Ars longa, vita brevis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Законченные Ориджиналы » “Наблюдатель”, R, слэш, повседневность *


“Наблюдатель”, R, слэш, повседневность *

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название: Наблюдатель
Автор: Алистер Вирт, она же Lilit Griz
Бета: misterylk
Фендом: Ориджинал
Рейтинг: R
Пейринг: м/м
Жанр: слэш, повседневность, немного юмор и романтика
Размер: мини
Саммари: Глебу тридцать девять. Он разведен, дочь уже закончила школу. И вот мужчина находит себе развлечение: следит за молодой парочкой из дома напротив. Теперь не проходит и дня без просмотра своеобразного реалити-шоу. Но что будет, если однажды девушка уйдет, а Глеб, выгуливая собаку, столкнется с брошенным парнем…
Размещение: с моего разрешения

Глеб, Женька и Кекс, соответственно

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Алистер Вирт (2012-12-02 22:38:28)

0

2

Рабочий день закончился, и я снова на всех парах несусь домой. Думаете, меня там ждет красивая молодая жена, вкусный ужин и умопомрачительный секс? Как бы ни так! Чихуахуа, с какого-то перепугу подаренный мне на день рождения моей сестрой, вчерашняя пицца и занимательное реалити-шоу, если повезет с клубничкой.
На автомате ввожу код и влетаю в подъезд. Лифт на тринадцатом. Вот черт! Ждать его как-то, ну совсем не вдохновляет, и я решаю подняться по лестнице. Запыхавшись, добираюсь до своего этажа. Ключ никак не хочет попадать в замочную скважину, отчего я раздраженно пинаю дверь ногой и крою эту долбанную железяку благим матом, после чего ловлю неодобрительный взгляд выходящей из квартиры соседки. Ключ, наконец, слушается, и я, с торжеством, врываюсь в собственную квартиру, захлопнув дверь перед носом любопытной дамы.
Бросаю сумку прямо на пол где-то в коридоре, там же остаются туфли, а сверху на них летит пиджак. Иду в гостиную, на ходу ослабляя узел галстука и снимая его. Здесь темно, только в углу горит ночник, благодаря которому я до сих пор не сломал себе шею. По полу тянутся множество проводов, соединяя стоящий у окна телескоп с мониторами и ноутбуком. Игрушка, надо заметить, недешевая, не у каждого любителя такая есть. Обошлось мне это все в кругленькую сумму, но я ничуть не жалею об этом приобретении.
Вообще, моя гостиная уже давно напоминает разведывательную базу. Только вот я чувствую себя не разведчиком, а маньяком-вуареистом, но отказываться от своего занимательного хобби я не собираюсь.
Включаю всю аппаратуру, чтобы просмотреть события сегодняшнего дня, и быстро бегу на кухню за своей холодной пиццей. Прости, желудок, но греть мне ее лень, так что придется потерпеть. Пока загружаются все программы, я подхожу к окну и беру бинокль. В окнах напротив горит свет. На кухне девушка что-то готовит, на ней легкий голубой сарафан, открывающий красивые длинные ноги, а светлые волосы убраны в высокий хвост на затылке. Парень сидит в спальне за компьютером. На нем светлая футболка, выгодно обтягивающая его красивое тело, и, кажется, шорты (просто компьютерный стол находится у окна, и ниже обзор закрыт). Сейчас они будут ужинать, так что пока ничего интересного. Пошел и я к своей пицце и пока просмотрю дневные события. Кто-нибудь из них дома обычно бывает. Он либо не работает, либо работает на дому, так как постоянно зависает перед своим компьютером. Она может пропадать целыми днями, да еще и приходить за полночь. Обычно он готовит, и большую часть работы по дому тоже выполняет он. Иногда, когда она остается дома, то сама готовит что-то вроде праздничного ужина. Отлично! Раз так, то сегодня будет горячий секс, а не быстрый перепих уставших после работы людей.
В предвкушении включаю записи, чтобы узнать, чем они занимались сегодня, и начинаю жадно поглощать пиццу. Не так уж она и ужасна в холодном виде. Особенно, когда так есть хочется.
Чуть не подпрыгиваю на кресле, когда что-то забирается мне на ногу. “Что-то” с визгом падает на пол (кажется, я еще и отдавил ему конечность). Черт! Когда же я привыкну к этому маленькому монстру. Ну вот, теперь придется отрываться от просмотра и топать на кухню, чтобы покормить это дьявольское отродье.
Я сползаю с кресла и, отставив в сторону свой “замечательный” ужин, с видом великомученика направляюсь на поиски корма. Довольное “отродье” бежит следом (я, конечно, не понимаю по его собачьей морде, но ведь точно радуется гад, что оторвал меня от дела). Еще и под ноги лезет постоянно. Блин, раздавить его что ли? Наверное, один раз на него наступи, и он дух испустит. Главное, чтоб пол не испачкал, а то мне же потом мыть. Но, к сожалению, это не вариант потому, что если моя сестричка со своим выводком нагрянут в гости и не обнаружат это очаровательное “отродье”, то меня ждет его участь. И сделают это три замечательных стервеца тринадцати лет, зовущих меня дядей. Да-да, моей сестрице повезло родить тройню. Нет, я их, конечно, люблю, но находится с ними длительное время в одном помещении слишком тяжелое испытание для меня.
Так, что-то я отвлекся. “Отродье” хочет есть. Придется кормить, иначе окочурится. И почему оно не может поесть со мной пиццу? Потому что у него нежный желудок, а питаться одной пиццей могу только я, как сказала бы Рита. Черт бы ее побрал, эту Риту! Почему она не взяла эту “прелесть” себе?
Ну, все, зверь накормлен… Зверя придется выгуливать. Ну, за что мне это наказание? Ладно, это может и подождать, у меня еще ужин и своя программа.
Вернувшись к своей пицце, пролистываю запись за день. Полдня квартира пустовала. После двух пришла девушка, разобрала сумки с продуктами, потом на какое-то время пропала из видимости, должно быть, была в ванной. Как жаль, что я не могу наблюдать и за ней. Потом взялась за ужин.
В пять пришел парень. Он прошел на кухню, обнял ее и поцеловал. Они немного постояли так, обнимаясь и о чем-то говоря. После этого он ушел в комнату, переоделся и устроился за компьютером. За этими занятиями я их и застал. Ну что ж, обычный день. Скажете, скучно? Ничуть. Я, словно одержимый, готов ловить каждое их движение, каждый вдох, каждый миг их жизни. Если вы думаете, что кто-то из них мой знакомый, опять же вы не правы. Я вижу их только здесь, на экране, ну или через бинокль в окне и изредка пересекаюсь, выгуливая “отродье”. Они же вообще ничего обо мне не знают. Спросите, зачем мне это? Не знаю. Но сложно представить, что будет, лишись я возможности каждый день их видеть. Это началось полгода назад. Кто-то из племянничков забыл у меня бинокль. Он попался мне под руку, и я, не задумываясь, стал рассматривать окна в доме напротив. Тогда-то я и наткнулся на эту парочку. Они сначала ругались, а потом мирились, в постели. Поначалу было просто интересно, а сейчас я к ним уже привык. Условно я назвал их Адам и Ева. Мне так удобнее.
Так, ну что там сейчас? Хм, уже поужинали. Ева моет посуду, он переодевается. Вокруг Адама бегает золотисто-рыжий кокер-спаниель, значит сейчас пойдет выгуливать. Отлично, я как раз погуляю со своим.
Пока я переодеваюсь, псинка, видимо поняв, что ей будет радость, носится вокруг как ненормальная. Перед тем как уйти, еще раз смотрю в окна напротив и вижу, что они оба уже оделись и теперь обнимаются стоя посреди комнаты. Руки Адама лежат у девушки на талии и забираются по кофточку, поглаживая спину. Она тянется к нему, и, наклонившись, он ее целует. Руки Евы обвивают его шею, зарываются в темные волосы. Но под ногами начинает мельтешить псина, и они, смеясь, отрываются друг от друга. Все трое уходят, а я только сейчас замечаю, что “отродье” устроилось у меня на ноге и смотрит на меня своими бесстыдными глазищами. Нет, ну никакой жизни.

