослав. У меня под наблюдением почти семьсот душ. Может, как-нибудь без ангела разберемся?
- То есть, ты хочешь, чтобы я предал Аэрона, обрек его на смерть, таким образам и моя душа попадет к вам?
Демон присаживается прямо на стол, смотрит в глаза, и я вновь понимаю, что они затягивают меня в черную пустоту:
- Нет. Я впервые не хочу, чтобы кто-то попал в ад. Ни после смерти, ни при жизни.
Мне почему-то очень хочется ему верить. Сейт начинает медленно наклоняться, а я все никак не могу оторвать свой взгляд от его глаз. Я уже знал, что он меня поцелует. Не могу сказать, что хотел этого, но я оказался не в силах пошевелиться. Его губы, немного шершавые, сухие, слегка прикоснулись к моим. Сейт чуть сжал губами мою нижнюю губу и, не спеша, не пытаясь углубить поцелуй, принялся ласкать.
- Ярослав!
Голос Филиппа вывел меня из транса. Я резко отстранился, стул подо мной пошатнулся, и если бы Сейт не удержал его, я бы упал.
- Ярослав, не поддавайтесь на его обаяние. И лучше не смотрите ему в глаза. Он демон, и способен быть очень убедительным, но все это ложь.
Демон встал со стола и медленной, скользящей походкой приблизился к лорду. Лицо Сейта как-то неуловимо изменилось, в нем появилось что-то опасно-хищное. Он смотрел чуть сверху на Филиппа, и на мгновение мне показалось, что он сейчас бросится и просто разорвет лорду горло зубами.
- Сейт, ты вроде бы хотел кофе?
Он тут же обернулся и лучезарно мне улыбнулся.
Первые сложности возникли уже возле подъезда. Бог с ними, с оглядывающимися прохожими, но Артур Алексеевич, оказывается, приехал со своими подручными на одной машине. 
- М-да, придется потеснится, - Сейт с сомнением смотрел на джип. – Предлагаю тебе,  Ярослав, вакантное место у меня на коленях.
Аэрон потянулся привычным движением к поясу, но пальцы схватили только пустоту. Я потратил минут пятнадцать на уговоры, прежде чем паладин согласился оставит меч в квартире. Демон ухмыльнулся, наблюдая за бессильной яростью рыцаря, и, склонившись к моему уху, произнес шепотом, но довольно громко, чтобы Аэрон услышал:
- Обещаю не приставать, ну, или, по крайней мере, приставать так, чтобы тебе было очень приятно.
- А в чем вообще проблема? Сейчас я сделаю её побольше!
Почему никто не остановил Лена, я не знаю, но упасть на асфальт успели все:  и Аэрон, и Филипп, и даже Артур Алексеевич с подручными. Только я зазевался, и Сейт в последний момент успел запихнуть меня себе за спину. 
Раздался хлопок, но машина вроде бы не изменилась. Спустя пару минут, когда все успели встать и отряхнутся, джип неожиданно, с громким звоном развалился на части.   
- Даже не знаю, что дешевле, - задумчивый голос Сейта отвлек меня от созерцания обломков. – Чинить её или купить новую. Ну, что? Вызываем такси? Или на общественном транспорте добираемся?
Седовласый бросился к набору металлолома и, опустившись на колени, прикасаясь дрожащими пальцами к пахнущим бензином  деталям, зашептал:
- Это как? Я её только неделю назад купил! Как я теперь?
Он поднял лицо, и вновь мне показалось, что передо мной сгорбленный временем, несчастный старик. Но пальцы демона крепко сжали мою ладонь, и желание утешить, помочь исчезло.
- А что такое такси? – лорд с любопытством смотрел на меня.
- Я никуда не поеду,– седовласый даже не обернулся. – Я останусь тут, со своей ласточкой. 
- Да не больно-то вы нам и нужны, можете и этого, - Сейт кивком указал на Пашу, – оставить тут. Только не советую вам рассказывать кому-либо про нас. Не думаю, что в ваших интересах меня злить.
- А можно и я останусь? Я вам отдам свою пластиковую карточку, скажу пин, - Артур Алексеевич с надеждой посмотрел демону в глаза, и тут же замер, словно кролик перед удавом.
Сейт неслышно подошел к моему боссу и, наклонившись, рыкнул тому прямо в лицо:
- Такого двуличного, трусливого и мерзкого гада я предпочитаю держать на виду.
- Если мы поедем таким составом, то никакое странное такси нам не нужно, - Аэрон вытянул руку перед собой, и воздух начал сгущаться, принимая очертания знакомого белогривого красавца. Краем глаза я заметил, как вытянулись лица пьяниц, сидевших у соседнего подъезда. Но тут же весь мир от меня оградила красивая, белоснежная лошадиная морда. Рука сама собой дотронулась до бархатных губ. Я ласковым движением гладил Ури по морде, и тот только ниже наклонялся, подставляя горячие уши под мои пальцы. Длинные трепещущие ресницы почти полностью скрывали от меня лукавый взгляд темно-фиолетовых глаз. Ури неожиданно подался чуть вперед, и теплые губы слегка прихватили мочку моего уха. От его присутствия мне стало на удивление спокойно и комфортно.   
- А у меня опять даже яблока для тебя нет,- но Ури в ответ только насмешливо фыркнул у самого моего уха.
- Если тебе так уж хочется угостить эту глупую скотину, то держи, - демон протянул мне огромное зеленое яблоко.
Но угощение с его руки тут же схватил Ури и принялся энергично жевать. Спустя пару мгновений конь фыркнул, обдавая демона брызгами из слюны и кусочков яблока.

Отредактировано simpli (2011-06-23 13:10:58)

0

13

Глава 10
Ревность – великая сила. Главное, умело ею пользоваться.
Ури.

Я схватил демона за руку. Почему-то я был уверен, что он бросится убивать несчастного Ури. Но Сейт только достал из кармана белый носовой платок и принялся вытирать лицо.
- Ярослав, мне, конечно, приятно, что ты предпочел висеть именно на мне, но в данный момент это не очень удобно. Не мог бы ты… - от его насмешливого голоса я не только отпустил руку, но и отступил на шаг. – Неужели ты думал, что я наброшусь с кулаками на бедное безмозглое животное? Это почти оскорбление. Я вполне способен держать себя в руках.
Мне было даже стыдно, и, когда демон принялся вытаскивать кусочки изжеванного яблока из длинных волос, я решил ему помочь. Чуть наклонив голову, чтобы мне было удобнее, демон закрыл глаза, и на его лице появилась блаженная улыбка. Казалось, еще мгновение, и он замурлычет.
- Ты так долго возиться будешь, Яролав, - голос Аэрона раздался за спиной. Паладин принялся проворно и резко вытаскивать кусочки, сильно дергая Сейта за волосы.
Демон выпрямился и открыл глаза, только вместо черных бездн я увидел два горящих кроваво-красным провала. Я отступил на шаг, слишком уж злобно выглядело в данный момент лицо Сейта, и уперся спиной в паладина, поднял на него лицо. Лучше бы я этого не делал, лицо рыцаря напоминало ледяную маску, глаза светились золотистым светом. Сейт сделал всего один шаг в нашу сторону, и я практически уперся носом в его плечо. Руки разъяренного демона обвили меня за талию и с силой притянули к себе:
- Аэрон, вы пугаете его, думаю, вам стоит отойти.
Еще две пары рук поселились на моей бедной тушке, и потянули меня в противоположную сторону:
- Думаю, что сын Ада пугает его больше, и это вам стоит отойти!
- Да уйдите вы оба! Хватит меня перетягивать, я вам не вещь.
Все бесконечные нелицензированные конечности покинули место дислокации, и я смог, наконец, вздохнуть полной грудью. Они оба отступили от меня  всего на пару шагов, и все еще злобно сверкая глазами друг на друга, замерли. Плюнув на обоих, я ретировался и подошел к Филиппу:
- Можно я поеду на твоем коне?
- Нет. Извини, мне не хочется с Аэроном ссорится.
Я оглянулся, ища глазами Лена. Но маг-неуч уже сидел на своем мелком коне, а у него за спиной пытался удержаться в седле, вцепившись обеими руками в мальчишку, Артур Алексеевич. 
- Извини, Ярослав. Я не должен был так себя вести, - Аэрон подошел ко мне, за ним, понуро опустив голову вниз, прибрел Ури. – Тебе помочь забраться в седло?
Но белогривый красавец уже опустился на асфальт рядом, приглашая меня сесть на него. На Ури я не злился, и поэтому, игнорируя рыцаря, забрался на коня:
- Ури, если ты еще и хозяину позволишь сесть на тебя, я спрыгну, слышишь?
Конь насмешливо фыркнул и, поспешно поднявшись, отошел от ошарашенного Аэрона. Рядом тут же появился Сейт. Он сидел на коне Филиппа и, судя по тому, что вожжи были в руках у демона, а лорд  почти дремал, сидя за спиной, именно Сейт и решил к нам подъехать:
- Ярослав, я был…
- Ури, - я перебил демона, не дослушивая. -  Солнышко, этого я тоже видеть рядом не желаю. Можешь устроить?
И белоснежный красавец тут же развернулся к вороному и зарычал. Буквально на глазах копыта коня превратились в когтистые лапы, и из пасти стали видны длинные клыки. Конь Филиппа тут же отскочил в сторону и понеся в сторону. Пока я провожал глазами вороного, с удовольствием слушая как громко и смачно ругается Сейт, Ури успел вновь стать обычным и, чуть повернув морду, изучал меня своим умным фиолетовым глазом.
- Спасибо, ты настоящий друг. И в обоих обличьях очень красив, -  пока я осыпал Ури комплиментами, рыцарь успел ухватится за седло и одним легким движением вскочить на коня. – Ури!
Конь понял все мгновенно и, ухватив паладина за одежду зубами, легким движением головы скинул его на землю.
Так мы и поехали: впереди Леен направлял своего коня в указанном Артуром направлении, затем я на Ури, следом бежал несчастный Аэрон, и только за ним,  подозрительно посматривая на нас, брел вороной красавец. Спустя десять минут мне стало жаль Аэрона и, чуть придержав коня, я позволил паладину сесть впереди меня. Вороной, оставшись без зашиты, увеличил разделяющее нас расстояние почти вдвое. И пока я наблюдал за этим трусливым скакуном, заметил странность. Филипп и Сейт явно ссорились, тихо, шепотом, но очень увлеченно. Откуда-то взялась уверенность, что эти двоя знакомы очень близко и давно. Слишком уж спокойно отвесил подзатыльник демону Филипп, слишком уж спокойно позволил это сделать Сейт. Трусливый лорд позволил себе воспитывать «исчадье Ада» и при этом не упал в обморок? Я уже и жалел, что вороной был так сильно напуган. Если бы они ехали чуть ближе...
До ближайшего магазина мужской одежды мы добрались спустя минут двадцать. Леен легко соскочил коня, Артур почти упал следом, тихо ругаясь сквозь зубы. Аэрон спрыгнул и, обхватив меня за талию, осторожно спустил на землю. Сейт же очень мило подал руку, помогая спустится лорду Филиппу Кактамего-младшему.  Мне стало обидно. Я ожидал, что демон и паладин вновь поссорятся, выясняя, кто будет помогать мне. А нет… Сейту аристократ явно был интереснее.
- Только не вздумайте втягивать в себя коней! Тут слишком многолюдно. Давайте оставим их там, - я указал на небольшой скверик рядом с детской площадкой. 
Только когда кони были надежно привязаны к скамейке, Сейт, наконец, вспомнил о моем существовании.
- Ярослав, как ты думаешь, Артур Алексеевич сможет в одиночестве справиться с гостями? Тут рядом есть такое уютное кафе, а ты еще не завтракал.

Отредактировано simpli (2011-07-10 00:46:49)

0

14

Глава 11
Что значит, в кафе с конями нельзя? Вы где коня видите? Я вообще-то той-терьер. Ну, да большой, но тихий и незаметный, честно-честно.
Ури.

Я пью горячий кофе, ожидая, пока принесут заказанную еду.
- Не против, если я буду курить? – Сейт дожидается моего кивка, и закуривает.
Сладковатый аромат вишневого табака заполняет помещение мгновенно, и я невольно морщусь. Демон тушит сигарету в пепельнице.
- Скажи честно, ты ведь думаешь, что я просто хочу погубить душу Аэрона?
- Нет, ты меня полюбил с первого взгляда и решил предложить мне руку и сердце.
- Ты почти прав, только вижу я тебя далеко не в первый раз да и связывать твою душу с собой не хочу. Не желаю видеть тебя в Аду.
Я чувствую на своем лице изучающий взгляд, но опасаюсь смотреть на него, слишком легко он мною манипулирует.
- Что вас связывает с Филиппом?
- Да почти ничего, -  я насмешливо фыркаю. – Кроме сделки.
Невольно вздрагиваю и поднимаю на него глаза. Тут же сталкиваюсь взглядом с черными провалами, и мне кажется, что меня затягивает в них. Но демон отводит взгляд:
- Извини, в этот раз я не хотел, просто природа у меня такая.
- Что за сделка?
Он снимает очки, и задумчиво вертит их в руках, достает из кармана платок и начинает вытирать без того чистое стекло.
- Можно, я все-таки закурю. Пойми, говорить правду мне почти больно, я все же демон, - не дожидаясь ответа, закуривает и, откинувшись на спинку, начинает говорить. -  Все я тебе сказать не могу, прости, но это не только мой секрет. Просто наш благородный лорд совершил в своей жизни один не очень благовидный поступок. Он специально вмещался в заклинание Леена. Не поверишь, но этот неуч в заклинании не допустил ни одной ошибки. Из-за чего он на это решился, я сказать не могу. Но это я подсказал ему слова.  Время в нашем и их мире идет не одинаково, и пока ты молился, я успел подбить Филиппа на эту авантюру. Зачем? Если бы тебя тогда убили, твоя душа отправилась бы в рай, и я потерял бы тебя до следующего твоего перерождения. А я и этого едва дождался. На мой взгляд, я заплатил уже достаточно, что бы получить второй шанс. Я только  хотел,  чтобы ты жил, из-за души Аэрона мне разрешено даже общаться с тобой, но не бойся, я не повторю той ошибки больше. Извини, я не должен был тебя целовать, но не удержался.
Я ошарашено смотрел на демона, его лицо изменилось почти до неузнаваемости всего за пару минут. Он постарел, губы дрожали. Сейт сжимал очки так сильно, что стекла лопнули, впиваясь осколками в ладонь, и кровь начала капать на белый платок.
- Я освобождаю тебя от данного тобой слова, - первая капля.
- Я забираю назад свое проклятие, - вторая капля.
- Я принимаю наши грехи на себя, - третья капля.
Он разжал пальцы, и неглубокий парез затянулся сам собой.
- Я очень виноват перед тобой, Хоть ты этого и не помнишь. Теперь у меня нет власти тебе что-то внушать. Но я буду рядом и не дам тебе еще раз пройти через добровольное рабство. Так и знай. Если понадобится, я собственноручно убью Аэрона. Но если он будет тебе по-настоящему небезразличен, то я помогу вам. Решать тебе, теперь все в своей жизни ты будешь решать сам. О, твой цезарь уже готов. Приятного аппетита.
За мгновение до того, как официант подошел к нам, Сейт успел убрать платок и осколки стекла, а его лицо вновь стало юным, насмешливо-красивым.

Вся веселая компания уже стаяла возле коней,  и я невольно залюбовался Аэроном. Высокий, в меру накачанный, одетый в обтягивающую майку и такие же джинсы, он смотрелся удивительно органично. Словно и родился в моем мире. Как только он увидел нас, его лицо прояснилось. После разговора Сейт замкнулся и старался держаться от меня подальше. Леен, одетый в широкие джинсы и теплый свитер, выглядел совсем обычным ребенком. И только Фил выделялся. Интересно, эти ярко-зеленые штаны и разовую водолазку он точно купил в магазине мужской одежды или все же зашел в соседний?
- Я не виноват, он вбил себе в голову, что это красиво, - принялся оправдываться Артур Алексеевич.
- Тебе не холодно? – провоцируя демона, я подхожу к паладину вплотную, почти прижимаюсь к нему. 
- Нет, - он смотрит на меня сверху вниз и открыто улыбается. – Мне не бывает холодно, особенно, когда ты рядом. Ты больше не злишься на меня?
- Нет. Думаю, теперь вполне можно и к врачу Филиппа отвести.
Я бросаю взгляд на демона. Сейт выглядит спокойным, даже безучастным.
- Аэрон, может, подсадишь меня в седло?

Замечаю краем глаза, как Филипп, бросив пару фраз демону, обиженно замолкает. Я чувствую на себе пристальный взгляд черных глаз, но каждый раз, оборачиваясь, натыкаюсь только на вежливую улыбку.

0

15

Глава 12
А что я? Почему всегда я? Нет, ну честно, я организовал сделку… Но они ведь сами решили не говорить ВСЮ правду.

                                                     Ваш белый и пушистый Сейт.