Прогулка пролетела довольно быстро. Я шел немного позади них и мог беспрепятственно наблюдать. Они шли, держась за руки. Девушка в другой руке держала собачий поводок, а парень курил.
Вернувшись домой, я снова расположился в кресле, предварительно выудив из недр холодильника баночку пива. Ну что ж, сеанс начинается.

***
Сижу, курю, зависнув над проектом (на работе завал – приходится еще и дома работать). Бросаю взгляд на часы – без пятнадцати три. Черт! А завтра еще вставать рано.
Решаю посмотреть, что там у ребят. Ева по-прежнему одна. Сидит на кухне пьет чай или кофе и курит. Вообще-то она редко курит, только когда они ругаются. Странно, что Адама до сих пор нет. Ну вот, стоило только подумать, как он появился. Девушка обернулась к вошедшему парню. Он что-то говорит, судя по активной и какой-то дерганой жестикуляции, постепенно переходя на крик. Он пьян. Стоит, облокотившись на косяк. Говорит, видимо, пытаясь оправдаться. Ева тут же оказывается рядом с ним и с размаху ударяет парня по лицу, после чего уходит в комнату. Адам еще какое-то время стоит, должно быть, пытаясь прийти в себя, а потом идет за девушкой. Ева сидит на полу у кровати, обняв руками колени и уткнувшись в них лицом – должно быть плачет. Парень, шатаясь, с трудом опускается перед ней на колени и пытается обнять, но девушка его отталкивает, встает и снова начинает кричать. Потом кидается к шкафу и начинает доставать вещи, скидывая все в сумку. Адам молча наблюдает за манипуляциями своей девушки, так и не потрудившись встать с пола. Собака носится по комнате от одного хозяина к другому, словно в надежде помирить их. Вскоре Ева уходит, а Адам продолжает сидеть на полу, с устроившимся у него на коленях псом и поглаживая его золотистую спину. Я же смотрю на всю эту картину в полном замешательстве. Неужели это все? Она не вернется? Нет, они, конечно, и раньше ссорились, куда уж без этого. Но так - никогда. Обычно все заканчивалось постелью. А теперь что же?
Адам сидел так еще около часа, а я стоял у окна и смотрел на него. Спать ушел лишь тогда, когда это чудо кое-как доползло до кровати и уснуло, развалившись поперек нее, обнимая устроившегося у него под боком пса. К работе я естественно уже не вернулся. Их ссора не выходила у меня из головы. Ведь если она не вернется, что теперь будет? Адам приведет другую? Или, скорее, сначала будут разные, пока он найдет кого-то для серьезных отношений. Будет цеплять девушек по клубам. Черт, как же давно у меня никого не было!
В общем, в эту ночь мысли в моей голове так и копошились, не давая покоя. Уснул я лишь под утро, а на работу явился заспанный, разбитый и ничего не соображающий. Блин! Ну как будто это меня девушка бросила, а не Адама. Стас еще постоянно крутился где-то рядом и доставал своими дурацкими шуточками по поводу бурно проведенной ночи. В общем, день, как и ночь, не задался.
Домой я примчался быстрее обычного и тут же отправился на “пункт наблюдения”. Но камера показала, что Ева не возвращалась. Адам же проспал весь день и встал лишь полчаса назад. Сейчас же сидит за компьютером и пьет кофе. На нем только шорты, а волосы мокрые и взлохмачены, видимо только что из душа. У него красивое в меру накаченное тело, кожа с легким загаром, темные волосы… Интересно, какого цвета у него глаза? Я никогда не видел ни его, ни Еву вблизи, так что возможности рассмотреть не было. Черт! О чем я сейчас думаю и чем, собственно говоря, занимаюсь? Разглядываю полуголого парня и гадаю, какие же у него глаза. Дожили. Мне срочно нужна девушка!
Звоню Стасу. Довольный дружище примчался за мной уже через полчаса, и мы отправились в клуб, а еще через два часа я вернулся с очаровательной брюнеткой в предвкушении будущей ночи.
Горячая девушка, отличный секс. Все замечательно, если бы не одно “но”. В процессе у меня перед глазами постоянно возникал образ Адама. Темные, взмокшие от пота, волосы прилипли к лицу, губа закушена, глаза прикрыты. Мои руки гладят не прекрасную грудь незнакомки, а плоскую мужскую грудь, спускаясь по напряженному животу и ниже, ниже… только не обнаружив важной составляющей мужского тела, я понимаю, что занимаясь сексом с потрясающей девушкой, представляю на ее месте парня, а в довершение всего кончаю, прорычав его имя. Ну конечно, не его настоящее, а то, что я сам ему дал. Настоящее-то мне не известно.
Устроившись у меня на груди, придя в себя и восстановив дыхание, девушка совершенно спокойно поинтересовалась, кто такой Адам.
- С некоторых пор мой навязчивый кошмар, - не задумываясь, ответил я.
Девушка лишь неопределенно хмыкнула, и вскоре я услышал ее размеренное дыхание. Заснула. А вот у меня это так и не получалось. Пролежав, глядя в потолок около часа, я осторожно, чтобы не разбудить девушку, выскользнул из постели и ушел в гостиную.
Комнату Адама освещал только свет от компьютера. Сам же он спал, сложив руки на столе и положив на них голову. Такой умиротворенный у него вид. И почему-то именно сейчас я подумал, что уход Евы это не конец, скорее начало чего-то нового. И теперь со спокойной душой мог вернуться в постель к спящей девушке, имени которой я, кстати, уже и не помнил. Возникла мысль: а оно вообще настоящее, имя, которое она назвала?