Мало того, что кони странно смотрелись на парковке у медицинского центра, так еще Ури явно был голоден. Своей жертвой белоснежный красавец выбрал клумбу.
В холле нас встретила приветливая девушка. Оказалась, что еще ночью Артур Алексеевич записал Филиппа на прием. Правда, мы уже опоздали на добрых полтора часа. Пришлось сидеть в коридоре и ждать почти полчаса. Но на время ожидания я нашел прекрасное развлечение - наблюдать за тем, как два нерасторопных охранника в честном поединке пытались выгнать Ури с любимой клумбы.
- На кого делаешь ставку? – голос Сейта прозвучал подозрительно близко.
Я обернулся. В паре сантиметров от меня стоял демон.
- На охранников, - в этот момент просто одному из них удалось схватить повод Ури.
- А я на своего коня, - с другого боку раздался голос паладина. 
Белоснежный красавец подался к охраннику, потом резко дернулся вперед, клацая зубами в паре сантиметров от человеческой руки. Как жаль, что тут были стеклопакеты, напуганный мужчина не только выпустил повод, но судя по открытому рту, что-то орал. Ури же пробежался по почти вытоптанной клумбе на пару метров и, заметив один из редких, не пострадавших от его копыт цветов наклонился и принялся завтракать. Но внимательные, умные фиолетовые глаза следили за передвижениями противников. Едва те подбирались ближе, конь отбегал в противоположную сторону клумбы и принимался искать зелень уже там.
- Вы явно выиграли, Аэрон. Что хотите в качестве приза победителю? – в голосе демона не было насмешки, он звучал устало и обреченно.
- От вас – ничего.
- Филипп Фландрский-младщий, доктор вас ждет!
Появление медсестры прервало начинающуюся ссору. Мы все ломанулись к двери.
- Только пациент! – встала на защиту покоя врача девушка.
Я уловил странный, предупреждающий взгляд демона, брошенный лорду, тот же в ответ едва заметно кивнул. Пришлось всем ждать еще минут двадцать. Филипп вышел задумчивый, в его руках было порядка семи-восьми бумажек, как позже выяснилось, это были направления на анализы.
- Ну что? Домой?
По дороге пришлось все же заехать в магазин. Как справедливо отметил Сейт, еды в доме не было. Я наотрез отказался спускаться со спины Ури. Усталость последних дней и бессонная ночь добивают меня, и я откровенно дремлю, сидя на неподвижно замершем коне. Они возвращаются, веселые и нагруженные пакетами. Леен пытается поделиться со мной впечатлениями о магазине, но я только киваю, абсолютно не слушая. Едва за моей спиной появляется Аэрон, я откидываюсь на его грудь и мгновенно засыпаю.
Просыпаюсь от резкого звука, но открывать глаза слишком лень, хочется досмотреть сон до конца.
- Лорд Филипп, - шепот Сейта звучит почти зло. – Потише, вы разбудите Ярослава.
- Ты же усыпил всех, демон.
- На Ярослава моя магия больше не действует, я освободил его. Остальные точно не проснутся. Артур, Филипп, вы готовы? Никто не передумал? Есть, что сообщить друг другу?
- Да, давай уже! – раздается одновременный ответ.
Я чувствую запах серы и невольно чихаю, открываю глаза и только тогда понимаю, что лежу на диване у Лизки в квартире. Осматриваюсь, и челюсть невольно отвисает. Леен валяется на полу и храпит, Аэрон, сидя в кресле, спит и улыбается чему-то во сне, а вот Артур Алексеевич и Филипп стоят друг напротив друга в пентаграмме, их тела мерцают. Затем я вижу, как из них вырывается тонкий золотистый дымок, затем эта эфемерная субстанция летит к противоположно стоящему телу и впитывается в него. Сейт ловит мой взгляд и чуть кривовато улыбается.
- Извини, Ярослав, я не хотел тебя будить.
Артур и Филипп открывают глаза и несколько секунд ошарашено смотрят друг на друга.
- Получилось, Сейт… – вдруг радостным тоном орет Артур.
- Филипп, не орите, раздражает, - прерывает  его демон.
- Что ты утворил?
- Ничего, чего бы они сами не хотели.  Поменял их телами.
- Но Филипп же умирает? Зачем Артуру Алексеевичу это?
- Да не умираю я, - знакомым капризным тоном сказал «Артур». – Я просто предпочитаю женщин и не могу спать с мужчинами. А в моем мире это самый большой грех. Таких, как я, там запирают в монастыри до конца жизни.
- Почему?
- Все просто, Ярослав, - вмешался демон. – Они живут гораздо дольше, контрацептивов нет. Представь, скольких детей может родить их женщина примерно за семьсот лет детородного возраста, если беременность длится те же девять месяцев?  Вот и придумали такой способ сдерживать слишком уж активный демографический рост.
- Мне просто надоело скрывать свою ориентацию, а тут есть шанс стать лордом в мире, где геев большинство, -  добавил «Филипп».
- Только они оба забыли кое-что друг другу сказать. Я ведь им встречи во снах организовывал, все равно они подставили друг друга.
- В смысле? – спросили мы хором.
- Что ж, смотрите.
Демон щелкнул пальцами, и на экране телевизора появилась первая сцена.
Седовласый крепко держит Артура Алексеевича за вывернутые руки, а Пашка наносит методичные удары по животу босса. Рядом с троицей стоит высокий мужчина:
- Артур, ты же знаешь, что мои дела должны были остаться тайной. Ты ведь помнишь нашу договоренность. Ты не выплатил и половины долга, а он растет каждый месяц. И что? Ты позволяешь какому-то мальчишке  узнать все? И теперь даже не хочешь сказать, где он?
- Я не знаю, - хрипит в ответ Артур Алексеевич, Пашка на минуту останавливается, глядя на высокого.
- Ай, как не хорошо. Брать на работу того, о ком ты ничего не знаешь. Дома его нет, где он может быть? Думай. Пока есть чем думать.
Артур Алексеевич что-то шепчет, и все замирают, а рядом с ним появляется демон.
- Для кого-то этот вечер добрый. Чего тебе?
- Если ты не сдашь место пребывания Ярослава, меня сейчас убьют, и сделка не состоится.
- Да легко, все равно убить его я вам не дам. А найти… Это пожалуйста.  Вот адрес, там живет его подруга, заучивай.
В воздухе, напротив лица Артура Алексеевича появилась записка.
- Может, стоит рассказать Филиппу о твоих неприятностях? По-моему, раз они становятся его, он должен о них знать…
- Молчи, демон, он не согласится подставлять свою шкурку вместо моей. Тем более ты не позволишь убить мальчишку, а значит, будут убивать меня, вернее Филиппа.
Экран погас.
-Тварь, - «Артур» попытался ударить «Филиппа» по лицу, но «лорд» привычно уклонился от удара. – Ты меня подставил! Я в этом мире не останусь, учти Сейт, ты перенесешь меня в мой мир.
- Только попробуй! Если он исчезнет, то мою маму убьют, - «Филипп» грозно смотрел на демона, и вдруг резко повернулся в сторону «Артура». – Стой, ты не против жить и в своем мире, но в моем теле? Почему ты не потребовал аннулировать переселение? Сейт, что скрывает он?
Они вдвоем уставились на демона, он же глазами побитой собаки смотрел только на меня:
- Да, это я вывел их на тебя второй раз. Но я знал, что Аэрон не позволит им причинить тебе вред. Да и сам был рядом. И вмешался бы и без разрешения высших инстанций, не смотря на все, чем мне это грозило. Ты мне веришь, Ярослав?
- Верю, Сейт, и можешь меня не называть полным именем? Мне больше нравится имя Ярик.
Он улыбался мне, и, казалось, что даже черные, глубокие, как бездна, глаза  светились чем-то изнутри.
- Только мне уже и самому интересно, что скрывает от Артура Алексеевича Филипп.  Может, покажешь?
Демон фыркнул, повернулся к телевизору и щелкнул пальцами.
Спальня лорда было завалена безвкусными позолоченными предметами мебели, посередине стояла огромная кровать под балдахином. На ней и сидел Филипп. Смотря прямо перед собой, с отчаяньем и страхом он рассматривал портрет. На картине в полный рост был изображен представитель неизвестной мне расы. Если бы кожа этого безумно высокого и очень здорового существа была не ярко синей, а зеленой, я бы подумал, что это огр. Черные волосы изображаемого были заплетены в дреды, на концах которых болтались железные лезвия, из-под верхней губы кокетливо выглядывали два белоснежных клыка. Все его лицо было покрыто черной татуировкой, но даже сквозь неё легко читались резкие черты лица. На существе были одеты только штаны, и я невольно  понял, что даже молодой Арнольд  Шварценеггер вполне мог бы почувствовать себя рядом с этим маленьким и хрупким. 
- Любуетесь на своего будущего мужа?
- Изыди, демон, - Филипп даже не повернулся, все так же рассматривая портрет.
- Я же говорил, что могу помочь вам избежать этого брака.
- Как? Сбежать из этого мира не вариант. Пойми, демон, я сам обратился к ним за помощью. Мы бы не смогли долго удерживать замки, даже с помощью Аэрона. Он отстоял бы только один из замков, остальные бы пали. А там были люди, мои люди, те, кого я поклялся защищать. Вот, я и послал Правителю нероев просьбу о помощи. Уже тогда я знал, что он не откажет, но ценой тому станет мой брак с его младшим сыном.  Крей никогда не скрывал, что влюблен в меня, с самой первой нашей встречи двадцать лет назад. А Правитель безумно любит своего младшего сына, вполне возможно, если Крей захочет, то именно он и станет следующим правителем. Помолвка уже состоялась, и если я сейчас сбегу, то Правитель начнет войну с моими людьми. Большинство убьют, кого-то угонят в рабство. И никто не посмеет вмещаться, так как это вполне соразмерная плата за нарушенную клятву. А этого я допустить не могу, мои люди не должны платить по моим счетам.
- А если твое тело будет тут, а ты сам, твой дух, останется в другом мире?
Экран погас.
- Да уж… - «Филипп» сел прямо на пол. – О таком женихе не предупреждать надо, о нем нужно орать на всех углах. Сейт, меняй нас обратно. Бог с ним, с пулей в голову.  Это хоть быстро, а спать с этим я явно не хочу.
Демон повернулся к «Артуру»:
- Вы согласны все вернуть, как было?
- Нет. Я не знаю, что такое «пуля», но, думаю, она вполне меня устроит. Тем более Артуру хотя бы мужчины нравятся…
- Это не мужчина! Это дикое животное! Я предпочитаю худеньких и пассивных… А этот мне и в кошмарах не снился! Меняй нас местами, демон!
- Извините, не могу. Для ритуала нужно согласие обоих. Все, чем могу помочь, это не позволить Филиппу покинуть этот мир.

0

16

Глава 13
Вот, почему всегда так? Сначала вы доверяете демону, позволяете себя обвести вокруг пальца, а потом приходите с претензиями?
                                                                                                             
Недовольный устройством мира  Сейт.
Вечер начинался мирно. Сейт, тихо напевая, готовил, «Филипп» и «Артур» негромко, чтобы никто не слышал, переругивались. Артур Алексеевич быстро взял себя в руки, и теперь выпытывал все юридические аспекты помолвки. Явно искал лазейку для аннулирования оной, но, судя по задумчивой мордочке, пока безрезультатно. Леен что-то втолковывал Аэрону на балконе. Раздался звонок в дверь, и я побрел открывать. На пороге стояла Лиза.
- Привет, слушай, я не могу все время жить у соседей. Будь добр, освободи квартиру.
Я представил лица дяди и тети, когда я приволоку к себе домой всю эту ораву, да и объяснять, что за головорезы искали меня вчера, абсолютно не хотелось. Захлопнув двери, побрел  в комнату.
- Филипп, отдай мне пластиковую карточку Артура.
Выражение полного недоумения на лице «босса» смотрелось неуместно и комично. «Лорд», выругавшись сквозь зубы, полез в карман пиджака «Артура» и, всучив мне карточку, сказал:
- Пин-код семнадцать, ноль, девять. 
Всучив бывшей подруге карточку, сообщив ей пин и отправив её в отель, я вновь закрыл двери. И сел прямо возле них, опустил голову на руки, пытаясь собрать воедино все мои немногочисленные мысли.
Кто-то опустился рядом со мной, к моему плечу осторожно прикоснулись. Я поднял лицо, ожидая увидеть рядом с собой Сейта, но это был Аэрон.   
- Ярослав, с тобой все в порядке?
Беспокойство звучало в его голосе, но мне уже порядком достало все происходящее:
- Да оставьте вы меня все в покое хотя бы на пять минут! 
Но вместо того, что бы уйти, паладин обнял меня, я уткнулся носом в его плечо, позволяя гладить себя по голове.
- Все будет хорошо. Еще пару дней и все закончится, - я слышал сожаление в его словах.
Какое-то время позволял ему успокаивать меня, как маленького ребенка, потом выбрался из его рук, встал и спросил у демона, стоящего на пороге кухни:
-  Сколько времени осталось до ужина?
- Думаю еще минут двадцать.
- Отлично, я прогуляюсь.
- Я с тобой, - хором сказали рыцарь и демон.
- Нет, сейчас только девять вечера, детское время. В провожатых я не нуждаюсь.
Я захлопнул двери перед их лицами, чтобы пресечь споры. М-да… В тапках и без ключей. Отличное продолжение отличного дня. Возвращаться, чтобы переобуться, не хотелось, и с розовыми мохнатыми кроликами на ногах я вышел из подъезда. Первый же встреченный мною прохожий на просьбу дать закурить вручил мне всю пачку и зажигалку в нагрузку. Я зажег первую в своей жизни сигарету и, втянув дым, тут же закашлялся. Согнулся пополам, и кто-то участливо похлопал меня по спине, я повернулся, собираясь отчитать то ли Аэрона, то ли Сейта, и замер.
Он был на голову ниже меня, и, кажется, младше, ядовито-фиолетовые неровно подстриженные волосы, длинный, некогда белый, а ныне сероватый балахон… Нет, это меня бы не тронуло, но за спиной парнишки виднелись огромные, потрепанные, с проплешинами, грязно-серые крылья. Над головой, немного кривовато, висел светящийся нимб.
- Ярослав, курить вредно, мне, как вашему ангелу-хранителю, очень неприятно видеть, что вы решили завести себе столь мерзкую привычку.
Я обошел это чучело по кругу, и рассмеялся.
- Мой внешний вид не соответствует моему статусу, я знаю. Но в столь сложный период вашей жизни я не мог тратить драгоценное время понапрасну и не счел возможным убить несколько часов на приведения себя в порядок .
- Слушай, ты бы крылья убрал, а то люди смотрят.
- Они меня не видят, в данный момент я виден только вам. Я бы хотел поговорить с вами о спасении души благородного Аэрона. Вы понимаете, Ярослав, что таких людей, как он, очень мало? Вы обязаны сделать все, чтобы его душа не отправилась в Ад.
- Слушай, а ты точно мой ангел-хранитель?
- Конечно. И в первую очередь, давая свои советы, я руководствуюсь именно вашими интересами. Если вы спасете его душу, то и ваша потом, после смерти, отправится в Рай. Я понимаю, это сложно, решится провести всю свою жизнь с малознакомым человеком. Но Аэрон благороден, умен, добр, думаю, со временем, вы поймете, что лучшего мужа вам и желать не стоит.
Я слушал восторженные описания свой совместной с рыцарем жизни, и появлялось ощущение того, что рекламный агент пытается всучить мне залежалый товар. Когда помятый ангел дошел до описания обоев в столовой нашего с Аэроном будущего  дома, меня начало тошнить.
- Заткнись хоть на минуту, - парнишка удивленно замолк. - Тебя как зовут?
- Август, но это не относится…
- Так вот, Август, не мог бы ты оставить меня в покое, я взрослый и сам могу решить, какого цвета обои мне нужны.
- Да я и не настаиваю, но обои пастельных тонов…
- Все! Хватит! – я орал на всю улицу, не замечая испуганно-удивленных взглядов прохожих. – Достал, придурок!
Я развернулся и побрел в подъезд под непрекращающийся монолог ангела о том, что нельзя так нервно реагировать на советы, данные с благими намереньями. Дверь мне открыли сразу, Сейт посторонился, пропуская меня, и тут же встал в проходе, не пуская ангела в квартиру.
- Август, крючкобор ты мой любимый, не ожидал, что ты отважишься явиться в таком виде. Чем обязаны?
Я не стал задерживаться у двери и прошел чуть дальше, остановившись только у ошарашенного рыцаря за спиной. Оттуда наблюдать за этим занудным ангелом было безопаснее.
- Сейт, исчезни мерзкий демон, в этот доме тебе не место, - ангел положил руку на плечо Сейту, демон слегка поморщился, но упрямо стоял на месте.
- Угу, сейчас брошу мясо на плите и свалю, размечтался, мальчик.
- С кем он разговаривает? – Аэрон с любопытством посмотрел на меня.
- Август, думаю тебе лучше показаться во всем своем великолепии, - насмешливо произнес Сейт.
Для меня ничего не изменилось, но Аэрон тут же оказался возле демона:
- А это что еще за исчадье Ада, Сейт?
- Я ангел-хранитель!
- Врешь, ангелы такими не бывают! – авторитетно сказал паладин.

0

17

аааааааааа.автор.это просто гениально.
надеюсь на продолжение.

0

18

Lena Спасибо) А прода... Сейчас и будет)
Глава 14
Мой труд, тяжелый, бесконечный и неблагодарный! Но кто-то же должен.
                                                                                                                                   Август