***
Выходные. Самое потрясающее, что только может быть, когда ты так замотался на работе и, наконец, сдал проект.
Утро субботы наступило для меня в 14:27. Кайф! Никуда не надо спешить. Проснувшись, лежу в постели, поглаживая устроившегося рядом со мной на подушке Кекса. Ну да, это настоящее имя этой псинки. Правда вспоминаю я его только в хорошем настроении, когда это “отродье” не портит мне жизнь.
Первое место, куда я направляюсь, выбравшись наконец из постели, это, конечно, “наблюдательный пункт”. Честно говоря, за последнюю неделю (да-да, с того дня как ушла Ева прошло чуть больше недели) ничего интересного не происходит. Адам даже никого ни разу не приводил, но наблюдать я не прекращаю. Его жизнь мне все равно интересна, и все чаще и чаще я ловлю себя на мысли, что любуюсь им. Странно, но это даже не пугает. Немного удивительно, ведь я никогда не замечал, чтобы мне нравились парни, к тому же, я просто смотрю, мне больше не нужно. Кажется…
Вот и сейчас, наблюдая за тем, как Адам готовит что-то на кухне, я нервно сглатываю слюну при виде его обнаженного торса. От созерцания меня как всегда отвлекает голодное “отродье”. Ладно, мне тоже надо перекусить, или хотя бы кофе выпить. Поставив песику миску с кормом, топаю в душ. Потом делаю себе крепкий кофе и одеваюсь, чтобы идти гулять с Кексом. Заодно сигареты куплю, а то вчера последнюю выкурил.
На улице невыносимая жара. На мне светлые джинсы и легкая рубашка с коротким рукавом. Иду, думаю, куда бы зарулить, где кондиционер имеется, иначе домой я приползу. Мимо прошли две девушки в коротких шортиках и маечках, улыбнулись мне. Проводил их взглядом. Красавицы. Хоть какой-то плюс от этой жары – все стремятся раздеться. Отвернувшись от удаляющихся девушек, тут же сталкиваюсь с выходящим из подъезда Адамом с псом на поводке.
- Прости, - смотрю в потрясающие голубые глаза.
Что-то мне резко стало на порядок жарче. Мой взгляд опускается к его губам, потом по шее, по обнаженной груди и останавливается у кромки джинс. Черт возьми! На нем одни только долбанные джинсы, обрезанные чуть ниже колена и легкие кеды. Тороплюсь отвести взгляд, но вроде он ничего не заметил. Говорит по телефону. Фух, я спасен.
- Ничего, - кивает он мне, бросив мимолетный взгляд, а я стою, как идиот, смотрю на него.
Закончив разговаривать, парень снова посмотрел на меня.
- Вы что-то хотели?
- Эм… у тебя сигаретки не будет? – говорю первое, что приходит в голову.
Адам тут же протягивает мне пачку. Достаю сигарету и закуриваю.
- Спасибо, - кажется, пронесло.
- Да не за что.
Тут парень смотрит куда-то вниз, и, вдруг, на его лице появляется улыбка.
- Такой милый, - он опускается на корточки и треплет Кекса за ухом, после чего несколько удивленно спрашивает, – Это ваш?
- Да, - обреченно отвечаю я, мечтая провалиться сквозь землю. Нет, ну почему Рита не могла подарить мне нечто более брутальное?
- Забавно. Такой мужчина с дамской собачкой, - Адам продолжает играть с “отродьем”, а его пес ревниво обнюхивает моего.
- Мне сестра его подарила. Она любит делать подарки, которые приносят мне только головную боль.
Брюнет поднял на меня свои потрясающие глаза.
- Не любите животных?
- Не то чтобы не люблю, но в их обществе не нуждаюсь.
- Понятно. А вот я люблю. Только Стенли сейчас придется вернуть хозяйке, - парень как-то грустно улыбнулся, посмотрев на спаниеля.
- Хозяйке?
- Ну да. Мы с ней недавно разошлись. Стенли ее пес. Я к нему уже так привык.
- Мне жаль.
- Да ничего. Мне, честно говоря, больше жаль с ним расставаться. С Кирой мы последнее время почти перестали общаться, так что это было ожидаемо.
- Понятно. Ну, заведи другого.
- А можно я, лучше, с вашим буду гулять? – и снова этот взгляд снизу вверх.
- Я бы его тебе даже подарил, но меня сестра убьет, если узнает, - стараюсь улыбнуться и понимаю, что снова рассматриваю парня.
- Меня кстати Женя зовут, - парень, наконец, отрывается от игры с “отродьем”, встает и протягивает мне руку.
- Глеб.
Черт! Надеюсь, мне показалось, что моя рука дрогнула.
- Вы где-то здесь живете? – спрашивает Женя, отпуская мою руку и направляясь к парку.
- Да, в соседнем доме, - отвечаю, догоняя его.
- Получается один живете, раз песик ваша “головная боль”?
- Один. Уже почти пять лет, как мы с женой развелись.
Ну, так и понеслось. Мы гуляли в парке, курили, разговаривали. Оказалось, что Женя работает программистом. С Кирой они учились в одном институте, только на разных отделениях. Потом стали жить вместе.
- Слушай, мне в магазин надо бы. Может, дойдем? – вспоминаю вдруг, что хотел сигареты купить, да и холодильник у меня пустой.
- Ну, пойдем.

- Черт вас побери! Девушка, ну не оставлю же я эту хрень на поводке у двери! Да его даже кошки загрызут! – распинался я, стоя рядом с непропускающей меня девушкой-охранником.
- Мужчина, с животными вход запрещен. Нужно было оставить его дома, если собирались в магазин.
Я уже хотел было начать крыть дамочку трехэтажным, как мне на помощь пришел Адам. Тьфу, ты! Женька.
- Глеб, давай я здесь подожду вместе с ними, - парень кивнул на своего спаниеля и улыбнулся.
- Спасибо, - я тут же спихнул ему Кекса и, бросив торжествующий взгляд на девушку-охранника, направился в магазин.
Так, а теперь думаем. Какого черта, я не знаю, как себя вести с парнем? С чего я вдруг пялюсь на него каждые пять минут? Надо взять  себя в руки. Иначе он что-нибудь заметит.
Купив все необходимое, выхожу из магазина и вижу, как рядом с Женькой крутится какая-то блондинистая дамочка. Руки сами сжались в кулаки. Черт! Я его еще и ревную. Кошмар! Никогда не чувствовал себя более отвратительно.
- Такой милашка, - девушка гладит мое “отродье” и строит глазки моему Адаму. А-а-а!!! Ну что я говорю, то есть думаю?
- Спасибо, что присмотрел за ним, - улыбаюсь Женьке, забирая с его рук Кекса и игнорируя блондинку. – Пойдем?
- Да не за что. Пошли, - отвечает и он мне с улыбкой.
Совсем не похож на парня, которого недавно кинула девушка, видимо у них действительно все не так гладко было.
- Извини, нам пора, - а это уже предназначено блонди.
Стоило нам только немного отойти, как парень громко рассмеялся. Я недоуменно уставился на него. Неужели, он что-то понял?
- Нет, ты представляешь, когда я сказал, что хозяин Кекса мой друг, она решила, что мы геи. Блин! Надо было не объяснять ей, откуда у тебя такой песик. Я бы посмотрел на ее лицо, когда она увидела бы брутального тебя с ним на руках, - Женька даже остановился, смеясь и рассказывая мне, что произошло.
- А ты думаешь, все геи – женоподобные мальчики?
О, Боже! Что я сейчас сказал? Нет, главное, зачем?
- Да нет, я, конечно, понимаю, что среди почитателей мужской красоты есть и такие брутальные как ты. Только вот ты мне гея как-то совсем не напоминаешь. К тому же пока мы гуляли в парке, ты раздевал глазами встречающихся девушек, и я не заметил, чтобы посмотрел хоть на одного парня. Ну, разве что на меня, - понемногу успокаиваясь, говорил парень. И его последняя фраза заставила мое сердце упасть куда-то вниз.
Пока я думал, бежать сейчас или дождаться, когда меня начнут обвинять в домогательстве, Женя уже окончательно успокоился и продолжил говорить: – Слушай, ты как к футболу относишься? Может, сходим сегодня в спорт-бар? Я давно там не был, а сегодня игра.
Черт! Я не успеваю за его мыслями.
- Ну, я не против.
Зачем я согласился? Рядом с ним я чувствую себя идиотом, а если я еще выпью? Может отказаться, пока не поздно?
- Вот и отлично! Дай мне свой номер.

Он позвонил. Пару минут назад. Сказал, чтобы через полчаса я выходил.
У меня еще есть возможность отказаться.
Через полчаса стою у его подъезда, докуривая недавно начатую пачку. Блядь, да я перед первым сексом так не нервничал! Какого черта, я на него так реагирую?
- Извини. Я задержался, только что позвонила Кира.
Женька вышел из подъезда… со Стенли? А собака зачем? Так, стоп! Он сказал Кира? Неужели она возвращается. Что-то мне совсем поплохело.
- Она не сможет заехать за Стенли, у нее сестра заболела. Надо за ней присмотреть. Ничего, если мы сначала завезем ей пса?
Всего лишь? Как камень с сердца.
- Да без проблем.
Я опять ему улыбнулся. Ну ладно, у меня даже как-то настроение поднялось. Ох, главное чтобы только оно.

Передача Стенли прошла без приключений. Девушка забрала пса и, поблагодарив, ушла. Правда, на меня она посмотрела как-то недоброжелательно. Хотя, наверное, мне только показалось. Я вообще не могу отделаться от чувства, что все знают, о чем я думаю, находясь рядом с Адамом. Надо с этим что-то делать, а то неизвестно чем это может закончиться.

- Ну, все, прошлое осталось в прошлом. За новую счастливую жизнь! – улыбаясь, произнес тост Женька, когда мы уже сидели в баре. – И за знакомство.
Честно говоря, футбольным фанатом я не являюсь, и в этом месте чувствовал себя не в своей тарелке. Ну ладно, сейчас выпью и расслаблюсь, будет проще. Кто ж знал, что моим надеждам не суждено сбыться.