За спинами Аэрона и Сейта уже собралась целая делегация. Леен, Филипп и Артур удивленно рассматривали потрепанного ангела.
- Это чудо явно от светлых сил, - деловито сообщил ученик мага.
- А внешне и не скажешь…  - Аэрон все еще не хотел впускать Августа в квартиру.
- Я тут за спасение вашей души борюсь, а вы… А внешний вид… Я с боем вырвался из Ада, желая только одного, помочь двум людям совершить героический поступок.
- А я теперь переведу на русский, - Сейт лениво зевнул и отошел от двери, позволяя ангелу войти. – Это чудо в перьях пришло в Ад, а именно ко мне домой, с бутылкой отравленной водки в разгар игры в покер. Не знаю, с чего он взял, что я употребляю алкогольные напитки. Ну, да ладно, я спешил к Ярику, а Август благородно решил занять мое место в игре. Но денег у него с собой не было, мои друзья пошли ему навстречу, и приняли в качестве ставки перо. Судя по всему, ангел проиграл.
Демон провел пальцем по проплешине:
- А вот что у него с прической – я не знаю.
Все дружно уставились на покрасневшего Августа:
- Ты водку не пьешь, а вот твои друзья её выпили.
- Так, это уже интересно. Как ты оттуда живым-то выбрался? – демон недоуменно уставился на крылатое чучело.
- Там был такой большой верзила с ветвистыми рогами, и он за меня заступился, вот я и лишился только волос. А у тебя дома других париков не было, -  сконфуженный ангел потянул ядовито-фиолетовую прядь вверх, демонстрируя короткий ежик белоснежных волос.
- Сними это фиолетовое убожество, не позорься. Ладно, я на кухню, все, кто голоден, могут проследовать за мной. Кроме Августа, я на него не готовил.
Ужин подходил к концу. Оказалось, что Сейт замечательно готовит. Демон сжалился над несчастным, потрепанным ангелом и быстро сделал ему пару бутербродов. Аэрон все время молчал и только удивленно наблюдал, как «Филипп» с завидным аппетитом уплетал уже вторую порцию.
- Мой лорд, с вами все в порядке?
- Все пучком, а что? – удивленно спросил «Филипп».
Пока паладин пытался сформулировать свою мысль, заговорил Август:
- А это не ваш лорд, Аэрон. То есть тело-то его, а вот душа Артура Алексеевича.  Не смотрите на меня так, это все он, - палец предателя уткнулся в короткий черный рог демона. 
Зарычав, Сейт легким движением вывернул тонкую белую руку и зашипел:
- Все, поборник правды, ты влип.
- Отпусти его, демон.
- Заткнись, рыцарь, ты даже не представляешь, во что этот белобрысый урод влез.
Они замерли напротив друг друга, в повисшей тишине было слышно, как жалобно скулит забытый всеми ангел. У обоих резко начали отрастать черные когти,  казалось, любое неосторожное движение, и они сцепятся как разъяренные псы. Леен тихо подвинулся, позволяя мне выскользнуть из-за стола и встать между ними:
- Вы оба успокоились. Аэрон, иди на балкон, а ты, Сейт, марш в ванную. 
Они оба посмотрели на меня, и отодвинули в сторону. 
- Думаю, самое разумное сейчас – уйти, - внес предложение «Артур».
Я не успел возразить, когда «Филипп» ухватил меня за руку и выволок из кухни. Леен выходил последним и захлопнул за собой дверь. Послышался шум, словно что-то тяжелое упало на пол, потом я услышал сдавленный писк ангела, затем звук бьющейся посуды.  Что-то с шумом полетело в стену. Август верещал на одной высокой ноте.
- Ну, что? Пойдем, прогуляемся?  - предложил «Филипп».
- Самое время,  - согласился Леен.
Меня же не спрашивали, просто выволокли на улицу. Леен сел на лавку у подъезда и сказал:
- А теперь объясните мне, что происходит. Вас двоих,  поменяли телами? - он указал на Филиппа и Артура. И они кивнули.
- Отлично, значит, я сдержал свою клятву, Филипп уже не болен, и я могу отправлять всех домой.
Я не успел даже понять смысл фразы. Просто услышал легкий хлопок, и вот рядом со мной остался стаять только «Артур».
Чертов ангел завизжал, как недорезанная свинья, когда мои когти вспороли кожу паладина, и потом перешел на ультразвук, стоило рыцарю испарится. Я застыл и, спустя мгновение, рванул к двери. Лестницу я преодолел бегом, сбив по пути поднимающуюся вверх старушку. Разумеется, останавливаться и извиняться я не стал. Там, у подъезда,  стаял одинокий и растерянный лорд. Даже в теле бывшего босса Ярика аристократ  умудрялся выглядеть больным и беспомощным.
- Ушел?
- Они все исчезли, и этот простолюдин ушел, оставив меня одного. И что мне теперь делать?
- Да хоть вешайся, только скажи, в какую сторону он направился?
Филипп капризно искривил губы, собираясь сказать что-то нелицеприятное, и в этот момент меня накрыло болью. Первая волна зова, меня тянуло обратно в Ад, и боль, неотступная, сильная, будет только усиливаться с каждой минутой. Что-то в выражении моего лица подсказало Филиппу, что лучше не спорить, и просто указать мне нужное направление.  Я бежал, и даже увидел знакомую фигуру, но Ярик уже садился в автобус.  Поняв, что мне не успеть, я крикнул:
- Ярик, стой!
Он оглянулся, скользнув по мне безразличным взглядом, и двери закрылись.
Я бессильно опустился на калении. Он уже не помнил ничего, ни странных визитеров, ни меня. Нестерпимая боль зова жгла не так сильно, как осознание того, что я новь упустил его. Слезы, первые за многие годы моего существования. Я и не думал, становясь демоном, что смогу плакать. Шепчу молитву, старую как мир, обращаясь к Богу, чувствуя, как каждое сказанное мною святое слово забирает с собой частичку силы. Кто-то опускается рядом, и моему шепоту вторят слова ангела, они усиливают молитву, наполняют её светом и смыслом, позволяют словам течь плавно и быть услышанными.  На последнем слове боль вырывает все, меня накрывает тьмой, и дальше следует свет, нестерпимо яркий, причиняющий страдание и приносящий спокойствие одновременно.  Мы уже не стоим коленями на асфальте, а находимся внутри этого света перед Ней.
- Демон и ангел просящие об одном и том же…  Так странно.
Голос Бога, теплый, мягкий, успокаивает, я пытаюсь поднять голову, чтобы увидеть лицо той, от которой отрекся, но не могу, слишком больно смотреть на неё.
- Август, мой милый, чего ты хочешь?
- Спасти душу твоего верного слуги, рыцаря твоей церкви, паладина Аэрона.
- А чего хочешь ты, Сейт?
- Хочу твоей милости для Ярослава. Он давно уже заплатил за все, будь добра к нему, дай его душе хоть каплю счастья, верни ему свободу.
- А для себя что ты хочешь, демон?
- Ничего. Я не вправе просить для себя и покоя. Я принял все наши грехи на себя, я отпустил его, я взял свое проклятие назад. Пожалуйста, всемилостивая, дай ему счастья. Пусть он будет свободен. Если он будет счастлив, пусть остается с Аэроном, если нет – то пусть получит право быть любимым и любить в этой жизни. Уже четыре перерождения ты заставляешь его погибать от рук своей первой любви, я знаю, это действие моего проклятия, я теперь понимаю, что, как тогда, в первую нашу встречу, так и сейчас, я остался недостоин его любви. Но он… Дай Ярославу счастья.
- А взамен? Я хочу, чтобы ты отрекся от Тьмы, я хочу твоей смерти, хочу, чтобы и души твоей не осталось.
Я прокусываю ладонь, и капли крови капают, испаряясь прямо в воздухе.
- Я отрекаюсь от Тьмы, - первая капля.
- Я отказываюсь от души, - вторая капля.
- Я принимаю конец своего существования, - третья капля.
Поднимаю голову, и впервые вижу Её лицо, лицо Бога, она грустно улыбается мне, поднимает руку, и я улыбаюсь в ответ, понимая, что это конец.
Шум голосов, как море, то стихает, то нарастает, я качаюсь на этих волнах, не понимая слов. И тут из общего гама выплывает голос Августа:
- Да разойдитесь вы, не видите, человеку плохо.
С трудом открываю глаза, и со стоном закрываю их обратно. Я видел небо и, значит, ещё жив. Мне просто привиделся разговор с Богом.
- Вставай, симулянт, у нас мало времени. В том мире прошли уже сутки, а значит, время уходит. Нам нужно найти Ярика и проводить его к Аэрону. А по дороге я тебе все расскажу.

0

19

Глава 15
Меня ведь не спросили? Я не хочу этого помнить. Не хочу ничего об этом знать….
                                                                                                                                                  Ярослав
Кто-то настойчиво звонил в двери. Голова раскалывалась, вставать с дивана не хотелось абсолютно. Я накрылся с головой одеялом, но звук пробивался, мешая спать. Пришлось вставать, идти к двери. Не раздумывая, я открыл её, на пороге стояли два странных парня.  Один почти лысый, со странной светящейся хренью над головой, а второй, он поднял лицо, и я невольно ляпнул:
- У тебя глаза должны быть черными, а не серыми.
Воспоминания последних дней ярким калейдоскопом закрутились в голове, затем я начал вспоминать то, что не могло иметь ко мне отношения.

В замке было холодно, ледяной ветер, подвывая, исследовал обветшалые залы, мрачные сырые коридоры. Кутаясь в старый плащ, я быстро спускался по лестнице, стараясь не обращать внимания на то, как за последние сорок лет обветшал наш родовой замок. С момента смерти моего отца дела шли все хуже и хуже. Уже после похорон я узнал, что почти все деревни были заложены в оплату карточных долгов. Затем выяснилось, что и налоги отец не платил более шести лет. Первым делом мне пришлось сократить количество слуг, затем денег не стало хватать даже на ремонт, на новую одежду…   
Старый, служивший еще моему деду привратник, был единственным живым существам в некогда многолюдном и богатом  доме, кроме меня. Я не платил ему, но старику просто некуда было уходить, и он работал только за кров и еду. Но мы вдвоем не могли содержать замок даже в сносном состоянии. 
Я вышел во двор, стараясь не смотреть в сторону давно пустующей конюшни, вышел через маленькую дверь в воротах. Всюду лежал снег, и я побрел в сторону большого селения, некогда принадлежавшего моей семье, ныне отошедшего к короне.
В таверне было тепло и пахло жаренным мясом. Тонкий, улыбающийся подросток с серыми глазами и черными, как смоль, волосами, лавировал между столиками, умудряясь при этом не уронить ничего с подносов. Заметив меня, мальчишка кивнул, и быстро раздав заказы, тут же оказался рядом.
- Привет, Стефан. Замерз, наверное, мне давно следовало купить тебе новый плащ. Не стой у порога, проходи, возле очага есть места. Я сейчас принесу тебе жаркое и эль.
Я брезгливо морщусь, одна мысль о том, что мой любовник, простолюдин, будет покупать мне одежду, вызывает отвращение, но больше всего раздражает то, что я все равно приму его подарок. Я не могу позволить себе появится в столице в таком виде, тем более сейчас. Сын корчмаря приносит еду, две порции, и я с унынием понимаю, что давно надоевший, недалекий и скучный мальчишка собирается ужинать со мной.
- Сейт, а твой отец не будет против? Сейчас вечер, полно людей…
- Не сегодня, сейчас спустится мой младший брат и второй папа. Думаю, втроем они справятся. Просто лавочник только недавно привез из столицы новый товар. Так что мы быстро поедим и пойдем что-нибудь тебе выберем. Я за последние полгода скопил приличную сумму денег.
- А мой слуга…
- За его ужином мы зайдем на обратном пути.
В лавке почти не было людей, но слухи о моем новом унижении завтра уже поползут по селению. Сейт увлеченно спорил с лавочником, заставляя того вытаскивать все новые и новые одежды. Мальчишке все еще казалось, что ничего из предложенного не соответствует моему высокому положению. 
Мы медленно шли к замку, Сейт увлеченно рассказывал о новом, им придуманном, рецепте запеченной курицы. Нагруженный свертками, он все же умудрялся махать руками, бурной жестикуляцией подчеркивая особо удачные, на его взгляд, кулинарные моменты.
Привратник уже ждал нас у двери. Со вчерашнего дня старый слуга ничего не ел, и он вцепился дрожащими пальцами в корзину с едой.
- Ар, только разогрей. А то все уже давно остыло.
- К сожалению, у нас нет дров, Сейт, - старик с немой мольбой смотрел на мальчишку.
- Да не проблема, я сейчас наколю.
- А потом вонючим и потным придешь ко мне в постель? – я презрительно поджал губы. – Ар в состоянии и сам насобирать хвороста. Пошли наверх.
Наверху, в темной холодной спальне, мы быстро разделись и залезли под одеяло. Я прижался к худенькому мальчишке, стремясь побыстрее согреться, но Сейт, как всегда, истолковал мои действия по своему. Теплые губы накрыли мои, я ответил на его поцелуй, провел ладонью по его спине, его пальцы вцепились в мои плечи. Как всегда послушный, ласковый, он податливо выгибался в моих руках, и я на какое-то время забыл про все свои неприятности.
Впервые я проснулся раньше, чем мой любовник, тихо встав, я оделся в новые одежды, достал из сундучка все оставшиеся деньги, и ушел из замка. В селении я взял почтовую лошадь и поехал в сторону столицы.
Шесть никчемных лет, проведенных в столице, и в итоге скромная комната в самом дешевом постоялом дворе. Никто из моих дальних родственников не пожелал представить меня местному дворянскому собранию, никто из старинных приятелей отца « не смог» меня вспомнить.
Последней надеждой была общественная жизнь высшего сословья. Походы в театр,  редкие приглашения на второстепенные мероприятия – вот, что составляло мою жизнь в эти годы.
В первый год после приезда в столицу я продал свой родной замок и какое-то время жил в приличных меблированных комнатах, полностью поменял свой гардероб и даже нанял репетитора по философии.  Я целыми днями совершенствовался: изнурял свое тело  тренировками, посещал все лекции, которые были доступны для вольных слушателей в Королевском университете, тратил огромные деньги на уроки фехтования у лучшего учителя. Мая внешность, мои манеры, мой кругозор, моя одежда – я не уступал теперь даже столичным юношам, детям богатейших семейств. Я знал, что такими темпами денег, вырученных за семейное гнездо, не хватит и на пять лет, но единственным способом выбраться из долгов и начать нормальную жизнь я считал для себя брак. Я понимал, что не явлюсь желанным женихом в плане своего материального положения, но все же…  Уже привыкнув не обращать внимания на своих сверстников и юношей, едва достигших брачного возраста, я пытался привлечь к себе внимание тех, кто значительно меня старше. Но мой план рухнул. Все, кто проявлял ко мне интерес, едва ли сами могли похвастаться хотя бы стабильным доходом, не говоря уж о материальном благополучии.
Письмо с печатью королевской семьи  неуместно смотрелось на грубой деревянной столешнице. Приглашение на праздник Весеннего пробуждения во дворец. Я скептически осмотрел всю свою одежду. То, что было куплено мною, давно уже утратило весь свой внешний лоск, и только одежда, купленная Сейтом, осталось в более-менее нормальном состоянии. Сразу после продажи замка я сложил её на самое дно сундука. Я хотел вернуть простолюдину его подарок, хорошо, что не нашел времени. За два дня до бала я стирал свой праздничный наряд собственноручно, затем развешивал его в своей и без того маленькой комнатке.
В огромном, светлом зале собралась огромная толпа, люди стояли группками, о чем-то разговаривая, бродили, приветствуя знакомых. Только я здесь никого не знал, те же, с кем мне приходилось общаться, не могли быть приглашены на подобное мероприятие. Стоя у стены и чувствуя себя полным идиотом, я рассматривал высший свет нашей страны. 
Король зашел в зал, и все стихли, склонились, замерли.
- Мы рады приветствовать вас на нашем скромном празднике, -  после первого же королевского слова люди начали выпрямляться и с интересом смотреть на правителя. – Для начала мы бы хотели представить вам нового придворного мага, графа Ариэнского.
Я вздрогнул, когда назвали мой титул. Ничего не понимая, я попытался протиснуться ближе к трону, и в этот момент возле короля материализовался Сейт. Я удивленно смотрел на бывшего любовника, не слушая уже ни своих соседей, ни самого короля. Он сильно вырос за последние шесть лет, и теперь уже почти догнал меня, из угловатого и худого подростка он превратился в красивого юношу.
Когда официальное представление было закончено, ко мне подошел королевский стражник, и шепотом попросил следовать за ним. Сопровождаемый перешептываниями и любопытными взглядами, я шел через весь зал. 
В маленьком уютном кабинете меня уже ждал Сейт:
- Привет, Стефан. Думаю, ты не совсем понимаешь, что тут происходит. Если хочешь, могу объяснить.
- Уж объясни, будь добр. Откуда у тебя мой титул и как давно ты стал магом?
- Титул? Все просто, ты продал свой родовой замок, и вместе с ним потерял титул, прикрепленный к этим владениям. А я его купил, отремонтировал, а приятным дополнением к этой  покупке был твой титул.  Сейчас я – граф, а ты простолюдин, более того, ты мошенник, использовавший в течение нескольких лет мой титул. Как нехорошо с твоей стороны. Ты знал, Стефан, что магические способности могут проснутся не только в детстве, но и позже, правда, только в случае большого стресса? И этим я тоже обязан тебе.
- Рад, что помог. Закон о титулах, прикрепленных к владениям, настолько древний, что его уже давно не применяют. Это абсурд…
- Нет, - перебил меня Сейт. – Закон не был отменен, просто обычно родовые владения люди продают короне, и в этом случае король позволяет им сохранить свои титулы… Ты же просто пожадничал, продал свой замок тому, кто больше заплатит, а я же, в свою очередь, позже выкупил, заплатив двойную цену. Теперь, смерд, слушай внимательно. За то, что ты использовал мой титул я вправе потребовать твоей казни, и я потребую, если только ты сегодня же не станешь моим супругом. Думай. Я возвращаюсь на бал, но в конце приду за ответом. Так что сегодня у тебя либо скромная свадьба, либо не менее скромная казнь. Тебя повесят, как мошенника, в подвалах замка. Хм… А тебе по прежнему идет то, что я тебе купил. Знаешь, я ведь полгода не мог позволить себе даже яблоко купить, все хотел сделать тебя хоть ненадолго счастливым.
Я швырнул книгу в камин,  с удовольствием наблюдая, как дорогое издание медленно разгорается. Завтра вернется мой ненавистный супруг, преданные слуги обязательно доложат ему и об этом. Что ж, на пару ударов кнута больше. И ведь даже не привлечешь к ответственности, он легким движением руки залечит мои раны сразу после экзекуции.  Чертов придворный маг! Неделю я жил в спокойствии, вышколенные слуги, привычные стены родового замка и скука. Мой супруг не считал необходимым давать мне наличные деньги после того, как пара-тройка тех, кто продавал мне что-то в долг, пришли к нему за расплатой и ушли ни с чем, остальные торговцы не решались на подобные сделки. В конюшне стояли с десяток лошадей, но я не имел права ими пользоваться, любая пешая прогулка за стенами замка каралась. На все приглашения, приходившие на наши имена, я, под бдительным надзором супруга, писал вежливые отказы. Я стал пленником в собственном замке, и я не узнавал его. Первоначально, соглашаясь на брак, я думал, что остыв, Сейт вновь начнет относится ко мне с тем обожанием и заботой, с которыми относился ранее. В какой-то степени, я был даже рад этому браку. Но вот прошел уже год, а мой ненавистный супруг все также вытирал об меня ноги. 
Вот, только завтра все это закончится.
Сейт просто появился возле стола, когда я завтракал.
- Доброе утро, Стеф, - я невольно сжал кулаки, бесясь из-за его пристрастия сокращать мое имя, и он в этот раз заметил. -  Извини, Стефан, я забыл, что тебе не нравится, когда тебя так зовут.
- Доброе утро, господин.
- Прекрати, ладно? Я устал, и не хочу сегодня ссорится.
Я молча пожал плечами. Он вел себя странно, но это было не важно. Сегодня весь мой кошмар закончится. Пусть потом меня и казнят, но это хоть быстро. Быстро покончив с завтраком, я встал и ушел, оставив его доедать в одиночестве.
Я поднялся по узкой лестнице, наверх, на крышу единственной башни моего замка.  Слишком много могло пойти не так, если мне не удастся убить его с первой попытки, второй уже не будет. Но я не могу попасть из одного Ада в другой без него. Нож уже ждет под подушкой. Тяжелый плащ лег на мои плечи.
- Стефан, тут ветер, ты мог простыть.
Он еще и издевается? 
Сейт подошел к самому краю, и, стоя ко мне спиной, заговорил, его слова заглушали мои осторожные шаги:
- Я устал, Стефан. Я не могу тебя ненавидеть, думал, что это все, что ты оставил во мне, но я просто злился. На тебя и еще больше на себя. Ты ведь не виноват, ты никогда меня не любил, и я знал это, давал тебя на это права. Мне не за что злится на тебя. Ты сделал только то, что делал всегда. Видит Бог, я пытался заполучить твое сердце, но не смог. Наш брак это моя ошибка. К сожалению, непоправимая.
Я уже стоял у него за спиной.
- Я люблю тебя, и обещаю, что впредь все у нас будет совсем по-другому, - Сейт резко обернулся, и в этот момент я толкнул его.