Утро после знатной пьянки это страшно. И это утро исключением не стало. Я еще и глаза то не открыл, а голова кругом. Начиная просыпаться, понимаю, что я не один. Тепло чужого тела, дыхание на шее, нога, закинутая на мое бедро, поверх которой лежит моя рука. Степень волосатости этой самой ноги несколько напрягает, но я продолжаю анализировать свои ощущения, по-прежнему не открывая глаза. Ну, возбуждение вполне логично в такой ситуации, если бы не одно “но”. Сквозь тонкую ткань белья я чувствую, как мне в пах упирается эрегированный мужской орган, а начинающее проясняться сознание подкидывает картинки вчерашнего вечера. Ничего непоправимого не произошло, но надо же мне было так напиться в компании парня, которого хочу. Я идиот!
Пока я мучился воспоминаниями, причина этих самых мучений зашевелилась у меня под боком, но вдруг резко замерла. Вот черт! Почему я не встал, сразу как проснулся? Ладно, признайся хоть себе, Глеб, ты ведь не хотел выпускать это чудо из объятий.
Открываю глаза, и встречаюсь с озадаченным взглядом голубых глаз. Поняв, что я не сплю, парень стремительно краснеет, осторожно убирает ногу с моего бедра и медленно начинает отползать назад. Я не удерживаю его, но взгляд не отвожу. Продолжает отодвигаться. Вот только кровать-то не бесконечная…
- Адам…
Вот черт! Не успел. Парень с грохотом свалился с кровати.
- Как ты меня назвал? – послышалось с пола, после чего показалась голова брюнета.
- Бля, - на большее меня не хватило. Нет, ну я точно идиот.
- Ты все-таки гей? – это голубоглазое чудо смотрело на меня с каким-то детским любопытством. Хм, он еще не собирает вещи и даже не пытается дать по моей наглой роже?
- Вообще-то нет.
Что-то мне кажется, я сейчас выгляжу крайне абсурдно так серьезно это говоря  в то время, как взглядом пожираю любопытного мальчишку. Ну, он не мальчишка, конечно, но у нас с ним разница в возрасте немаленькая.
- Мне нужно в душ.
Парень осматривается, видимо в поиске своих вещей. Кстати, какого черта они раскиданы по всей комнате? Слежу за направлением его взгляда, который останавливается на моем халате, висящем на дверце шкафа.
- Я возьму? – лыбится это чудо и, не дождавшись ответа, утаскивает халат и скрывается в коридоре.
Жесть! И что сейчас было? Кажется, я в этой жизни чего-то не понимаю.
С трудом встаю с кровати, голова раскалывается. Иду на кухню, нахожу таблетки, глотаю и запиваю стаканом воды. Хм, а этот кажись, не знаком с таким “замечательным” понятием, как похмелье. Счастливый.
Пока он там плещется, решаю хоть бутерброды сделать и кофе сварить. Увлеченно следя за бурлящим в турке напитком, не замечаю, как Женька появляется на кухне. Разлив кофе по кружкам, поворачиваюсь, чтобы поставить их на стол к уже готовым бутербродам, и натыкаюсь на внимательный взгляд голубых глаз.
- Не слышал, как ты зашел, - поясняю свое замешательство.
Парень лишь лыбится в ответ.
- Ты говорил, что разведен. А дети есть?
- Есть. Дочь. В этом году школу закончила, - отвечаю несколько обескураженный таким вопросом. Что это он интересуется моим семейным положением?
- Значит ей лет семнадцать уже, - задумавшись, говорит Адам. Тьфу, ты! Женька, – тогда тебе должно быть около сорока.
Вопросительный взгляд все с тем же детским любопытством. Я аж бутербродом подавился.
- Ну да. Тридцать девять, - отвечаю прокашлявшись.
- Понятно, - о чем-то задумавшись, протянул парень.
- Ты мне почти в сыновья годишься, - зачем-то говорю я.
Парень серьезно посмотрел на меня. С минуту молчал, а потом выдал такое, что я был безумно рад, что ничего в данный момент не ел и не пил, иначе опять бы подавился.
- Тебя смущает такая разница в возрасте?
Я молчу. Просто не знаю, как реагировать. Может, он все понял и просто решил приколоться?
- Ты правда не гей?
Не понял, он что расстроен?
- А что, похож?
- Честно говоря, нет. Но ты так смотрел на меня сегодня, когда мы проснулись… да и сейчас.
- Просто неожиданно было проснуться, обнимая парня, да еще и со стояком.
Женька на мой ответ улыбнулся и продолжил этот странный разговор.
- А тебе никогда не хотелось попробовать с парнем?
- Не задумывался, - вру я, стараясь делать это как можно правдоподобнее.
- А ты задумайся, - видимо не думая, выпалил парень и тут же покраснел.
Что он делает? Он ведь не гей. У него была девушка. Он же полчаса назад сам от меня шарахнулся.
- Ты красивый, - Женька протягивает руку и проводит по моей щеке. Я же пялюсь на него, не зная, что делать.
Правда он тут же резко отдергивает руку, вскакивает со стула и быстро собирается сбежать, но останавливается уже у двери.
- Извини. Не знаю, что на меня нашло. Наверное, еще действие алкоголя не прошло.
Говорит не оборачиваясь. Голова опущена, руки как-то обессилено сжимаются в кулаки. Не знаю, что заставляет меня это сделать, но я встаю, подхожу к нему и обнимаю за талию. Без слов. Успокаивать не пытаюсь. Он же не девушка, может ему неприятно будет такое обращение. Женька сразу как-то расслабляется. Так и стоим, молча. Мои руки на его талии, его лежат поверх моих. Утыкаюсь носом во влажные после душа темные волосы, вдыхая запах своего шампуня. Так становится хорошо. Я успокаиваюсь впервые после их с Евой ссоры.
Потом Женька повернулся ко мне лицом и, не смотря в глаза, быстро прижался к моим губам. Я приоткрыл рот, впуская его и отвечая на поцелуй. Вот тут-то мне крышу и сорвало. Я крепче прижал парня к себе, руки поднялись наверх, начиная стягивать халат с его плеч. На мне были только спортивные штаны, и руки Адама, уже вполне себе уверенно, гладили мою спину. И черт, как же не похожи эти сильные властные прикосновения на женские. Но самое страшное, что мне это нравится. Нравится чувствовать сильное мужское тело, выгибающееся в моих руках. Нравится ощущать его возбуждение.
Я уже развязал пояс халата, намереваясь увидеть это желанное тело во всей красе, как раздался звонок домофона. Мы тут же отскочили друг от друга. Женька снова завернулся в халат и теперь дрожащими руками завязывал пояс. Я пошел открывать.
Ну конечно, кто еще может ко мне прийти без предупреждения? Только Стас и сестрица. Надеюсь, она хоть без детей.
Стою в коридоре, вертя в руках брелок на ключах. Спиной чувствую взгляд.
- Это сестра. Возможно с детьми, - поясняю, не оборачиваясь, а сам не знаю радоваться приходу Риты или злиться, что она как всегда не вовремя.
Продолжаю нервно крутить брелок и чуть не роняю его, когда раздается звонок в дверь. А стоило только открыть, как меня чуть не сбили с ног. Все-таки с детьми.
- Привет.
Впускаю гостей и закрываю дверь.
- Что у тебя с телефоном? Почему не отвечаешь на звонки? – хмурится сестра.
- Не знаю. Может, разрядился. Ты поэтому пришла?
Ухожу в спальню искать телефон. Должно быть, в кармане джинс остался. Рита идет за мной. Вот черт! Я даже постель не заправил, и по всей комнате раскиданы наши с Женькой вещи.
- Ты не один? – интересуется сестра, поднимая с пола Женькину футболку.
- Друг ночевал. Вчера были в баре. Как вернулись, честно говоря, не помню.
- Раздевались на скорость? – усмехается Рита.
- Не могу знать. Точнее вспомнить, - искренне недоумеваю, пожимая плечами.
Так, а что это тройняшки замолчали? Никак нашли парня. Вот невезуха-то! Бросаю джинсы, в кармане которых обнаружился телефон, обратно на пол и иду на кухню.
- Разрядился, - показываю сестре мобильный, проходя мимо.
На кухне наблюдаю интересную картину. Красный как рак Женька сидит на стуле, завернувшись в халат так, словно пытается спрятаться, а перед ним три чертенка, явно чего-то от него ждущие.
- Так, парни, хватит Женьку мучить. У него похмелье, - нависаю над мальчишками, изображая строгого надзирателя.
Три пары зеленых глаз тут же поднимаются на меня. Губы Вальки растягиваются в какой-то подозрительной ухмылке.
- Гле-е-еб, - тянет мое имя этот чертенок, продолжая лыбиться, – а кем тебе приходится этот парень?
- Друг и товарищ, - отрапортовал я в шутливой манере, совершенно не задумываясь.
- А почему на нем твой халат? – подхватил Ромка.
Так, это к чему все вопросы? Боже, дети, что в ваших головах творится? Ладно бы на месте Женьки была девушка, но он даже не похож на девушку. Так я мог хоть подумать, что перепутали. Надеюсь, я просто неправильно понял.
- Мы вчера были в баре. Выпили. Женька остался у меня, так как до меня ближе было идти. Сейчас в душ сходил, надо было что-то одеть, вот я и дал ему халат. Еще вопросы?
- А засос у него на шее откуда? – это уже Гера присоединился к братьям.
Засос?! Черт возьми! Когда?
Парень инстинктивно дернулся, ощупывая шею. Конечно, нащупать он ничего не мог, а бежать к зеркалу под взглядами пяти пар глаз, видимо не решился. Зато я, как и все остальные, прекрасно видел свежий след, который недавно сам и оставил на загорелой коже.
- Дети, - раздался у меня за спиной голос Риты, – если вы не заметили, эти два человека одного пола.
Валька хотел было возразить матери, но та не дала и слова сказать.
- Так что оставьте свои неуместные фантазии, - продолжила сестрица, – и вообще, что за мысли такие? Видимо отцу стоит провести с вами беседу.
Дети обиженно посмотрели на мать, но продолжать допрашивать меня и бедного Женьку не решились.
- Ладно, Глеб, раз ты живой, мы пойдем. В следующий раз проверяй телефон.
Пацаны тут же скрылись в коридоре, словно забыв, что только что было. Только Валька еще раз окинул взглядом растерянного Женьку.
- Я, конечно, никогда за тобой подобного не замечала, - заговорила Рита, убедившись, что мальчишки не слышат, а смеются и болтают, одеваясь. – Да и ориентацию тебе менять, по-моему, уже поздновато. Вот только со стороны все это выглядит именно так. И ничего удивительного, что дети так отреагировали. Ты же знаешь, что они всегда говорят все напрямую.
Внимательный взгляд Риты изучал Женьку, должно быть мечтающего исчезнуть из этого сумасшедшего дома как можно скорее. Парень бросал взгляд то на меня, то на сестру. Он даже не пытается ничего отрицать. И что я должен делать? Господи, ну почему Рите приспичило сегодня мне звонить и искать?
- И вообще, сколько ему лет? Восемнадцать? Девятнадцать? Он же тебе в сыновья годится.
- Двадцать три, - говорю, смотря на своего Адама.
- Что ж, надеюсь, это все-таки недоразумение. Попробуешь, перебесишься и успокоишься. Найдешь девушку.
Какое-то время мы все молчим. Из коридора по-прежнему доносятся веселые голоса тройняшек и их копошение.
- Какого черта, Глеб? Уж женским вниманием ты никогда не был обделен, - все-таки срывается Рита и начинает кричать. Мне даже показалось, что начавший успокаиваться Женька вздрогнул от ее голоса.
- Не знаю, Рит, - спокойно отвечаю я и киваю в сторону коридора. – Дети ждут.
Девушка еще раз посмотрела на Женьку, потом на меня и ушла. Я пошел проводить их.
Вернувшись на кухню, посмотрел на забравшегося с ногами на стул Женьку. Он обхватил колени руками и уткнулся в них лицом. Так захотелось его обнять, но кто знает, как он отреагирует на это теперь.
- Прости за этот цирк, - говорю, опускаясь на стул рядом с ним, – они постоянно какую-нибудь ерунду наговорят - дети.
- Ерунду… Почему ты ничего не отрицал перед сестрой? – парень поднял голову и теперь смотрел куда-то перед собой.
- Не знаю.
- Я тебе нравлюсь?
Я обернулся к нему. Парень внимательно смотрел на меня.
- Нравишься, - продолжаю отвечать односложно, все слова куда-то пропали.
- Тогда поцелуй меня, - уверенно, в голосе ни малейшей дрожи, выдающей сомнение или страх.
Наклоняюсь к нему, провожу рукой по гладко выбритой щеке, подбородку, большим пальцем касаюсь приоткрытых губ. Парень замирает и тяжело дышит. Все-таки ему страшно. Приближаю его лицо к своему, держа за подбородок, и целую. Осторожно, словно ожидая, что меня оттолкнут. Мелькает мысль, что, наверное, моя щетина неприятно колется. Странно, впервые об этом подумал.
Женька отвечает на поцелуй так же не торопясь, нежно, но не так, как девушки. В этом поцелуе все равно чувствуется какая-то сила, власть. Он, как и я, привык брать, а не отдавать.
- Ты понимаешь, что поцелуями и ласками я ограничиться не смогу? Ты готов… - ну вот, даже не знаю, как говорить. Я же не намерен позволить пацану меня трахать.
- Я понимаю, - шепчет он мне в губы, – не волнуйся, я прекрасно осознаю, на что иду.
- Так легко готов лечь под незнакомого мужика? А ты - блядь, мальчик, - шепчу ему на ушко, кусая за мочку. Нет, ну я, правда, не понимаю этого. Парень же тихо стонет и сильнее прижимается ко мне.
- Я время от времени совершаю всякие глупости. Еще ни разу не пожалел, - улыбается он, снова смотря мне глаза.
Боже! С кем я связался? Он ненормальный!
- Главное, потом не обвиняй меня в изнасиловании, - возвращаю ему улыбку и целую, уже более настойчиво и страстно.
До спальни мы добрались довольно шустро, правда, посчитав по дороге все углы. Раздеваться долго тоже не пришлось. Халат с Женьки я снял еще на пути к кровати, а мои штаны вместе с боксерами он стянул, как только мы завалились на смятые уже одеяла и простыни.  Я сходил с ума от прикосновений к этому телу, так потрясающе было чувствовать над ним власть. Я целовал, оставляя на теле парня метки, словно пытаясь заклеймить. Мой! Он только мой! Я чувствовал жар его тела, его страсть, его возбуждение. Эти чувства сводили с ума, опьяняли, но не позволяли насытится. Хотелось большего, хотелось осознавать, что он отдает мне всего себя. Сам, добровольно.
Все произошло как-то быстро. Я попытался его растянуть, смазки, естественно, не было, так что просто облизал пальцы и стал вводить. Сдерживаться долго я уже не мог, и когда я вошел, парень вскрикнул от боли, но остановиться не попросил, лишь кивнул, чтобы я продолжал. Я, правда, старался быть осторожней, но это не реально - сдерживаться, когда так хочется вколачиваться в это тело со всей яростью, со всей страстью. Правда, вскоре он сам начал двигаться мне навстречу и застонал иначе, уже явно не от боли. Кончив, я покинул его тело и упал рядом. Пытаясь отдышаться и унять учащенное сердцебиение, услышал его сдавленный стон. Черт! Он-то не кончил со мной. Приподнимаюсь и вижу, как он вытирает руку о простынь. Ну, я и сволочь все-таки! О нем даже не  подумал. Парень свернулся, согнув колени, словно прячась, закрываясь. Я смотрю на это уставшее, дрожащее тело, не зная как себя дальше вести. И тут взгляд натыкается на кровавые пятна на простыне. Вот черт!
- Прости, - говорю, положив руку ему на плечо, нет, едва касаюсь горячей кожи. Он вздрагивает. Я почему-то сразу отдергиваю руку и инстинктивно отстраняюсь. Должно быть, ему неприятны мои прикосновения. Я причинил ему боль и даже не подумал остановиться. Еще и вынудил самого доводить себя до разрядки. Противно. Такое отвращение появилось к себе.
- Глеб… ты чего?
Даже не заметил, что он повернулся, и теперь растерянные покрасневшие глаза смотрят на меня, а рука, заметно подрагивающая, застыла в паре сантиметров от моего лица.
Глаза красные… плакал?
- Прости меня, пожалуйста, - говорю, отводя глаза. Не могу смотреть на него. Мне стыдно за то, что я сделал.
- Дурак.
Женька подползает ближе ко мне, немного хмурясь и закусывая губу. Ему больно. Потом обхватывает рукой мою шею и, посмотрев в глаза, целует. Ничего не понимаю.
- Женя? – шепчу его имя, когда он, наконец, отрывается от моих губ.
- Да, было больно. Но это не так уж страшно потому, что потом стало реально круто, - он говорит тихо, улыбаясь и смотря мне в глаза, словно делится чем-то сокровенным. Хотя это ведь, и, правда, нечто очень личное, о чем не скажешь постороннему. – Если бы ты еще не бросил меня самого себе дрочить, то было бы вообще замечательно. Эгоист ты, Глеб!
Парень наигранно надулся и отвернулся. Я засмеялся. Он непонимающе посмотрел на меня.
- Не идут тебе эти кривляния и жеманство, - сквозь смех отвечаю я на немой вопрос в глазах парня, – выглядишь крайне абсурдно.
Женька лишь улыбнулся в ответ на мои слова.
А потом мы просто лежали рядом, говорили и целовались. Много целовались. Никогда бы не подумал, что мне может быть так приятно обнимать мужчину, прикасаться к нему, целовать его. Впервые после развода с Настей мне было так хорошо. Неужели я нашел того человека, который мне нужен? Было бы здорово, если бы он остался со мной. Остался навсегда.

***
- Пиздец! Глеб, да ты извращенец! – завопил Женька на всю квартиру.
Я же вот уже битый час говорил с Ритой, пытающейся убедить меня перестать дурачиться, это она про наши с Женькой отношения. Ну и естественно этот вопль парня она прекрасно слышала. Только меня сейчас ее реакция волновала меньше всего, потому как звуки, последовавшие за Женькиным возгласом, свидетельствовали о том, что эта зараза взломала файлы с записями с ним и Евой.
Я быстро сворачиваю разговор с сестрой и на ватных ногах иду в спальню. Женька сидит на кровати вполоборота к двери, перед ним мой ноутбук. На экране он и Ева. На кухне. На столе.
Парень оборачивается, видимо почувствовав мое присутствие. Я нервно сглатываю. Женька ошалелыми глазами смотрит на меня.
- Ты дрочил, глядя, как мы с Кирой трахаемся?!
Я, наверное, никогда не привыкну к его эмоциональным всплескам. Хотя, похоже, после сегодняшнего мне снова придется привыкать к одиночеству и возвращаться к случайным связям. Интересно, сложно ли найти в клубе парня, чтобы быстро перепихнуться?
- Бля-а-а!!! Я связался с маньяком! Я добровольно трахаюсь с маньяком! Жесть! Так, стоп. Это получается, что наша встреча не была случайной?
-  Встреча была случайна. Я не собирался с тобой знакомиться. Я вообще был тогда расстроен, что Ева ушла.
- Кто? Ева? – парень пару минут думал, видимо сопоставляя что-то, а я молчал. Желания оправдываться не было. – Вот же, бля, юморист!
Парень валялся на кровати, схватившись за живот и смеясь. Блин, истерика у него что ли.
- Ну, ты даешь! Я-то все голову ломал, что за Адам у тебя может быть. Сам утверждал, что не гей, а кончая, произнес мужское имя и не мое, - Женька пытался успокоиться и объяснить причину своего смеха. Я назвал его Адамом? Черт! А ведь даже не помню. – А теперь оказывается, что все-таки мое.
Прошло почти полчаса. Это лохматое нечто в одних трусах все еще продолжает ржать и выдавать что-то нечленораздельное. Я сижу на кровати с краю и, молча, наблюдаю за его истерикой. Не злится, не орет на меня и не пытается ударить. Мне надо радоваться? Вроде да. Но этот смех уже начинает напрягать и вызывать опасения.
Парень успокаивается еще через минут пятнадцать. Подползает ко мне и ложится мне на колени. Голубые глаза снова смотрят серьезно.
- Тебе она нравится, да? – голос холодный и жесткий. Такое чувство, что мне сейчас влепили пощечину.
- Кто? – не понял я.
- Кира. Ну, или как ты ее назвал Ева, - а вот теперь еще и язвительность. Все-таки он не умеет скрывать эмоции.
- С чего ты взял?
- Ты наблюдал за нами. А сейчас сказал, что не собирался со мной даже знакомиться. Тебя интересовала она, а я просто подвернулся под руку. Просто вещь, которой пользовалась она. Ты как фанатик захотел получить то, что принадлежало объекту желания.
Женька поднялся и сел чуть в стороне от меня, как обычно обхватывая колени руками.
- Жень, не говори ерунду. Я наблюдал за вами без мысли заполучить кого-то из вас к себе в постель. Мне просто нравилось смотреть. Черт! Ты что никогда не смотрел порно? Это тоже самое, только живее, потому что чувства и эмоции настоящие.
Парень молчал и по-прежнему не смотрел на меня. Я встал с кровати и опустился на пол напротив него. Губы сжаты в тонкую линию, глаза отводит, упрямо не желая смотреть на меня. Почему-то мне стало очень больно от того, что он не верит. Я бы даже сказал, обидно. И я решил все рассказать. Все как есть.
- Когда вы поссорились, и она ушла, я всю ночь не спал. Думал, что будет дальше, как будет без нее. Я привык к вам и не хотел верить, что все кончено. Но Ева не возвращалась, а я все равно продолжал наблюдать за тобой и начинал ловить себя на мысли, что любуюсь тобой, хочу прикоснуться. Мне вдруг стало интересно узнать какие у тебя глаза. Я же никогда не видел вас на достаточно близком расстоянии, и возможности рассмотреть не было. Столкнулся я с тобой случайно. Засмотрелся на проходящих девушек и не заметил, что ты вышел из подъезда. Стоял и смотрел на тебя как идиот. Думал ты шарахнешься от меня, как от ненормального, или по роже дашь, но отвести взгляд не мог. Глупо наверное звучит. И выгляжу я, должно быть, ужасно глупо и жалко. Сорокалетний дядька стоит тут перед тобой на коленях и пытается оправдаться. Наверное, противно смотреть.
Ну вот, теперь уже я отвожу взгляд и сижу в стороне, гладя прибежавшего Кекса.
Уходи уже. Надоел этот бессмысленный разговор. Просто уйди и оставь меня. Да, я идиот. Поверил, что что-то у нас может получиться. Дурак.
- Уходи, - сам не узнаю свой голос.
Тишина в ответ. Он так и сидит на кровати. Самому уйти что ли?
Не знаю, сколько мы так просидели в молчании.
Слышу скрип кровати. Женька опускается на пол рядом со мной. Не прикасается. Просто сидит напротив.
- Извини. Я устроил истерику, ни в чем не разобравшись.
Он говорит тихо. Я не смотрю на него, смотрю на млеющего от ласки Кекса. Молчу, задаваясь вопросом, и часто он так ищет повод поругаться?
- Я испугался. Просто решил, что меня лишь использовали. Мне стало больно. Я пытался защититься. Глеб… не прогоняй меня, пожалуйста.
Не двигается. По-прежнему не прикасается. Молчу.
- Ты, правда, хочешь, чтобы я ушел?
Ничего не отвечаю. Я уже сам не знаю, чего хочу. Мне не нравится, что с ним так сложно говорить.
- Хорошо. Прости, что навязался.
Встает. Уходит.
Тихие шаги в коридоре.
Скрежет ключа в замочной скважине.
Дверь закрылась почти бесшумно.
Вот теперь конец. Не тогда, когда от него ушла Ева – сейчас, когда он ушел от меня.
Что я сейчас сделал? Что я сделал своим дурацким молчанием?
Встаю и иду к окну. Он переходит улицу и скрывается за углом дома напротив, своего дома, а я иду и ложусь на смятые им недавно простыни, зарываясь носом в подушку. Здесь все пропиталось его запахом. Зачем я его отпустил? Что теперь будет?