 
- Я убил тебя…
- Ярик, ты не виноват, я был чудовищем, я заслужил, - Сейт смотрит мне прямо в глаза, пытаясь хоть что-то в них прочесть. Я резко захлопываю дверь, закрываю на замок, и сползаю по ней, под непрерывную трель дверного звонка.

0

20

даже не знаю с кем хочу чтобы Ярик остался.
воспоминания это так неожиданно.
автор.мне очень нравится ваш расказ.
жду,очень жду продолжения.

0

21

Lena Я сама пока не решила, с кем останется Ярик. Хочу одного, а Ярик сопротивляется, и выбирает другого)
Скоро будет) Половина 16 уже написана)

0

22

Глава 16
Смертные уверенны, что Она требует жертв, искупления грехов, но я знаю, Ей не нужна людская боль. Она дарует только любовь, прощение и свет.
Август.

Все стихает мгновенно, и я слышу собственные всхлипывания. Я убил человека…
- А он взял твой грех на себя, - голос ангела звучит совсем рядом, словно он стоял передо мной. – Знаешь, ты ведь был тогда тоже очень молод, в переводе на возраст твоего мира, тебе едва ли исполнилось двадцать. Ему было лет семнадцать, когда ты столкнул его. Вы просто совершили чудовищную ошибку, и то, что Сейт был магом, сильно усложнило вам жизнь. Он стал демоном так, и не успев упасть на землю. Ты не помнишь, но его тело не нашли. Так что ты никого не убивал, а только попытался. Он же проклял тебя, заставляя твою душу раз за разом проходить через то, на что ты обрек его. Тот, кого ты полюбил, всегда убивал тебя. Только он давно простил тебя, и ты тоже должен себя простить. Если ты этого не сможешь, то вы двое так и будете приносить в миры только горе и боль. Ладно, вставай, я отправлю вас в мир, где все началось. Время Аэрона истекает, я не смогу за тобой там присматривать. Только запомни, в том мире грань тоньше.
- Какая грань?
Я поднял лицо, но в коридоре было пусто, и дверной звонок по-прежнему надрывался. Но даже сквозь эту трель я услышал легкий щелчок замка, и дверь открылась.
- Ангел-взломщик, это что-то новое. У тебя такой приработок, Август? – Сейт насмешливо смотрел на пунцового ангела.
Ангел положил обе руки на плечи Сейта, и тот исчез. Я попытался отползти, но Август схватил меня за ногу и тут же отпустил… Только, вот, полз я уже по траве. Ругаясь сквозь зубы, я осмотрелся, но на поле, посреди которого я валялся, никого больше не было. Пришлось подниматься и идти. Я направился к одиноко стоящей башне, прекрасно понимая, что сидеть и ждать глупо, а тут хот и подозрительное, но жилье.
Долго стучал в дверь, и мне наконец открыли… мамочки, закройтесь назад! Но существо прошипело:
- Входи, обедом будешь.
Огромный, в полтора меня ростом, покрытый шерстью с головы до пят субъект приветливо улыбался, демонстрируя острые клыки в абсолютно неприличном количестве. Когтистые лапы, треугольные мохнатые уши, внушительный хвост, украшенный шипами. И в довершение всего – за спиной крылья. Я точно не сбегу.
- Да ладно, я, пожалуй, пойду…
- Нет. Проходи, я тебя тушить буду, мясо с овощами.
Вцепившись мне в руку, он легко втянул меня внутрь, дотащил до кухни и посадил на стол, возле разделочной доски. Мдя… Над очагом висел котел, в который я бы поместился весь.
- Может не надо меня есть? Я худой, мяса на мне мало….. зубы сломаешь!
- Ты худой, поэтому тебя нужно есть часто и много. Хорошее питание залог долгой жизни.
И чудовище повернулось к котлу. Я попытался по-тихому слезть со стола, пока оно добавляло во вкусно пахнущее варево какие-то травы. Но стол был слишком высокий, и я не доставал ногами до пола. Пришлось прыгать и тут же бежать. Побег прервался на третьем метре – я банально запнулся и упал. Чудовище подняло меня, осторожно отряхнуло и посетовало:
- Ну вот, теперь ты отбивное. Нехорошо, нездорово.
- Я очень нездоровая еда! Я много пил, курил, и даже принимал наркотики!
- Ой… Нехорошо… Съешь фрукт! – он всучил мне здоровое яблоко. - Я тебя приютил, я тебя обедать… Почему ты пугаешь меня? Это вредно для здоровья. Твое сердце стучит слишком часто, а оно очень нужно.
- Зачем? – я побледнел еще сильнее.
Но чудовище повернулось к котлу, зачерпнуло и, предварительно подув, протянуло мне варево:
- Пробуй. Не много соли для тебя?
На этом я предпочел упасть в обморок, выбирать степень солености для своей тушки – это слишком!

Очнулся в огромном мягком кресле, и существо тут же оказалось рядом:
- Ты как?
- Нормально… - я попытался уйти обратно в обморок, но чудовище тут же сунуло мне в руки миску с вкусно пахнущей похлебкой.
- Держи. Я стушил тебя, мясо с овощами. Ты болен, тебя нужно хорошо есть!
В моей голове появилась шальная мысль, и я тут же спросил:
- Ты ешь людей?
- Да… Но меня пугают, и почти всегда я ем себя и только себя. А это скучно.
- Ты где этот язык учил?
- Меня папа книжкой читал. Дальше я сам.
- Тебя как зовут?
- Аторих. А ты?
- Ярик. Слушай меня внимательно, если не хочешь есть себя, то учи язык, мать твою!
Он удивленно похлопал глазами, взял со стола свою порцию, уселся у моих ног и принялся за еду.
- Аторих, а ты знаешь рыцаря Аэрона или лорда Филиппа?
- Нет. Я никогда не ел их. Но кто живет лорд Филипп Фландрский-младщий знаю.
- А можешь меня проводить?
- Могу тобой отнести, на крыльях.
- Отлично. Спасибо. А можем мы отправится сразу, как съедим тебя и меня?
- Да, - весело заулыбался довольный монстр.