Когда я проснулся, уже стемнело. Мне так захотелось снова провалиться в сон, чтобы не вспоминать сегодняшний день. Радуйся, Рита, я больше не буду дурачиться… с Женькой. Я пойду в клуб искать парней на одну ночь, чтобы тупо потрахаться. Как тебе это? Нравится?
Встаю и иду в ванную. Умываюсь холодной водой. Как же глупо все получилось. Зачем я тогда согласился пойти с ним в бар? Зачем потом поддался желанию обладать им? Зачем? И почему, черт возьми, мне сейчас так херово?
Жил бы спокойно, трахал девок. И не было бы мыслей о мальчишке, который годится мне в сыновья.
Иду на кухню. Достаю из холодильника молоко. Его молоко. Я его вообще не пью. Смотрю в окно, отсчитывая третьи сверху крайние слева окна в доме напротив. Света нет. Спит? Или ушел? А если что-то случилось? От последней мысли аж сердце сжалось. Рука сама потянулась в карман за телефоном. Заученный, но так и не вбитый в список контактов номер. Гудки. Долгие гудки. Не берет трубку. Не слышит или не хочет со мной говорить? Или… Нет! Никаких “или”! Набираю снова. Сбросил вызов. Не хочет говорить. А что я хотел? Сам ведь прогнал его.
Иду в комнату, одеваю первую попавшуюся футболку. Она тоже пахнет им.
В коридор. Обуваюсь. Дверь не заперта. Ключ он, конечно, не взял, когда уходил. Кекс вертится у моих ног. Выхожу, он за мной. Без поводка. А если убежит? Да плевать. Он мне не нужен.
На улице прохладно. Небо затянули тучи.
Подхожу к его подъезду и понимаю, что даже номер квартиры не знаю. Снова пытаюсь дозвониться. Абонент недоступен.
Наверное, около часа сижу на скамейке перед подъездом, курю. Сигареты вскоре закончились, и пустая пачка отправилась в урну. Кекс устроился у меня на ботинке, свернувшись клубком. Ему, наверное, холодно.
Проскакиваю в подъезд лишь еще минут через двадцать, когда выходит какая-то женщина. И что дальше? Где находится его квартира я, конечно, просчитал, пока кормил комаров на улице, но ведь он все равно не откроет.
Минут десять я звонил, но за дверью тишина. Ни звука, кроме раздражающей трели звонка.
Опускаюсь на ступени, облокотившись спиной на перила. Хочу курить.