Мы приземлились в паре километров от замка. Аторих отпустил меня и, чуть замявшись, сказал:
- Дальше я не летаю. Меня пугают там. Удачи, Ярик. Приходи ко мне на ужин, я с удовольствием буду тебя есть.
- И тебе удачи. И выучи язык, в конце концов.
И попрощавшись с монстром, я направился через лес к белеющему вдали замку. Идти было сложно, ни одной тропинки, густые, колючие кусты, а я в домашних тапочках. Спустя минут десять полил дождь. За что все это? Злой, мокрый, уставший я плелся через лес, придумывая кары для Августа, которым я его подвергну, когда вернусь домой. Если вернусь. Мысли от ангела упорно возвращались к демону. Вот только думать о том, как хладнокровно и расчетливо я убил человека, не хотелось. Вспоминались слова Сейта, он забрал мой грех на себя, простил мне свое убийство. За этими невеселыми размышлениями я не заметил, как подошел вплотную к замку, и растерянно замер у закрытых ворот. Подойдя к небольшой двери в воротах, я начал стучать.
Открылось маленькое смотровое окошко, мелькнула заинтересованное лицо пожилого мужчины, затем в окошко протянули хлеб:
- Держи, путник, и иди своей дорогой, не время нам теперь бродяг в город пускать. Свадьба у нас скоро, и похороны.
- Аэрон умер?
Двери распахнулись, и стражник с любопытствам рассмотрел меня.
- Ты, путник, гость из другого мира, - мужчина не спрашивал, а скорее утверждал. – Пришел все ж паладина нашего спасти? Чуть не опоздал ты, мальчишка, всего два дня ему осталось. Пойдем, провожу тебя к супругу будущему.
Но сразу к рыцарю меня не потащили, вначале подыскали сухую, «соответствующую моему положению» одежду. Белая рубашка из тонкого шелка, странные штаны в облику серого цвета, красный плаш и даже меч в ножнах к поясу повесели. Тяжелая, бессмысленная железяка.
Аэрон стоял у окна, рядом с ним, в кресле, сидел Леен.
- Привет всем.
Оба глупо на меня уставились. Неужели слуги не предупредили их о моем приходе?
- Ярослав? Зачем ты здесь? – маг-недоучка сделал едва уловимый пас рукой, паладин замер каменным истуканом. - Мне очень жаль, но ты сам определил свою судьбу. Ничего личного, ты просто оказался не в то время не в том месте. Если бы ты появился на пару дней позже, я сам, с большим удовольствием показал бы тебе страну, и отправил бы тебя домой, а сейчас… Я не смогу тебя вернуть раньше чем через три дня. А пока, чтобы никому не мешать, ты побудешь в милой серой шкуре. Никто не вспомнит, что видел тебя, советую не выбегать на средину комнаты.
Мир резко начал расти, и спустя минуту еще и расплываться и терять краски. Я отчаянно пискнул, стоп, пискнул? Легко извернувшись, я увидел позади себя длинный голый хвост. Что? Я - крыса? Крыса?! На этом моменте мир померк, и я рухнул в обморок.
В сознание я пришел достаточно быстро, втянул воздух носом, и, не открывая глаз, понял, что нахожусь в помещении, где полно книг, свеч и где-то рядом находится Леен.
- Не притворяйся, ты уже в сознании. Я чувствую подобные вещи. Наверное, мне стоило позволить Аэрону убить серого паразита, в которого ты превратился. Но я бы не хотел, чтобы паладин её Святой церкви по незнанию уничтожил человека. Он и так продал свою душу дьяволу, этого вполне хватит.
Я открыл глаза, и дикий импульс «бежать!» заставил меня тут же вскочить, и кинутся в противоположную от человека сторону. Спустя пару скачков я больно ударился в пустоту, вытянув в перед лапки, я нащупал невидимую стену. Леен засмеялся:
- Мой маленький серый друг, ты не сможешь выбраться из-под стекла. Сиди тихо. Послезавтра, когда паладин умрет, я выпущу тебя.
И он ушел.
Несколько часов я пытался подвинуть, опрокинуть и даже сгрызть мою тюрьму, потом сдался, и принялся просто бегать по кругу. В моем новом теле сидеть на одном месте, высоко, на средине комнаты, было почти невыносимо. Все инстинкты обострились, и что-то внутри кричало «беги!».
Слева я заметил осторожное движение, инстинктивно отпрыгнул вправо, и огромная рыжая кошка тут же прыгнула, сбивая стеклянную тюрьму на пол. Я и не понял, как очутился в темной узкой крысиной норе, только слышал за своей спиной недовольное рычание. Я бежал, путаясь в бесконечных тоннелях. Через час я выбился из сил и уснул.
Ночь, наполненная запахами, шорохами и темнотой, в ней я почувствовал себя очень уютно, и пустой желудок толкал меня на подвиги. Прыжками, быстро и бесшумно я бежал на вкусный запах жареного мяса, и едва успел затормозить и не вылететь на средину комнаты. Я услышал знакомый голос Леена, и шерсть на загривке встала дыбом.
- Мерис, я сделал все, как вы хотели. Аэрону осталось жить только пару дней. Прошу вас, отпустите моего брата, вы же обещали…
- Ты упустил иномирца. Пусть и в образе крысы, но он все еще может разрушить мои планы. Только после смерти паладина я подарю твоему брату жизнь. Или смерть. Решать тебе. Ты мне тоже мешаешь, и я хочу, чтобы и тебя не было среди живых.
- Я-то вам чем мешаю?
- Сильный маг, который будет до последнего вздоха защищать родину?
- Я не буду, клянусь душой, не буду… - Леен почти плачет.
- Только проклятого мага мне и не хватало! Я открыл кочевникам проход через горы, я не давал местным отправить в столицу просьбу о помощи… И что? Все усилия оказались напрасны, один рыцарь и лорд-извращенец смогли отстоять эту землю. Пусть ценой души одного и брачными обязательствами второго. Как я теперь смогу получить эти горы? Кочевникам не устоять против нероев, а поместье супруга принца никто не оставит без охраны.
- Но… В теле лорда сейчас другая душа, разве это не нарушение брачного договоров?
- Глупый мальчик, если принц поймет, что это не Филипп, то просто заберет себе его земли, в качестве компенсации. Ты только ухудшил мое положение вместо того, чтобы помочь. Филипп хотя бы не мог полюбить мужчину, и, возможно, со временем принц возненавидел бы своего супруга.
- Я сделал все, что вы требовали, исполнил свою часть договора. Теперь ваша очередь…
Мужчина перебил Леена:
- Ты должен был доставить их в Византию и присмотреть за тем, чтобы Аэрон был занят проблемами лорда, а сам Филипп потратил время, оставшееся до свадебного ритуала, на шарлатана. А что ты утворил? Подкинул паладину возможность спасти душу, вселил в тело титулованного извращенца нормальную душу, а теперь еще и иномирца упустил! Даже с мышью справится не смог!
В этот момент я возмущенно пискнул. В конце концов, я не мышь, а крыса, даже не так, я – КРЫС! Оба мага тут же оглянулись, и, прыгнув, я развернулся в воздухе на сто восемьдесят градусов и побежал. Даже оказавшись внутри лабиринта крысиных ходов, я не мог успокоиться. Маленькие лапки несли меня с невероятной скоростью прочь от магов.
Тело устало, и, тяжело дыша, я остановился. Голод с новой силой принялся донимать меня. Доверившись чутью, я с опаской высунул нос и норы. Пахло молоком и хлебом. И кем-то очень знакомым… Высунув мордочку, я попытался понять, что за человек находится в этой маленькой комнатке. Но крысиное зрение было слишком слабым. Я уже почти решился ретироваться обратно – мало вероятно, что человек добровольно поделится своей едой со мной – но тут услышал знакомый голос.
- А тебе идет серая шкурка, Ярик. Очень. Но, может, все же подойдешь ко мне, и мы попробуем тебя расколдовать?
Мой разум стремился к Сейту, понимая, что возле него я буду в безопасности, но инстинкты не позволяли довериться до конца. Тяжело вздохнув, демон медленно, не делая резких движений, макнул в кружку с молоком маленький кусочек хлеба и кинул его в мою сторону. Я отпрыгнул, прячась в безопасной норе. Было тихо, и умопомрачительный запах хлеба и молока заставил вновь высунуть мордочку из норы. Хлеб валялся всего в полуметре… И тремя прыжками я подлетел к куску, схватил его в зубы, кинулся обратно к норе. Н вожделенный лаз был уже загорожен ногой человека. Я буквально на секунду замер, выбирая, куда бросится бежать, но этого времени Сейту оказалось достаточно, чтобы схватить меня ладонью поперек тельца. Я укусил демона со всей силы, рот заполнился кровью. Сейт зашипел от боли, но не выпустил меня, хотя и руку не сжал. Я же продолжал кусать его за пальцы, паника затопила с головой. Сейт ругался, потом схватил меня за шкирку и заставил посмотреть в зеркало. Мир померк.

Отредактировано simpli (2011-11-01 13:44:21)

0

23

наконец-то продлжение.всё-таки предпочитаю Аэрона. http://i41.tinypic.com/2m3mohs.gif

0

24

Lena написал(а):

наконец-то продлжение.всё-таки предпочитаю Аэрона

Спасибо) Ух... Аэрон все же паладин)

0

25

ура.продолжение. а мне тоже Аэрон нравится

0

26

Прелесть! Очень понравилось! С нетерпением жду продолжения.

0

27

Очень понравилось

0

28

oljason написал(а):

ура.продолжение. а мне тоже Аэрон нравится

Спасибо огромное) А мне Сейт)))

Violet написал(а):

Прелесть! Очень понравилось! С нетерпением жду продолжения.

Спасибо) В выходные отправлю главу бете)

Хора написал(а):

Очень понравилось

Спасибо)

0

29

слов нет, только действия хе хе сейчас сижу и фапаю на твое творение.... продолжай писать обязательно

0

30

Как всегда на самом интересном месте

0


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Ориджиналы Слеш » «Кроме неприятностей, в жизни есть и другие гадости» cказка, закончен