Вздрагиваю от того, что кто-то прикасается к моему плечу. Открываю глаза. На меня в упор смотрят голубые глаза Женьки. Это был сон? Пожалуйста, скажите, что это мне просто приснилось!
- Что ты здесь делаешь? – хмурясь, спрашивает парень и отходит в сторону.
- Где ты был?
- Дома.
- Почему не открывал?
- А зачем?
Смотрит с вызовом.  Обвиняет. Не хочет меня видеть. Я снова причинил ему боль, только теперь уже не физическую. И это всего лишь за две недели.
- Я не хотел, чтобы ты уходил.
- Но ты сам сказал мне уйти.
- Я дурак.
- Я знаю.
И снова молчание.
Я уже хотел встать и уйти, как за спиной щелкнул дверной замок.
- Зайдешь? Ты у меня еще не был.
Он простил?! Он, правда, меня простил?!
Сижу, смотрю перед собой и не могу поверить в собственное счастье.
Видимо парень истолковал мое молчание по-своему. Я услышал тихий вздох и звук закрывающейся двери.
- Жень.
Звуки стихли. Мне даже показалось, что весь мир замер в ожидании.
- Женька, будь моим Адамом.
С минуту стояла жуткая тишина. Я, наверное, никогда так ничего не боялся, как его ответа сейчас.
Потом была тихая усмешка и приближающиеся шаги.
- По-моему, в нашем случае я – Ева.
Оборачиваюсь и встречаюсь со смеющимся взглядом голубых глаз.
- А ты – Змей-искуситель.

Отредактировано Lilit Griz (2011-07-11 16:43:03)

0

3

очень понравилось!!!
спасибо!!!

0

4

Mari Michelle, еще раз спасибо вам) нам с бетой очень приятно

Отредактировано Lilit Griz (2011-04-25 21:21:07)

0

5

угусь, спасибки)))))

0

6

Оригинально. Фетишизм цветет и сводит людей, хотя мне Женька другим представлялся по записям и наблюдению.

Тема проверена.

0

7

Mystic написал(а):

хотя мне Женька другим представлялся по записям и наблюдению

Ну всем не угодишь - одного героя все видят по разному) да и под свое представление порой сложно подобрать фото

0

8

Чудесный рассказ, а главное самодостаточен. Спасибо

увеличить

0

9

Тархэ
Спасибо) цветочки замечательны)

0

10

Спасибо!Мне очень понравилось.Всё к месту.Без надрыва.но с кучей эмоций-класс.

0

11

starga, рад, что понравилось)

0

12

Тема проверена.

+1

13

Супер, супер, супер!!!!!!!!! Лапушки!!!!!! Но Женька прав, Глеб - извращенец!!!))

0


Вы здесь » Ars longa, vita brevis » Законченные Ориджиналы » “Наблюдатель”, R, слэш, повседневность *